Rambler's Top100 Service

Америка-то выстоит, нам бы худо не стало

Депутат Московской Городской Думы
8 июля 2010

Экономика России и Москвы постепенно оживает, нисходящий вектор кризиса 2008 после колебаний 2009 года сменился в 2010 отчетливым трендом на выход из кризиса, и многие всерьез задумались о параметрах рынка недвижимости в Москве.

Еще недавно, в 2007 году, Россия испытывала мощный подъем экономической деятельности, что особенно чувствовалось в Москве. Инвестиционное предложение было огромным, кредитные ресурсы доступны, цены на недвижимость росли, поступления в бюджет города были настолько впечатляющими, что мы уже в 2010 году были готовы обогнать по этому показателю Нью-Йорк, занятость населения была практически полной, и лишь высокая инфляция, свидетельство перегрева, омрачала нашу жизнь.

А при этом в 2007 году в США уже полным ходом шли кризисные явления в сфере недвижимости, на фондовых рынках, в банковской сфере. Правительство США рассчитывало на внутренние резервы устойчивости рынков и оказалось не вполне готовым к резкому углублению кризиса осенью 2008 году, который как некая инфекция перекинулся на развивающиеся рынки.

И вот мировой кризис застиг нас на подъеме, когда еще до нашего собственного, внутреннего кризиса, к которому мы мчались на всех парах, оставалось еще года два-три. Да, недвижимость по всей России неудержимо росла в цене, подстегиваемая экспортными ценами на нефть и газ, потребительское кредитование росло как на дрожжах, промышленность набирала все новые обороты, росли бюджеты всех уровней, накапливались золотовалютные резервы. Но при этом уже звенели тревожные звоночки: цены на недвижимость превысили в отдельных сегментах в Москве все разумные уровни, инвесторы потеряли осторожность, кредитование шло под залог сомнительных активов. При этом эффективность промышленного производства начала снижаться, а в 2008 году снижение индексов продемонстрировали фондовые рынки.

И даже если мы не реагировали на медвежьи тренды фондовых площадок, полагая, что они просто следуют за мировыми площадками и не отражают объективно состояние российской экономики, то цены на недвижимость, инфляция и эйфория бизнеса не могла не настораживать, хотя мы и успокаивали себя иллюзиями, также как это делали американцы.

Известно, что фондовые биржи и производственные показатели первыми реагируют на приближение кризиса, где-то за два года, далее в течение года следуют реакции со стороны рынка недвижимости, где цены достигают своего максимума и вдруг начинают понемногу даже снижаться. Потом уменьшаются ожидаемые финансовые поступления в бюджеты и фонды, потом тревожные сигналы приходят из банковского сектора, где-то за полгода до развертывания полномасштабного кризиса начинается лихорадочное бегство капитала в нефть, золото и казначейские обязательства. Такая динамика наблюдалась в США с лета 2006 года по осень 2008 года, когда рухнули завязанные на ипотеку финансовые гиганты.

При этом полной синхронности в мире не было, и российский экономический пузырь, который неминуемо повлек бы за собой кризис примерно в 2010 году, был 'проколот' мировым кризисом. Потому и падение наше было таким масштабным, что мы летели вниз с горы экономического бума. Однако, если бы не такая американская 'помощь', то мы бы вышли к 2010 году со слишком высоким уровнем общего странового внешнего долга, так как заимствования корпораций за рубежом превысили бы все резервы государства. Слом на рынке недвижимости, развал фондового рынка, неэффективность государственной помощи, свертывание социальных программ и потеря мировой репутации надежного заемщика - это лишь часть того, что могло случиться. Мы отделались легко, выплывая из кризиса вместе со всеми, да еще и 'в белой манишке' непорочности и непричастности.

Кризис получился тяжелым, но второй Великой Депрессией он не стал, он оказался широким, но не таким глубоким. Про такого рода кризисы все хорошо известно, кто и как, в какие сроки из него выходит.

В России сложился или был создан полный набор предпосылок и инструментов для выхода из кризиса, а локомотивом такого выхода, как всегда, станет Москва. Параметры выхода из кризиса для развивающихся стран, не допустивших дефолта по внешним и внутренним долгам, банковских крахов и развала реального сектора, сохранивших резервы до конца острой фазы кризиса, хорошо известны. Так в России 2008 и первая половина 2009 года исчерпали потенциал падения, во второй половине 2009 года мы оттолкнулись от 'дна кризиса', и 2010 год стал годом преодоления кризиса и началом нового роста. Первыми должны теперь восстановиться до докризисных размеров фондовый рынок и банковский сектор, что должно произойти в 2011 году. В 2012 году произойдет восстановление докризисного ВВП и уровня промышленного производства, а в 2013 году восстановятся поступления в бюджет от налогов и инвестиционная активность в сфере недвижимости. Конечно, многое будет зависеть от политики правительства, от цен на нефть и природные ресурсы, от доступности мировых финансовых ресурсов. Но средне-взвешенные параметры выхода из кризиса должны быть примерно такими, что бы ни говорил Алексей Кудрин, который ориентируется в прогнозах на динамику развитых, а не развивающихся рынков, и особенно рынков США. В этом случае восстановление рынка недвижимости (который упал на прогнозные 30% - 40% в сопоставимых ценах) в Москве, в параметрах 2007 года следует ожидать в 2013 году, а, с учетом опережающего роста платежеспособного спроса, в 2014 году пороги в сопоставимых ценах будут, возможно, и превзойдены. Это означает новый 'бум' на рынке недвижимости и ознаменует начало нового витка перегрева экономики с параллельно растущей инфляцией и использование недвижимости, в первую очередь, в Москве как инвестиционного ресурса.

А что же будет дальше? А дальше, в условиях нарастающей синхронизации процессов на мировых развитых и развивающихся рынках, общая шести-восьмилетняя фаза экономического подъема, затем перегрев и надлом в 2020-2022 годах, и новый, еще более масштабный мировой кризис, пусковым звеном которого могут стать именно развивающиеся рынки, в первую очередь, такие, как российский. Тут мы уже так легко не отделаемся, да и США, и Китай, и Европу ждут не лучшие времена.

Соединенные Штаты выйдут из нынешнего кризиса в 2014 году с дефицитом торгового баланса, с внешним долгом в размере, превышающем годовой ВВП, с тяжелым шлейфом накопившихся проблем. Как тогда они потом будут решать вопросы преодоления новой волны мирового кризиса?

Казалось бы сегодня для нас это праздный вопрос. Но не совсем, ведь мы утверждаем стратегии и планы до 2020 или 2025 годов. Хотелось бы знать, что мир и нас может ожидать в конце отрезка пути в 10 или 15 лет.

А это вот зависит от политики властей Соединенных Штатов, которые продемонстрировали редкую устойчивость свой финансовой системы в период кризиса. Весь мир бросился в спасительную гавань американских казначейских обязательств, доллар укреплялся, несмотря на дефицит платежного баланса США, а после кризиса 50% опрошенных во всем мире респондентов назвали именно доллар (и казначейские векселя США) самым надежным мировым резервом, поставив его далеко впереди золота, активов, номинированных в евро, и азиатских валют. Все почувствовали решающую роль США в мировом порядке 'на свое шкуре', так что роль США как флагмана мировой экономики после кризиса только укрепилась.

Но так будет не всегда, если США не найдут способ сократить внешний долг, который, надо отметить, по своей правовой природе, является своеобразной формой внутреннего долга США, так как оборот казначейских обязательств США регулируется суверенным законодательством США, а не международным правом. Просто обладатели казначейских обязательств США хорошо знают, что внутреннее право США защищает их интересы много лучше, чем международное право (с учетом опыта бесчисленных дефолтов по внешнему долгу ряда развитых и развивающихся стран).

На сегодня из примерно 13 триллионов долларов государственного долга США около половины (предположительно) составляют заимствования нерезидентов, в том числе более 60 государств и множество иностранных компаний и частных лиц. На протяжении следующего десятилетия доля нерезидентов в структуре долга составит уже порядка 70%. И если экономика США вступит в следующий кризис в состоянии невозможности привлечения дополнительных заимствований, возможен, как это ни окажется странным, дефолт по формально внутреннему долгу США в соответствии с национальны законодательством (мораторий на выплаты, реструктуризация, конвертация в низкодоходные долгосрочные обязательства и т.п.), который, парадоксальным образом, станет дефолтом по реальному внешнему долгу. Так можно 'обнулить' триллионов пять долларов за счет резервов Китая, России, Японии, Саудовской Аравии, выдав им взамен ценные бумаги второго уровня с уплатой 'когда рак свиснет' с невыгодным дисконтом.

Такого не может быть, скажут некоторые, США никогда не допустят дефолта. Выжить захотят, допустят. Такого должника, обладающего таким запасом политической и военной мощи, ведь не заставишь платить силою.

Потом выпустят новые ценные бумаги, новые векселя, и весь мир потрет бока и снова начнет их приобретать, а куда деваться. Раз дефолт уже прошел, значит нового пока не будет, а США доказали, что они могучая держава, и исправно со всего мира все снова понесут денежки в Штаты.

Конечно, этот сценарий политически опасен, рискован для самих США. Да и оправдать такой дефолт надо будет не соображениями экономическими, а какой-нибудь политической необходимостью, скажем, ввязать США в серьезную войну. Под такое дело можно будет не только лихо списать обязательства, но и девальвировать доллар, и даже применить экономические репрессии для преодоления кризисных явлений. А потом, 'как птица феникс' выйти из кризиса экономически обновленными и политически могучими, гегемонами нового мира. Соблазн есть, не так ли?

При таком сценарии от нас в России останутся только 'рожки, да ножки'. Резервы наши девальвируются, цены на экспорт рухнут, инвестиции уйдут, и никому не будет нужен наш инновационный микрочип и родной российский рубль. Не видать нам в Москве финансового центра и инновационного развития еще очень долго в этом случае.

Но, надеюсь, что США изберут другой путь развития: во время экономического подъема второй половины десятых годов (1915 - 1919) не будут уменьшать налоги и наращивать социальные обязательства, постараются получить максимальный профицит за счет налогов на прирост капитала и направить его на погашение долговых обязательств. Это позволит резко улучшить ситуацию на рынке сбережений, повысить уверенность заемщиков, стимулировать фондовые площадки так, как это было в конце девяностых до прихода администрации Буша.

В этом случае США останутся лидерами мировой экономики, интеграторами усилий по преодолению следующего, более опасного кризиса, а мы в России будем пользоваться благами нормального поступательного развития уж как умеем. Тогда будет у нас и инновационной центр, будет и нефтяная игла, и будет спрос на нашу продукцию, так что не придется нам, выражаясь фигурально, 'пить нефть и закусывать микрочипом'.

Вот так, для того, чтобы в Москве был построен комфортный город, возник международный финансовый центр, чтобы был реализован проект Сколково, чтобы прошла реиндустриализация страны, были построены дороги и расширены социальные программы, нужно, чтобы США также развивались гармонично вместе со всем миром, чтобы никогда не исполнилась мечта наших доморощенных политиков и экономистов, страдающих 'деревенским высокомерием' о неизбежном крахе Америки.

Америка-то выстоит, нам бы худо не стало. Вот такая глобализация!

0