Rambler's Top100 Service

Фальсификация истории и социальная память

Кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории МГГУ им. М.А.Шолохова
27 Ноябрь 2009

Кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории МГГУ им. М.А.Шолохова Юрий Никифоров дал интервью порталу Kreml . org по вопросу противодействия фальсификации истории.  

Юрий Александрович, с чем надо бороться в разрезе искажения истории и зачем это делать?

Для ответа на этот вопрос необходимо четко представлять, каково место национальной истории в жизни любого народа и государства. Речь идет не о построениях ученых, скрупулезно выверяющих пределы допустимого в своих утверждениях о прошлом и все время рефлексирующих по поводу степени их обоснованности. А о той мифологизированной версии национальной истории, которая прочно вошла в общественное сознание. Очевидно, что память того или иного народа о своем происхождении и прошлом является важнейшим видом социальной памяти. Память о своем прошлом помогает людям лучше и глубже понять настоящее, осознать свои взаимоотношения с другими народами, яснее представить себе возможное будущее. В трудные периоды социальная память оказывается источником духовной силы и патриотического воодушевления.

Особенностью этой памяти является то, что она придает событиям и людям символическое значение, усматривая в каком-то отдельном событии или человеке воплощение духа и чаяний целой эпохи, наделяя их чертами, в той или иной степени присущими событиям и людям того времени. Именно эти события и люди-символы служат опорами национального самосознания.

До недавнего времени в нашей стране историки и популяризаторы не покушались на символы социальной памяти, ибо обычно в событии-символе сохраняется воспоминание о реально важном эпизоде истории народа.

Историки стремились лишь обогатить, дополнить социальную память, сделать ее точнее и полнокровнее. Социальная память народа опиралась на труды Карамзина и Соловьева, Ключевского и Платонова, Забелина и Устрялова, работы выдающихся советских историков. Художественная и популярная литература черпала свой материал из работ этих профессиональных ученых.

К сожалению, во второй половине ХХ века как история, так и популярная историческая литература стали испытывать сильнейшее влияние идеологии и политики. В атмосфере ' холодной войны' задача просвещения постепенно уступила место целям пропаганды.

То есть, по сути это история 'из пробирки'?

Совершенно верно!   В последние двадцать лет было издано огромное количество популярной исторической литературы, которая направлена не на укрепление социальной памяти, не на ее обогащение, дополнение, уточнение, а, напротив, на ее разрушение.

Это уже второе покушение на социальную память в истории нашей страны. Первая попытка была предпринята после Октябрьской революции, когда публицисты и писатели рисовали историю России почти сплошь черной краской, стремясь создать у широких слоев населения впечатление, что на протяжении всей своей истории русский народ страдал под гнетом самодержавия, что царизм постоянно терпел поражения во всех внешних войнах и что единственными светлыми пятнами в многовековой истории России были лишь крестьянские восстания да революционное движение. Однако эта попытка была сравнительно недолгой, постепенно сошла на нет, и история России в трудах советских историков в значительной мере была ' реабилитирована'. Широкое наступление на социальную память, начавшееся в середине 80-х годов, носит гораздо более радикальный характер. Причем наступление ведется, как и прежде, не с научных, а с идеологических позиций.

Расскажите, пожалуйста, о примерах подобной фальсификации

Великая Отечественная война, безусловно, является одной из опор коллективной памяти российского народа. Образ войны и Победы является символом могущества нашего Отечества, единения людей разных национальностей, социальных и возрастных групп, служит напоминанием об огромном духовном потенциале, которым обладает Россия и ее народ. Осознание этого обстоятельства заставляет с особой ответственностью относиться к повторяющимся время от времени попыткам предложить обществу ' новое прочтение', пересмотр устоявшихся представлений относительно происхождения Второй мировой войны, обстоятельств ее развязывания, роли и места Великой Отечественной войны ( 'восточного фронта'), хода и итогов.

Специалисты в области военной истории давно бьют тревогу в связи с тем, что освещение событий 1941-1945 гг. во многих средствах массовой информации ведется предвзято, крайне идеологизированно, с нарочитым пренебрежением к фактам и документам.

На деле же, однако, никаких ' версий' относительно этих событий в историографии нет и быть не может: дискуссии среди специалистов по предвоенному периоду, в том числе о причинах неудачного для Красной армии начала войны, ведутся в рамках достаточно жесткой системы координат, заданной имеющимися в распоряжении исследователей источниками.

Еще одна тенденция связана с негативистским отношением к трудам предшественников. Подчеркивается, что ' официальная историография' ни в коей мере не смогла дать адекватного описания событий кануна Великой Отечественной войны и объяснения причин поражений Красной армии.

А как определить что есть исторический факт, а что 'непредсказуемое прошлое'?

Если история - лишь субъективная интерпретация, чья-то 'версия', 'мнение' или 'миф' - что мешает любому энтузиасту заняться конструированием и тиражированием собственного мифа? Если прошлое 'непредсказуемо', достоверно установленных фактов попросту нет, то обессмысливается преподавание истории как учебной дисциплины в школах и вузах.

От утверждения о непредсказуемости российского прошлого один шаг до признания того, что у России прошлого вообще нет. Результат - общество постепенно лишается исторической памяти.

И происходит это не потому, что некие ' доброжелатели' за границей занимаются ' умалением роли России. Главная проблема внутри самой страны, где созданы условия и поощряется распространение самых диких версий национальной истории, в том числе дискредитирующих ее главнейших деятелей и важнейшие символические события. Именно об этом нужен честный разговор, именно это должно вызывать тревогу и обеспокоенность любого государственного деятеля, озабоченного тем, чтобы корабль российского государства не потерпел крушение на рифах какой-нибудь очередной революции. 

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!