Кризисные возможности

Депутат Московской Городской Думы
28 Ноябрь 2008

Многие специалисты утверждают, что нынешний кризис будет длиться еще около года, причем первым из него выйдут США, явившиеся отчасти первой жертвой, отчасти и самой первопричиной кризиса. Думать так заставляет многое: доминирующее положение в мире финансовой системы США (валюта, казначейские обязательства, корпоративные ценные бумаги), огромный промышленный потенциал, качественное состояние экономических и правовых отношений внутри страны, внешнеполитический ресурс и военный потенциал (как средство подкрепления дипломатии).

Европа, Россия, Китай и другие участники 'большой двадцатки' сегодня фрондируют и критикуют, но все равно идут в фарватере политики США и демонстрируют весьма невысокий уровень кооперации, когда дело заходит об осложнении отношений с США. Россия в этом плане отличается высокой активностью, что не вполне соответствует ее возможностям, так как, демонстрируя вызовы, она остается крайне уязвимой во время кризиса.

В нашей экономике продолжает действовать опасная группа факторов:

  - высокая зависимость бюджетов всех уровней и внебюджетных корпоративных инвестиций от объемов и эффективности экспорта примерно полутора десятка товаров (нефть, газ, алюминий, лес и пр.), цена на которые формируется за пределами нашей страны почти вне нашего влияния;

- продовольственная и товарная зависимость на потребительском рынке от импорта (мясо, молоко, одежда, обувь, бытовая техника и пр.);

- дефектность и слабость кредитно-финансовой системы, неразвитость различных сегментов фондового рынка, отрыв его от реального сектора;

- низкая производительность труда практически во всех сферах экономики, слабый уровень менеджмента, малая эффективность использования ресурсов (финансовых, материальных, трудовых);

- малая восприимчивость экономики к инновациям, слабый уровень внедрения передовых технологий, отрыв науки от производства.

Большинство этих пороков были свойственны поздней советской системе и достались нам в наследство, наше время добавило к ним свои (банки, кредит, финансы). Главное же экономические преимущество, которое сегодняшняя Россия имеет перед бывшим СССР конца восьмидесятых - это накопленные государственные резервы, с помощью которых мы надеемся пережить кризис и выйти из него обновленными. Ну и, кроме того, нынешнее руководство страны, в отличие от руководства бывшего СССР, демонстрирует высокие управленческие навыки, хорошее знание ситуации и высокую оперативность, что, кончено же, обнадеживает.

С точки зрения некоторой агрессивно по-имперски настроенной части истеблишмента США, Россия последнее время слишком сильно фрондирует, даже 'бунтует' против доминирующей роли 'единственной сверхдержавы', что служит, по их убеждению, 'дурным' примером для остальных стран, особенно для Китая и государств Латинской Америки.

Во времена высоких цен на нефть, высокой инвестиционной привлекательности России, в период роста промышленности, сферы услуг и благосостояния граждан, на фоне высокого уровня консолидации общества и принудительного консенсуса элит, Россия была мало уязвима для США.

Ситуация изменилась в эпоху кризиса и сегодня 'окно возможностей' открывается не только для нашей страны, но и для наших противников.

При этом, очевидно, что в условиях дефектности и отсталости целых комплексов социально-экономических отношений в России (не имеет смысла их даже перечислять в этой короткой статье), серьезным политико-экономическим ресурсом является, пожалуй, только само государство - и как политический аппарат, и как главный организатор ведения общероссийских дел, реализующий потенциал национального ресурса внутри и вне страны.

Государственные резервы России достаточны для того, чтобы перенести кризис лучше большинства стран, сохранив экономический потенциал и социальную стабильность, при условии сегодняшнего спокойного 'международного фона'. Такой 'фон' мы пытаемся создавать в Европе, Азии, Латинской Америке, но при этом несколько 'портим обедню' США. Это не может не вызывать у них ответной реакции, и только 'политический пересменок' и острая фаза кризиса в самих США дают нам временную передышку, которую мы должны использовать для выработки принципов реагирования на возможные вскоре вызовы.

Надо отметить, что наши общие резервы (центробанк, госбюджет, резервный фонд, потенциал рублевой эмиссии, возможности регионов-доноров и госкомпаний), сегодня приближаются к триллиону долларов. Потребности 'антикризисных вливаний' в экономику и социальную сферу на весь период кризиса (до двух лет) едва ли составят более половины от общих резервов, при условии стабильного военно-политического положения России. В этом случае мы сможем использовать некоторую часть резервов и на выходе из кризиса для 'подогрева' экономики и опережающего привлечения стратегических инвестиций и долгосрочных кредитов. Такой сценарий представляется весьма вероятным и желательным. В этом сценарии выигрывает Россия, но при этом, с учетом момента, прямо или косвенно несут репутационные, конкурентные и политические потери США.

Однако, известно, что шахматная партия может закончиться победой, поражением, ничьей, а в некоторых случаях - ударом шахматной доской.

Так, например, при резком обострении внешнеполитической ситуации вокруг России, в случае регионального военного конфликта и политической изоляции нашей страны, в условиях кризиса наши резервы начинают 'таять' с удвоенной скоростью, а мировые финансы не спешат возвращаться. И сценарий развития событий меняется: сворачивается экономика и социальная сфера, пропагандистский удар западных СМИ разогревает социальное недовольство и стимулирует активность оппозиции, В результате Россия дестабилизируется и погружается в пучину кризиса, в то время как другие страны из него выходят. Есть резон таким способом прикончить амбиции, смирить Россию, а всем остальным странам дать предметный урок.

Собственно, в весьма похожую ситуацию попал бывший СССР в Афганистане в 1979 году. Всех экономических, политический, военных возможностей и резервов у СССР и его союзников хватило на целых десять лет, но в 1989 году все равно начался распад советского блока.

В случае похожего осложнения для России в период низшей фазы кризиса наши резервы будут исчерпаны примерно за один год, и из кризиса мы при этом так и не выйдем. Соблазн разыграть карту внешнеполитической дестабилизации России при таких условиях для США весьма велик.

Другое дело, что такой сценарий таит в себе риски и для Европы, и для Ближнего Востока, и для Средней Азии, да и для самих США, что они также не могут не учитывать. Но вот учитывают ли в достаточной мере?

Инструментарий для подобных провокационных и подрывных действий у США сегодня имеется. И это, скорее всего, зависимое от США руководство Грузии и Украины. Провокационное поведение Саакашвили и Ющенко в последнее время дает много оснований для подозрений ('обстрел' кортежа Саакашвили и Качинского, юбилей 'голодомора' на Украине и пр.)

В этих условиях нам совершенно необходимо проводить острожную и взвешенную внешнюю политику, избегая линейных, грубых и примитивных решений, которых от нас собственно и ждут, чтобы возложить на нас вину за возникновение возможного конфликта.

Сегодня у Саакашвили есть якобы легитимные основания требовать ухода наших войск из верхнего Кадори и Гальского района Абхазии. Если в эти районы 'бросить' две-три реорганизованных бригады грузинских войск, то жертвами войны непременно станет мирное этническое грузинское и сванское население. А далее, наш контрудар заставит грузинскую армию отступить, после чего наши войска опять окажутся на территории 'ядра' Грузии, и снова пострадают мирные грузины со всеми политическими дивидендами, пропагандистскими и политическими последствиями.

Однако у такого сценария есть свои недостатки: очевидный факт начала боевых действий грузинской стороной и малый масштаб самой 'войны', хотя возможна и эскалация конфликта до масштаба всего Кавказа.

В этой связи, полагаю, нам сегодня необходимо отработать сугубо оборонительную доктрину на случай нападения Грузии (для Абхазии и Южной Осетии) с тем, чтобы российские, абхазские и осетинские военнослужащие не переходили ни при каких условиях границу Грузии, а разгром грузинских войск велся силами артиллерии и авиации на ближних рубежах, без нанесения массированных ударов за пределами театра военных действий. Для этого, полагаю, в проблемных зонах надо оперативно создать оборонительные рубежи, непроницаемые для армии Грузии. В таком случае, скорее всего, и попыток такого рода провокаций можно будет избежать.

В качестве же асимметричного ответа в этом случае целесообразно кратное наращивание мощности Каспийской флотилии (береговой обороны), что можно сделать за счет уже имеющихся малых судов других флотов России, усиление общего военного присутствия России на Каспии, который является ключом к нефтеносным ресурсам Средней Азии и находится вне основной сферы возможностей флотов стран НАТО. Думаю, что такая перспектива не приемлема для США, и от такой конфронтации они должны уклониться. Дипломатические усилия Казахстана, Азербайджана Турции и Армении в этих условиях также могут быть направлены нам на пользу, так же как работает на нас в данном случае и ситуация вокруг Ирана.

Таким образом, главным алгоритмом нашего поведения в регионе Кавказа должно стать 'соблюдение территориальной целостности' ядра Грузии (без Южной Осетии и Абхазии) и 'нерушимость ее исторических границ', При этом необходимо избегать соблазна военного вторжения в Грузию в ответ на любые провокации, сколь бы шокирующими они ни были.

Гораздо сложнее с Украиной. В этой стране нам нужно вести сегодня очень тонкую политику, не давая повода администрации Ющенко в грубой форме заострить проблему Крыма, и особенно Севастополя. Как бы ни возмущали нас провокации нынешней киевской администрации, мы просто обязаны оказать действенную помощь Украине по преодолению кризиса, но сопровождая каждое такое действие мощным пропагандистским ресурсом.

Наших резервов достаточно для этой, не слишком обременительной для нас помощи, в то время как конфронтация в это время нанесет нашей политике большой ущерб. И уж, тем более, нам никоим образом нельзя даже близко подойти к военному противостоянию, это должно быть абсолютно исключено, какими бы ни были возможные провокации (этот же принцип касается Молдавии и Приднестровья). Наша дипломатия в отношении Украины должна быть креативной, тонкой, дружественной по тону и твердой по существу. Эта страна должна стать абсолютным приоритетом всей нашей внешней политики сегодня, причем наше вмешательство в ее внутренние дела должно быть сведено к минимуму, а наша пропагандистская машина должна быть запущена с большой силой на совсем новом уровне.

И при этом весь доступный нам ресурс Европы мы должны привлекать для того, чтобы Европейское Сообщество позитивно влияло на Грузию и Украину, как сторона, заинтересованная в стабильности на континенте.

Тогда возможным планам 'ястребов' США не суждено будет сбыться, и США будут реализовывать другие, либеральные сценарии в отношении России. В том числе и самый эффективный из них - 'удушения в объятиях' путем реализация в отношении России концепции 'открытого общества'. Иными словами: дать нам все экономические преференции, вскрыть и встроить нашу слабую однобокую экономику в полной мере в мировую экономику, проглотить ее, переварить ее и усвоить под радостные песни о дружбе и любви всех свободных народов, при этом даже любезно и гуманно пожевать кожу и косточки от того, что могло бы нам самим принадлежать.

Собственно говоря, только ограниченность и высокомерие администрации Буша, также любящей простые линейные решения, не дало возможность реализовать такого рода планы в отношении России, истеблишмент которой в девяностые был совершенно к этому готов и даже этого желал.

  Однако реализация такого рода планов может начаться только на стадии экономического подъема в США, таким образом, у нас есть еще года два-три, чтобы осмыслить такого рода реалии, если они возникнут.

Но это еще один аргумент в пользу того, что нам надо выйти из кризиса как можно раньше, с нерастраченными резервами и новыми ростками в экономике, которые уже не смогут быть 'переварены' никем даже при нашей глубокой интеграции в международное сообщество.

Только слабая и отсталая сырьевая экономика должна всерьез опасаться слишком тесной интеграции в 'мировое разделение труда', и поскольку остаточный изоляционизм и протекционизм должен неизбежно уйти в прошлое, нам необходимо сделать все возможно для ускоренной модернизации страны, используя возможности, которые открывает нам кризис, избегая опасных осложнений во внешнем окружении России.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум