Rambler's Top100 Service

Между небом и землей

заместитель директора Дирекции радиовещания ВГТРК
28 Январь 2009

С чем столкнется новый Православный Патриарх?

Сейчас, наверное, самое время. Сейчас, когда я сел писать эту колонку, еще идет голосование по кандидатурам на пост Патриарха Всея Руси (хотя результат предсказать несложно). Уже прошло существенно более 40 дней со смерти Алексия Второго. Самое время осмотреться вокруг и подумать, предоставив делегатам Поместного Собора сделать свой выбор.

Во время похорон Алексия было сказано много добрых слов о нем. И это правильно - не стоит выяснять отношения у гроба - тем более, что Патриарх многих добрых слов заслуживал. Но действительность, между тем, не так безоблачна, как этого хотелось бы - и это такая же правда, как и добрые прощальные слова. К чему пришла РПЦ и что ей предстоит? Попробуем провести всего лишь краткую ревизию.

У РПЦ за последнее время были безусловные "прорывы". Во-первых, это, конечно, слияние Зарубежной и Русской православных церквей. В данном случае даже не так важно, кто более сделал для этого объединения - собственно РПЦ или исполнительная власть России. Главное, что это случилось. Во-вторых, извините за пример, даже сами похороны Патриарха показали, что авторитет РПЦ в России в целом вырос. РПЦ стала серьезной политической силой. Впрочем, последний факт не только говорит об успехах, но и накладывает существенные обязанности - о чем ниже. И все-таки "отдельные недостатки" серьезно портят картину.

На сегодня РПЦ является едва ли не самым крупным владельцем недвижимости в России, и процесс реституции церковной собственности продолжается. Принято считать, что это большой плюс. Позволю себе высказать мнение, что ответ не так однозначен. Увы - успех РПЦ на рынке недвижимости несколько несоразмерен ее успехам на рынке ловцов душ (прошу простить за такую формулировку). Более того - изъятие этой собственности сопровождалось и сопровождается неоднократными скандальными безобразиями, вроде атак на исторические музеи и реставрационные мастерские. Причем на звучащую в свой адрес критику РПЦ никак реагировать не желает.

Вообще, коммерциализация деятельности РПЦ неоднократно становилась предметом внимания журналистских расследований - и не потому лишь, что рогатый искушает моих коллег. Автору этих строк довелось несколько лет назад попасть в служебные помещения цоколя Храма Христа Спасителя - и автор был весьма поражен бессчетному количеству табличек, обозначавших офисы ФОНДОВ, Фондов и фондиков, а также разных прочих полукоммерческих или вовсе коммерческих предприятий (см. также публикации 90-х гг. о "водочных" и "табачных" скандалах, связанных с РПЦ). Складывается впечатление, что для существенного числа деятелей РПЦ коммерческая деятельность начала подменять непосредственные "служебные обязанности".

С другой стороны, попытки монополизировать свое положение в светском государстве Россия в последнее время тоже выглядели вполне неуклюже. Истории и попытками ввести обязательное изучение в школах основ православной культуры и другие причудливые инициативы - пусть и затеянные из лучших побуждений - наводили на мысль, что церковь как минимум не противостоит смешиванию понятий "вера" и "мракобесие". Неприятие "диомидовцев" как будто говорит об обратном - и слава Богу! Однако, не стоит забывать, что противостояние с мятежным иерархом было не только богословской беседой, но и вопросом выживания (не физического, конечно) элиты РПЦ, так как Диомид полумерами ограничиваться был не намерен - такие люди идут к власти до последнего.

Из всего вышесказанного формируется главный вопрос для нового главы РПЦ: "Стала ли РПЦ духовным стержнем существенной части нации или остается нужной, но общественно малозначимой структурой?". Если мы вспомним 90-е года, то легко обнаружим, что попытки покойного Алексия всерьез вмешаться в большую политику в качестве миротворца (см. август1991-го, сентябрь-октябрь 1993-го г.г.) были настолько же благородными, насколько и неуспешными. Сейчас, когда российское общество стоит перед необходимостью подтянуть пояса и совместно выбираться из осколков (упаси Боже, монолита) кризиса, это качество - умение консолидировать общество - для РПЦ становится одним из определяющих.

Второй вопрос, который встанет перед будущим Владыкой - уровень экуменических отношений. Вопрос этот связан с предыдущим и имеет схожий подтекст: "Цементировать общество или разделять его по религиозному признаку?". Взаимоотношения Православной церкви с другими конфессиями в России - вопрос на ближайшее время не просто принципиальный, но имеющий прямое отношение к целостности Государства Российского.

Наконец, третий вопрос - открытость РПЦ. Речь, конечно, не идет о превращении Церкви в Клуб любителей православной старины. Все серьезнее. Но сейчас, в период переломный, структуры РПЦ не обойдутся без опоры на достаточно широкие круги мирян или герметизируются и отстанут от времени - насколько уместно это определение для религиозной организации. Но чтобы опереться на этих людей, их надо по-настоящему уважать.

Много говорят об излишне плотной аффилированности верхушки РПЦ с российской светской властью. Между тем, это как раз не представляется существенной проблемой - дело предстоит делать, в общем-то, одно: помогать обществу, утешать и объединять его. А еще - направлять. У нового Патриарха будет не слишком много времени, чтобы ответить на все эти вызовы.

Источник: Liberty.ru

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!