Rambler's Top100 Service

Пирожники с плакатами

вице-президент общероссийской общественной организации работников СМИ "Медиасоюз", член Общественной палаты РФ
10 Март 2010

'Я в полном отчаянии,-

  крикнул Филипп Филиппович,-

что же теперь будет с паровым отоплением?'

 

М.Булгаков 'Собачье сердце'

 

Мэрия намеревается размещать на улицах Москвы портреты генералиссимуса к 65-летию Победы, а также и к другим датам, - это не слухи, направленные на дискредитацию действующего мэра столицы, а его официальное заявление.

Обсуждать моральный аспект этого решения не имеет смысла. Людям, которые честно принимают зло за добро, невозможно ничего доказать, ни с фактами в руках, ни с Библией. Граждане, которые знают и понимают дьявольский масштаб ущерба, нанесенного стране этой бандой, не нуждаются в разъяснениях. Народ пытливый, но малообразованный, искренне не знакомый с фактами истории, располагает огромными возможностями узнать о них в более солидных источниках, чем журнальная статья.

Обращаемся к циникам, то есть, к основному населению нашей страны - обсудим практические аспекты упомянутого решения.

Мало кто из нас будет всерьез обсуждать интенцию Лужкова как проявление заботы о ветеранах. Самым заботливым, видимо, станет тот губернатор, который на столетие Победы вручит ключи от квартиры единственному оставшемуся в живых ветерану.

Праздник Победы и его историческая оценка исключительно важны для нашего развития, самопознания и дальнейшего становления. Почему градоначальник, в чьи функции входит хозяйственная деятельность, берет на себя право диктовать свои взгляды на сложнейшую историческую коллизию всей стране? Других забот нет?

Равно как и у его бойкого подчиненного, префекта Олега Митволя, который со страстью Робин Гуда обличает буржуинов из 'Речника', окопавшихся вовсе даже не на территории его округа, борется за нравственность слепых геев и идеологическую выдержанность вывесок? Чистота улиц и борьба с сосульками - вот предмет попечений префекта, а вовсе не чистота нравов.

Образ неутомимого Швондера возникает в памяти, когда наблюдаешь кипучую деятельность господина Митволя, возомнившего себя главным морализатором столицы.

Представьте себе, что вы пригласили водопроводчика, а он, придя по вашему вызову, вместо того, чтобы менять трубы, читает вам лекцию о международном положении, интересуется моральным обликом ваших гостей, спрашивает свидетельство о браке и, наконец, приглашает вас в контору петь хором. Очень напоминает советские времена, когда каждый домуправ был в первую очередь блюстителем нравов и идеологического совершенства.

Уважаемый Юрий Михайлович заявил, что он вовсе не является поклонником Сталина - он поклонник объективности истории. Чистота улиц, повторяем, работа троллейбусов, ремонт подъездов:, а свои идеологические предпочтения - только в кругу семьи. Поклонниками той или иной идеологической теории градоначальник может быть в свободное от работы время - вышивать крестиком, разводить пчел и развешивать портреты любого, кого считает нужным: от Мерилин Монро до Саморы Машалы. Слава Богу, у нас политика кончается на пороге дома. А на работе, - сказал мудрый баснописец о таких, как наши герои, 'суди не выше сапога'. Беда, когда сапоги чинит пирожник, а руководители города вместо уборки снега занимаются политикой. Кончится это плохо. Для нас, в первую очередь. Ни порядка на улицах не будет, ни порядка в головах.

Размах деятельности, превышающий не только масштабы личности вышеупомянутых граждан, но и их должностные инструкции, начинает поражать воображение.

Но о главном.

Любой, даже малонаблюдательный гражданин нашей страны, мог бы заметить, что в обществе существует более, чем одна точка зрения на роль товарища Сталина в наших великих победах.

Любой, даже малопредусмотрительный гражданин, может предположить с уверенностью, что появление на улицах подобных плакатов вызовет не только дискуссию в СМИ, оживленную до полного неприятия такого решения, но и массу конкретных и радикальных действий.

Не надо обладать богатым воображением, чтобы представить себе: пикеты правых либералов, митинги левых, живая цепочка вокруг плакатов с целью защитить левых от правых, правых от левых - да что там левые, люди значительно более умеренные, пожалуй, будут склонны к резким поступкам, увидев на улицах родного города прямую пропаганду насилия.

Мэр города своим решением прямо провоцирует беспорядки во время праздничных мероприятий.

Понятно, что товарищ Долгих, окрыленный успехом переписки с Подрабинеком, внося подобную инициативу, не обязан был, в силу своего служебного положения, беспокоиться о порядке на улицах. Это как раз входит в обязанности градоначальника - гаранта покоя граждан.

По мнению вдохновителей 'праздничных плакатов' ветераны обидятся, если не увидят знакомый портрет. Но кроме тех людей, от имени которых говорит господин Долгих, немолодых и заслуженных, чьи взгляды на миропорядок сложись давно, есть еще граждане, чьи мнения и оценки выразили, например, Солженицын и Астафьев. Как с их чувствами, как с их обидами и переживаниями? И почему градоначальник выбирает, с чьими чувствами нужно считаться, а чьими можно и пренебречь, как пренебрегали 80 лет? Почему Лужков и Митволь, взявшись за руки, встали перед нами в роли морального судьи?

Понимаю, когда чья-то роль в истории становится предметом дискуссии партий, научных исследователей, авторов учебников, политологов, но не понимаю, почему за это берется труженик метлы и снегоочистителя.

Неугомонный характер, личная преданность генералиссимусу, застилающая здравый смысл? Или Зюганова подсиживает? Выпал из поля зрения прессы и захотел внимания? Доренко забыл? У меня нет объяснений.

Для меня вообще загадка, как совмещаются в одной голове тоска и ностальгия по советскому режиму в его худших проявлениях и жизнь по абсолютно капиталистическим нормам в их худших проявлениях.

Даже страшно думать, где бы оказался господин Лужков с его ульями, чадами и домочадцами при Сталине:

Впрочем, напрасно я переживаю. Как раз люди такого типа устраиваются при любом режиме. Ну, например, руководил бы сетью закрытых распределителей...

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!