Rambler's Top100 Service

Консенсус ищет столицу

Президент Фонда эффективной политики, член Общественной палаты РФ
26 марта 2010
ашингтонский консенсус' сложился вокруг методов обращения с другими странами. Согласие не о том, что хорошо для Америки, а о том, что хорошо для всех остальных. Поэтому вопрос о новом глобальном консенсусе - это вопрос о полигоне для его испытания. Ему нужны новые поля для своего подтверждения.

Двадцать лет тому советская катастрофа создала такое новое поле. В Евразии возникла территория идеологической неопределенности. Никто не понимал, какая политика тут нужна, и вашингтонский консенсус оказался кстати. Зачем искать новую политику, когда уже есть консенсус относительно той, что приносит успех. Что такое консенсус в политике? Это успех, который повторялся более чем один раз в более чем одной стране при применении стандартных процедур.

Место консенсуса складывается там, где ряд успехов позволяет говорить о стандартах политической эффективности. Но финансовый кризис прервал этот ряд, и вашингтонский консенсус распался, о чем известил нас английский премьер. Возникла новая неопределенность в вопросе стандартов.

Вашингтон и Москва - две безальтернативности

Как замечает отец термина Джон Уильямсон, 'вашингтонский консенсус' - по сути, политика, отклоняющая альтернативы. Альтернативные доктрины рассматривались как 'сумасшедшие'. Это свойство консенсуса Москвой было встречено с восторгом. Падение коммунистической идеологии здесь виделось отказом от идейных альтернатив, исходом из мира ценностей в область 'прагматизма' (термин, который произносят с религиозным пиететом). В новой России термин 'безальтернативность' из негативного клейма превратился в знак преимущества и эффективности власти. Новая Россия, общество антиидеологичное, антиценностное, предпочитающее безальтернативные политические решения. В Москве давно не формулируют принципов, испытывая недоверие к универсальным идеям как таковым.

Однако внутри страны консенсус есть, и он работает. Это внутренний консенсус. Он сложился вокруг альтернативы, заявленной Путиным, и действует по сей день. Вокруг него собралось и сохраняется значительное 'путинское' большинство. Но мог ли путинский консенсус стать чем-то наднациональным - например, 'московским консенсусом', о котором здесь говорится? Для этого ему пришлось бы начать договариваться о мировых стандартах эффективности.

Мюнхенская речь - попытка 'московского консенсуса'

Можно вспомнить громкую Мюнхенскую речь Путина в 2007 году. Та, несомненно, была попыткой России заявить миру о новом глобальном консенсусе. Это не было всего лишь заявлением о суверенных интересах. Россия говорила от имени тех, кто исключен Америкой из управления современным миром, она выступала представителем мира непризнанных. Ярость встречной реакции была связана с ее притязанием на роль нового, невашингтонского центра мирового согласия. Всего через год мысль о приходе неамериканского мира была заявлена внутри Америки, а еще через год она стала общепринятой. Но путинская докризисная Москва не стала столицей нового консенсуса. Она говорила языком национальной силы и не предлагала другим альтернативы ('многополярный мир' - реальность, но не альтернатива). Глобализм Буша отвергался, однако иной глобализм Россией предложен не был - даже для постсоветского пространства. Это не был язык ценностей, это не был язык новых стандартов. Доктринальная слабость Мюнхенской речи - не в радикализме ее риторики, а в непроработке стандартов политики для нового, постамериканского мира.

Лидерство и консенсус

Часто смешивают две вещи - 'вашингтонский консенсус' и американское лидерство, но консенсус не всегда означает лидерство. Возвращение института глобального лидерства США маловероятно. У современной России мало представимых шансов на новое лидерство. И все же она может еще раз оказаться на перекрестке будущего консенсуса. Новое согласие иногда складывается в силу невозможности всех остальных. Например, при невозможности 'пекинского консенсуса', которая представляется очевидной. Но можно ли оказаться центром согласия просто 'по умолчанию'? Согласие необходимо производить. Российское государство само - перспективное глобальное 'изобретение'. Ей надо формулировать свои принципиальные основания, осознавать свои ценности, добиваясь согласия с другими мировыми проектами XXI века. Место встречи c другими и будет местом нового мирового консенсуса.

Источник: Русский журнал

0

0