Rambler's Top100 Service

Обратная селекция

Президент автономной некоммерческой организации 'НИИ Социологии'
13 октября 2009

Антимонопольной политике Российской Федерации посвящается...

 

Сейчас, в эпоху мирового финансового кризиса, который потряс российскую экономику, включая её незыблемые столпы, такие как социальная ориентированность, руководители государства по всей властной вертикали заговорили о необходимости развития малого бизнеса. Это должно помочь обеспечить занятость населения, а, следовательно, позволит сделать так, что у этого населения появятся кое-какие деньги, и покупательная способность возрастет: В общем, логика мысли ясна.

Цель Правительства - благая и конструктивная. А цель данной статьи - не издать очередной стон о нелегкой судьбе российского бизнеса, а объяснить на конкретных примерах, что достижению целей руководства страны, а значит - скорейшему выходу из кризиса, категорически мешает.

Ситуации, описанные ниже, это, по сути дела, кейс-стади (метод, который активно используется в зарубежной, а теперь и в нашей, образовательной практике). Я не имею ничего против, если описанные мною примеры будут использованы в образовательном процессе.

Не желая 'пострадать за правду', я не буду публиковать названия конкретных организаций, которые были основными фигурантами описанных ситуаций. При этом отмечу, что описанные случаи не являются уникальными, скорее, это типовые технологии, которые делают понятие 'конкуренция' в российских условиях объектом исключительно теоретического анализа.

По идее, малый, средний и крупный бизнес живут на разных этажах экономики. У них преимущественно разный состав клиентов, и даже если они обслуживают интересы одних и тех же субъектов, эти интересы разнятся по своему уровню. Столкновения между уровнями бизнеса начинаются только, когда малый бизнес перерастает в средний, а средний в крупный, то есть, когда у них появляется общая 'пищевая база'. В российской же действительности все наоборот: те субъекты предпринимательства, которые условно можно назвать крупными, стремятся активно играть на участках малых и средних, стараясь выбить у них почву из-под ног. По крайней мере, такая ситуация характерна для сферы информационно-аналитических услуг, с которой я знакома на практике.

Не так давно Президент России Д.А. Медведев сказал примерно следующее: современный российский малый предприниматель мыслит в парадигме 'купи-продай', и вопросы инноваций ему не интересны. В этих словах велика доля истины. Но давайте зададимся вопросом: 'Почему так происходит?'. В частности, потому что активно ведется обратная селекция предпринимательского сообщества, то есть выбраковка лучших. Например, субъект малого бизнеса, занимающийся тем, что оптом закупает дешевый ширпотреб в одном регионе, а потом подороже продает его в другом, фактически являющийся спекулянтом (!), имеет реальный шанс выжить и обогатиться в современных условиях. Зато его коллега, который участвует в тендере на реализацию научных исследований, не заработает ни рубля и вскоре уйдет с рынка. Вот откуда низкий интерес малого бизнеса к инновациям!

Итак, перейдем к конкретике.

Случай ? 1. Открытый конкурс на заключение государственного контракта: как убирают нежелательных претендентов на победу?

Говорят, что подобных технологий много, но мне довелось на практике познакомиться только с одной.

Оценка заявок участников открытого конкурса носит комплексный характер. Например, набор критериев может быть таким:

1)                  Цена - 0,45

2)                  Качество предоставляемых услуг - 0,35

3)                  Гарантии качества - 0,2

Сумма всех критериев равна единице, а побеждает участник, получивший наиболее высокий рейтинг по двум любым критериям.

По своей сути самым ясным и четким, на первый взгляд, является первый критерий - цена контракта. Но эта ясность обманчива, как станет видно из описания второго случая.

С критерием 'Качество предоставляемых услуг' уже сложнее. По идее, он подразумевает под собой наличие концепции проведения работы, копий дипломов, свидетельствующих о квалификации сотрудников участника и иных лиц, аффилированных при нем с помощью договоров о сотрудничестве, а также другую информацию, способную уверить заказчика в том, что услуги будут оказаны на высоком качественном уровне.

Однако, в отличие от критерия 'Цена', результаты сравнения заявок по которому публикуются в сети Интернет на специализированном сайте, заключение конкурсной комиссии по критерию 'Качество:' является 'закрытым' (то есть основания принятия того или иного решения не ясны). Например, допустим, что автор одной из заявок готов за меньшие деньги оказать гораздо больший объем услуг, чем указано в конкурсной документации. Однако это не является конкурентным преимуществом (!). Комиссия может проигнорировать этот факт, ссылаясь на то, что данное превышение является излишним, чтобы привести к победе 'нужного' конкурсанта.

На мой взгляд, единственно возможный шаг в борьбе со злоупотреблениями в этой сфере это - сделать так, чтобы результаты сравнения заявок по критерию 'Качество предоставляемых услуг' публиковались в полном объеме. Тогда всем желающим будет легко узнать, кто и что предложил.

Третий критерий 'Гарантии качества' - тоже 'закрытый', то есть полные данные сравнения заявок по нему не публикуются. Ситуацию усугубляет то обстоятельство, что при проведении ряда конкурсов отсутствует возможность получения подробных и квалифицированных разъяснений того, что должно содержаться в предложении по данному критерию: например, гарантии на итоговые результаты работ или на каждый этап их проведения.

Что мы имеем в 'сухом остатке'?

Наличие двух 'закрытых' критериев позволяет занизить результаты любого 'нежелательного' участника, которым, как правило, оказывается представитель малого бизнеса, не имеющий связей, необходимых для победы. Таким образом, процедура открытого конкурса на заключение государственных контрактов становится совершенно бесполезным инструментом для развития малого предпринимательства, представители которого настроены предлагать услуги значительно дешевле, чем старые и крупные участники рынка, но, в то же время, отнюдь не менее качественные, так как малому бизнесу под силу интегрировать ресурсы той части экспертного (и, в первую очередь, научного) сообщества, которая по разным причинам, в том числе и морального характера, не участвует в работе крупных бизнес-структур.

Случай ? 2. Запрос котировочных заявок на заключение государственного контракта

Эта процедура отличается от открытого конкурса тем, что здесь имеет значение только и исключительно фактор цены (то есть, по идее, тот, кто подал предложение дешевле, тот и выиграл). Котировочные заявки используются для заключения госконтрактов на сумму до 500 000 рублей. Вот здесь бы и проявить себя малому бизнесу! Но:

В данной области действия лиц, заинтересованных в достижении 'нужного' результата, просты до примитивности и выражаются в прямом нарушении закона, который для них не писан. Правда, доказать факт преступления с помощью следственных процедур будет крайне сложно из-за того, что сбор, хранение и рассмотрение заявок, а, следовательно, и контроль за соблюдением закона в этом процессе, осуществляется представителями самого государственного заказчика.

Здесь, как и в предыдущем случае, основная тонкость заключается в характере публичного представления результатов рассмотрения заявок участников.

В итоговом протоколе фигурируют номера заявок и наименования участников, без сумм, которые были ими предложены. Публикуется только сумма заявки победителя и следующего за ним участника, занявшего второе место. Вот тут-то и 'зарыта собака', точнее, кошелек с деньгами.

Представьте себе, что суммы всех участников, подавших заявки, были бы 'открытыми', и Вы бы увидели следующий список:

? 1 Организация А 84150 руб.

? 2 Организация Б 150 000 руб.

? 3 Организация В 340 000 руб.

? 4 Организация Г 220 000 руб.

? 5 Организация Д 84 000 руб.

Конечно, победителем признана Организация Д. Но посмотрите на эти цифры внимательно! Ничто не настораживает? Например, подозрительная схожесть строчек ? 1 и ? 5. Правильно! Тот, кто составлял заявку ? 5, знал содержание заявки ? 1. Следовательно, был нарушен один из основных принципов проведения государственных торгов ( Федеральный закон от 21 июля 2005 года ? 94-ФЗ 'О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд' ), который заключается в том, что содержание поданных заявок не должно быть известно другим участникам конкурса. Конечно, могут быть приведены аргументы типа 'наличие среднерыночного уровня цен', однако применительно к рынку интеллектуальных услуг (консалтинг, исследования и т.д.), а сейчас мы говорим именно о нем, они не состоятельны, так как разброс цен в данной сфере слишком высок и субъективен. В общем, судите сами.

* * *

Описанные выше примеры вызывают у меня ассоциацию с сюжетом, известным каждому из нас из кино и литературы, а именно с классической парой гладиаторов - мармиллон и ретиарий. Последний практически раздет и вооружен только сетью и трезубцем, он может рассчитывать только на собственную ловкость. Тогда как первый - воин, с ног до головы защищенный доспехами, с коротким обоюдоострым мечом.

Ретиарий ассоциируется у меня с современным российским малым предпринимателем, пытающимся сражаться с монополистами за долю рынка, а мармиллон - с этими самыми монополистами, которые выходят с ним на 'равный бой', порой даже не стараясь скрыть свое лицо за масками 'подставных' фирм.

Логика этой борьбы: сила против ловкости. Но в нашем обществе на 100% побеждает сила. А такого расклада не было даже в статистике древних гладиаторских сражений.

 

P . S . Из данной статьи ни в коем случае не следует, что все 'маленькие' бизнесмены хорошие, а все 'большие' - плохие. Наша цель - указать на реально существующие 'перекосы' в реализации задач, поставленных на государственном уровне. Причем, и это самое главное, для корректировки сложившейся ситуации необходимо не только повышение прозрачности конкурсных процедур, которые играют роль частного примера, но и перестановка акцентов с недоработок законодательства, с которыми обычно связывают все злоключения малого бизнеса, на пороки сложившейся социально-экономической практики.

Загружается, подождите...
0