Rambler's Top100 Service

"Южная Осетия показала, что реальная история - это всегда ответственность"

председатель союза общественных объединений "Свободная Россия"
5 августа 2010

Еще год назад мы с Вами говорили о том, что мир изменился после войны в Южной Осетии. Итоги войны оказали влияние на формирование многополярного мира. Как сегодня видятся эти события?

 

Во-первых, два года спустя можно сказать, что война в Южной Осетии приостановила дальнейшее смутное внешнеполитическое падение России. Как государства - продолжателя Советского Союза и, соответственно, как государства, которое на себе продолжает нести главные травмы Советского Союза. Инерция распада, которая была преобладающей вплоть до начала 2000-х годов, дала один из своих метастазов в Южной Осетии, потому что очевидно, что война в Южной Осетии имела своей целью не только изгнание осетин из Южной Осетии, но и раскол и расчленение российского Северного Кавказа. Это падение приостановлено.

Во-вторых, это резко повысило, с одной стороны, международную ответственность за обсуждение принципов самоопределения народов, территориальной целостности и одновременно резко обнажило риторическую, фальшивую природу тех, кто на Западе или на Востоке говорит о том, что косовский прецедент не может быть прецедентом. Это удивительная способность называть белое черным и наоборот. Особенно когда это звучит из уст западных деятелей, которые действуют в рамках англосаксонской правовой культуры, которая по сути своей, в центре своем построена на прецедентности судебных решений, на прецедентности права для рассмотрения других подобных случаев. Вот эта фальшь обнажилась еще больше. Несмотря на то, что эта фальшь освещена высшими должностными лицами сверхдержав, она никого не убеждает, и в нее не верят. Именно поэтому страны, которые сами внутри себя имеют многонациональность, проблемы с самоопределением народов, отказываются признавать Косово и тем самым показывают, что они не верят в то, что косовский прецедент не коснется их самих. Они не верят в то, что американские или европейские слова о том, что Косово не прецедент, это больше, чем слова. Именно поэтому член Евросоюза Испания, член Евросоюза Румыния твердо стоит на фундаменте того, что Косово не может быть признано. Потому что, как только Испания и Румыния признают Косово и перед своим народом, перед международным сообществом, перед своими соотечественниками, невозможно будет доказать, что косовский прецедент не распространяется на Трансильванию, Страну басков, Каталонию и так далее.

Южная Осетия показала, что реальная история, реальная политика развивается не на бумаге, не в бумажках, не в декларациях, что реальная история - это всегда ответственность, кровь за решения, это всегда судьба народов. Теперь главный вопрос: насколько Россия сможет последовательно провести линию ответственности за свои решения, за судьбу этих народов, насколько Россия сможет продемонстрировать свою принципиальную позицию защиты прав народов и своих граждан, в том числе, в других случаях: в Приднестровье, в защите прав соотечественников на Украине, где в нарушение всех обещаний и обязательств русскому языку не придается высокий статус - государственный, официальный, межнациональный, какой угодно. Сейчас поступок России в отношении Южной Осетии служит для самой России и российской власти тем критерием, которому она должна дальше соответствовать. Точно так же, как в отношении к фашизму мы всегда должны иметь перед глазами 9 Мая и 22 июня, вот точно так же в защите наших национальных интересов, интересов наших соотечественников мы должны иметь перед глазами 8 августа. 8 августа никуда не денется, не исчезнет. Мы можем опростоволоситься, мы можем исчезнуть как достойные наследники.

 

Президент Дмитрий Медведев в беседе с журналистами в Сочи довольно однозначно напомнил белорусскому президенту А.Лукашенко его обещание признать Южную Осетию и Абхазию. Как Вы думаете, насколько для России актуально это признание?

 

Не актуально. России не нужно чье бы то ни было признание Абхазии и Южной Осетии именно потому, что Россия имеет общую границу с Абхазией и Южной Осетией. Это вопрос практический, технический. Скажем, в случае с Приднестровьем нам нужно понимание Украины, поскольку у нас нет общей границы с Приднестровьем. А в отношении Абхазии и Южной Осетии - да чихать на тех, кто хочет у нас получить бесплатную субсидию на поддержание своей государственности - это лишнее.

 

На протяжении прошедших с момента конфликта двух лет Россия вложила довольно внушительную сумму в восстановление Южной Осетии, пострадавшей во время "пятидневной войны". Несколько дней назад Игорь Шувалов, побывавший в Цхинвале, сообщил, что схема финансовой помощи для Южной Осетии будет изменена. Как Вы считаете, с чем связано это решение?

 

Это связано с тем, что российская сторона не смогла защитить российскую помощь от нецелевого использования или подозрений в нецелевом использовании. На этот счет есть внятные сообщения и прессы, и интерес Счетной палаты, и интерес Генеральной прокуратуры. Это признание того, что механизм использования российской помощи, который был предложен здесь же, в России, не работает прозрачно, не работает эффективно. Это не проблема Южной Осетии, это проблема тех, кто здесь, в России, сел на кран этой российской помощи. Я могу вам сказать, что, кажется, все-таки в Минрегионе начнут кого-то выгонять.

 

Загружается, подождите...
0