Rambler's Top100 Service

Карс, не договор

Преподаватель кафедры Экономической теории Ереванского Государственного Университета
2 октября 2009

Психологические и правовые аспекты армяно-турецких протоколов

 

Начинает спадать шелуха с проекта армяно-турецких протоколов об установлении дипломатических отношений. Становится ясно, что в них нет честно и открыто выраженного созидательного устремления армянской государственности. Там только слегка завуалированные уступки со стороны Армении, касающиеся гарантирования нынешних границ Турции и отведения от турок обвинений в резне армян, посредством 'диалога в исторической плоскости'.

В отсутствие цельного политического видения перспектив независимой Армении, приёмы, измышляемые с целью убедить её граждан смириться и ратифицировать эти протоколы, сводятся к попытке расщепить их восприятие, посредством разведения сознания и эмоций. Они либо бьют на мнимую сознательность, в плане принятия 'неизбежности' капитулянтского 'примирения' с Турцией. Либо распаляют предательские эмоции.

С одной стороны, армянам внушают, что 'армяно-турецкого примирения' требуют, если можно так выразиться, высшие интересы выученной национальной беспомощности. Коими обязан проникнуться каждый серьёзно мыслящий армянин. Делается это всякими способами, приурочивая что попадётся под руку. Например:

- как орудие устрашения приводятся поимённо называемые мировые державы, которые, дескать, уже решили вопрос промеж собой, - а против их договорённостей Армения как может позволить себе идти;

- пытаются воздействовать примитивной и не имеющей никакого соприкосновения с действительностью агитационной трескотнёй о надлежащести 'интеграции в международное право', в Евросоюз, вообще в современный мир, не терпящий закрытых границ, и т.п. В таком плане, один из представителей Республиканской партии Армении фразеологизировал о том, что 'существуют международные договоры, и Армения не может оставаться вне них'. Как если бы где-то в мировом пространстве парили какие-то договоры, пред которыми правительство Армении якобы должно пасть ниц;

- кликушествуют о безвыходном положении Армении и 'слабости армянской экономики', якобы неодолимой, если турки не соизволят открыть границу.

Это приправляется уже набившими оскомину заклинаниями о том, будто Турция 'изменилась'. Фиктивная безвыходность выливается в суррогатное якшание c якобы переменившейся Турцией. В чём перемена, остаётся загадкой. Так, по сообщению Радио 'Свобода', спикер турецкого парламента Омар Изги в Баку 09.02.2002 заявил: 'До того, как думать об установлении отношений с Турцией, армяне пусть станут людьми'. Свидетельствует ли это о том, что в 1915 турки относились к армянам хуже? Или что за прошедшие со дня этого приснопамятного выступления 7 лет они начали относиться к армянам лучше?

С другой стороны, - на эмоциональном уровне - прокламируется, что тем самым совершается 'смелый шаг', даже подлинный политический прорыв. Препустость протоколов, аннигилирующих политические притязания Армении, приводит к кавитационному взрыву, выворачивающему наизнанку все понятия. Капитуляция при этом выдаётся за смелость. Трусости отныне не существует. Ей на смену поспешает отважная сдача в плен.

Пропоненты таких 'смелых решений' неизбежно выпадают из международно-правовой действительности в непролазность собственных иллюзий, густо замешанных на раздрае несамостоятельности. То они обозначают в протоколах пункты, которыми государственность Армении ставится в фатальную зависимость от турецкой границы. Что должно быть исключено в принципе. И всего пару лет назад отвергалось президентом Армении Р.Кочаряном, указывавшим, что армянская экономика продемонстрировала способность успешно развиваться в блокадных условиях. А то вдруг вспоминают исторические требования и заверяют, что никакие подписанные бумажки, филькины грамоты, их не будут связывать, когда Армения станет столь сильна, что сможет вернуть себе западную часть Родины военным путём. Как будто Турция наивна и не сделает всё, чтобы, - воспользовавшись открытием границы на кабальных условиях, и при всех возможностях шантажировать этим, вкупе с наплывом своих капиталов через границу и демпинговой политикой, - не допустить усиления Армении.  

Эта правовая чехарда представлений, в сочетании со спорадической неуместной задиристостью, грозят катастрофическим подрывом международных позиций Армении.

Рассмотрим в этой связи более предметно международно-правовые предпосылки предлагаемого Армении 'взаимного признания существующей между двумя странами общей границы, определенной соответствующими договорами Международного права'. Единственный договор, под которым стоит подпись Армении - Карсский, заключённый 13.10.1921. Впрочем, об этом можно говорить лишь номинально, так как Третья республика не заявляла о своём правопреемстве Второй.

Согласно ст.5 этого договора, 'Турецкое Правительство и Советские Правительства Азербайджана и Армении соглашаются, что Нахичеванская область : образует автономную территорию под покровительством Азербайджана'. В Московском договоре, заключённом между Россией и Турцией 16.03.1921 и, согласно ст.1 Карсского договора, имеющем силу для Закавказских Республик, указано, что сие может быть совершенно лишь 'при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему государству'.

Сегодня, пожалуй, несколько стёрлись из памяти поколений международно-правовые категории той эпохи. Для чёткого понимания смысла этой статьи не мешает их освежить. Протекторат - это форма влияния на какой-то территории, а не присвоение её. Он может быть учреждён в одностороннем порядке, или по взаимному согласию покровительствуемого правителя или народа и покровительствующего государства, или по международно-политическому решению. В этом последнем случае протекторат может быть дан, - а значит, может быть и отобран, при несоблюдении заранее сформулированных условий его осуществления. И, главное, протекторат должен оставаться протекторатом, а не становиться объектом аннексии.

Великобритания получила после Первой мировой войны протекторат над Палестиной. Но все причастные к этому державы были бы крайне изумлены и, наверняка, посыпались бы бурные протесты, включи она Палестину в свой состав. Это было бы явным нарушением договорённости. Московский и Карский договор устанавливают именно такой порядок предоставления Азербайджану протектората над Нахичеваном.

Азербайджан нарушил этот пункт договора. В его конституции 1995 содержатся следующие положения.

'Статья 7. I. Азербайджанское государство - : унитарная республика.

Статья 11. I. Территория Азербайджанской Республики едина, неприкосновенна и неделима. III. Территория Азербайджанской Республики неотчуждаема.  

Статья 134. I. Нахичеванская Автономная Республика является автономным государством в составе Азербайджанской Республики. (:) III. Нахичеванская Автономная Республика является неотъемлемой составной частью Азербайджанской Республики. 

Статья 141. В Нахичеванской Автономной Республике главы местной исполнительной власти назначаются Президентом Азербайджанской Республики по представлению Председателя Али Меджлиса Нахичеванской Автономной Республики.'

Тем самым, Азербайджан противоправно узурпировал Нахичеван. Унитарность азербайджанского государства, объявление Нахичевана его неотъемлемой составной частью, вкупе с декларацией единства и неделимости территории Азербайджана, означают именно это. Политическая претензия подкрепляется административной процедурой, устанавливающей прямое назначение даже глав местной исполнительной власти президентом Азербайджана. Что снимает какие-либо намёки на обязательства Армении по Карсскому договору. И это притом, что нет никаких причин считать, будто такие обязательства для Третьей республики вообще возникали.  

Данное обстоятельство следует взять на заметку перестраховщикам, пугающих граждан Армении тем, что отказ от Карсского договора приведёт к автоматическому возобновлению Александропольскому договору, где территория Армении сведена к 10 тысячам квадратных километров. Нет оснований для этих опасений. Карсский договор давно юридически дезавуирован не Арменией, а Азербайджаном.

Однако правовая неразбериха и закладываемые тем самым мины под международное положение Армении этим не ограничиваются. Противоречащее международной практике установления дипломатических отношений намерение ратификации протоколов лишь камуфлирует признание армяно-турецкой границы по нарушенному, а следовательно, недействительному, как показано выше, Карсскому договору. Но и такая ратификация является фикцией воспалённого капитулянтского воображения. Ибо Национальное Собрание Армении попросту не имеет прерогатив ратифицировать документы в статусе протоколов или соглашений. Ратифицировать можно только международные договоры. И то не все, а только те, которые удовлетворяют конкретным критериям. Вот выдержка из Конституции Армении:

'Статья 81. Национальное Собрание по предложению Президента Республики:

: 2) ратифицирует, приостанавливает или денонсирует международные договоры

Республики Армения.

Ратификации Национальным Собранием подлежат международные договоры:

а) которые носят политический или военный характер либо предусматривают изменения государственной границы,

б) которые касаются прав, свобод и обязанностей человека,

в) которые предусматривают для Республики Армения финансовые обязательства,

г) применение которых предусматривает внесение изменений в законы или принятие нового закона либо устанавливает нормы, противоречащие законам,

д) которые предусматривают ратификацию,

е) в иных предусмотренных законом случаях...'.

Высказанное правоведом Грайром Товмасяном в газете 'Голос Армении' возражение о том, будто, в соответствии с законом РА 'О международных договорах' от 22.02.2007,   ратифицируются те договоры, текст которых предусматривает ратификацию, купируется ст.1 этого закона. Где международный договор понимается как 'письменное соглашение, определяющее для сторон договора права и обязанности применительно предмета регулирования, определённое данным международным договором'. Помимо того, что договор как минимум должен именоваться договором, ничего подобного протоколы не содержат. Хоть 10 раз ратифицируй парламент армяно-турецкие протоколы, никаких правовых последствий это не влечёт. Этот момент заметил и эксперт по международному праву, дипломат Ара Папян.  

Карсский договор мёртв, а ссылающиеся на него протоколы - мертворождены. Чтобы продолжить движение вперёд, следует вернуться от этого договора в Карс. И Нахичеван.  

Загружается, подождите...
0