Призрак 'холодной' войны

доцент Академии труда и социальных отношений, заместитель генерального директора Центра региональных и общественных связей 'Лакор-М', кандидат политических наук
14 Август 2008

 

Конфликт между Грузией и Южной Осетией изначально явно выходил за рамки локального. Действия Грузии как наиболее значимого американского сателлита на территории постсоветского пространства, выраженные в склонности к интервенции и развязывании клубка межгосударственных противоречий, и ответные действия Российской Федерации в очередной раз поставили мировое сообщество перед дилеммой соотношения центров силы в рамках структурных трансформаций системы международных отношений.

Как известно, окончание 'холодной' войны и распад СССР, повлекшие за собой разрушение биполярной системы, сформировали условия для конструирования нового мирового порядка. Место в нем России как правопреемницы СССР, в особенности в первой половине 1990-х годов, в эпоху доминирования американоцентристской внешнеполитической доктрины А.Козырева оказалось во многом второстепенным, что было вызвано не только стратегической недальновидностью, но и необходимостью адаптации вновь образованного государства к современным на тот момент условиям. Позднее, вследствие коррекции внешнеполитической стратегии, позиции России в мире стали укрепляться. Апогеем неформального международного признания настоящего российского потенциала условно можно считать неоднозначную реакцию Запада на Мюнхенскую речь В.Путина в феврале 2007 года. В ряде высказываний, прозвучавших в качестве реакции на заявления главы российского государства, присутствовали опасения относительно возможного начала новой 'холодной' войны. По существу же, тогда, полтора года назад Россией была провозглашена идея ее самодостаточности в системе международных отношений. Риторика при этом сопровождалась активными попытками противодействия росту деструктивных процессов на территории постсоветского пространства, проявившихся в серии так называемых 'цветных революций'.

Российское участие в разрешении конфликта между Грузией и Южной Осетией в России и США трактуется с точностью до наоборот. В этом нет ничего удивительного, принимая во внимание спектр противоречий между двумя государствами в отношении мирового порядка. США, видя усиление позиций России, осознают реальную возможность краха придуманной ими же идеалистической модели однополярного мира, которая не может превратиться во что-то более или менее осязаемое, исходя из причины ее несоответствия законам функционирования системы международных отношений, предполагающим наличие конкурентной среды между ведущими акторами.

Грузино-осетинский конфликт уже сейчас стал событием, способствующим генерации новой фазы в истории российско-американских отношений, характеризующейся выбором США между партнерством с Россией или поддержкой Грузии. Судя по последним заявлениям президента США Дж.Буша, американское руководство склоняется ко второму варианту. На сегодняшний день в российско-американских отношениях на фоне последних событий присутствует явное охлаждение. В информационном плане события не без участия руководства Грузии из войны Грузии с Южной Осетией были превращены, практически, в войну с Россией, где роль агрессора была приписана последней, что первоначально и закрепилось в общественном мнении Запада. Такой результат позволяет говорить о факте жесткой информационной войны, нацеленной на ослабление миротворческого имиджа России. Таким образом, проведение аналогии с периодом 'холодной' войны вполне правомерно. Только очевидна смена характера конфронтации в российско-американских отношениях с идеологического на информационный, что свидетельствует о вступлении международного сообщества в новые политические реалии в ходе конструирования жизнеспособной и наиболее оптимальной модели мирового порядка.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум