Rambler's Top100 Service

"Надо быть более мобильными при расследовании дел журналистов"

Президент Фонда защиты гласности
9 ноября 2010

Из выступления на экстренном заседании Общественной палаты 09.11.2010

 

Мы возбуждаемся тогда, когда ситуация происходит в Москве. Почему мы не возбуждаемся в той же степени, когда ситуация происходит в провинции? Вчера выходил очередной еженедельный дайджест Фонда защиты гласности. Тема его - это история с Кашиным, но по России произошло еще четыре случая нападения на журналистов: в Тюмени, в Жуковском:

Вопрос заключается в следующем: что заставит правоохранительные органы реагировать реально на случай нападения на граждан, в том числе и в первую очередь, прошу обратить внимание, на журналистов. Надо помнить: есть общественная обязанность, навязанная журналистам их профессией, выбранной ими по долгу совести - это обязанность освещать жизнь общества. Это, к сожалению, реальность, которую никто еще не отменял. Ни здесь, ни на западе, нигде. Это реальность, и надо, соответственно, иметь с ней дело.

Что мешает тому, что, чтобы это делать? Во-первых, мешает отсутствие законов. С моей точки зрения, больше всего, как ни странно, мешает запрет передавать расследование какого-нибудь дела в соседний регион. Из немногих случаев относительной удачи в расследовании - это расследование убийства журналистки из Калмыкии. Удачное расследование было именно потому, что расследование из калмыцкой прокуратуры было передано в северокавказскую прокуратуру. Если бы этого не случилось, если бы калмыцкая прокуратура разбирала это убийство в Элисте, мы бы до сих пор не имели результата. Правда, и северокавказская прокуратура не сумела установить заказчиков. Значит, вопрос первый: надо быть более мобильными при расследовании дел журналистов. Второе: надо посмотреть, как работают те законы, которые приняты об ограничении журналистики. Ведь закон, который применяется сегодня регулярно против журналистов, закон 'Об экстремизме', это, на самом деле, юридический кошмар. Экстремизмом стали считать несогласие с начальством, выраженное в резкой форме.

С моей точки зрения, не надо надеяться, что еще одно тяжелейшее нападение, которое совершено на журналиста, станет краеугольным поворотным камнем. Мы в течение трех лет переписывались с Генеральной прокуратурой, у нас хотя бы была взаимная информация. Пришли новые люди в отдел по связям с общественностью, отношения замечательные, но переписываться мы перестали. Им не надо знать, что мы по этому поводу знаем или думаем. На сегодняшний день связь с государственными органами в значительной степени потеряна. Им неинтересно, что мы по этому поводу думаем.

На сегодняшний день вопрос стоит так: если всякий раз интерес правоохранительных органов к судьбе журналистов и журналистике в стране будет побуждаться только выступлениями президента, мы далеко не уйдем.

Загружается, подождите...
0