Rambler's Top100 Service

Бюджет "на троих"

Депутат Московской Городской Думы
1 Март 2011

Говорят с экранов, что опять поспорили их превосходительства госпожа Эльвира Набиулллина с господином Алексеем Кудриным по поводу стратегии развития России на ближайшее десятилетие. И, конечно, не из-за текста документа, который, как все такого рода, выборочно читается министрами, может, один только раз в жизни, когда собственно он и принимается правительством, а после стоит себе тихо на полке. Важны в нем только некоторые ключевые моменты, как и во всех такого рода "стратегиях", а жизнь потом идет своим чередом. И в том, что министры слегка поспорили, ничего особенного нет, они и должны спорить, ибо девизом министерства экономики и развития могут быть слова "нужны деньги", а девизом министерства финансов - "денег нет". Все как обычно, но не совсем.

Россия в этом году выходит из кризиса. И Алексей Кудрин не может не видеть, что возвращается она практически в ту самую точку, откуда в кризис и входила. Он еще пытается пугать дефицитом, делает кислое лицо, говорит про дыры в пенсионном фонде, про нефтяную иглу, про инфляцию, но его уже не слушают. Возвращаются сытые годы, и можно начать пировать на просторе. "Кризис побежден, спасибо, мистер Кудрин, но вы уже сделали свое дело, не мешайте радоваться жизни своим вечным пессимизмом".

Министр экономики и развития это, в общем, и отразила в своем консервативном, инерционном сценарии развития, который бесперспективен для будущего, хотя приятен в настоящем. Но никому не хочется на старости лет драпать из страны от неизбежной революции, когда доходы в руках власти сократятся и социальные обязательства останутся без реального наполнения, а власть к тому времени окончательно обленится и загниет. Нет, этого никто не хочет. Такой сценарий возможен, но никому не желателен.

Госпожа министр Эльвира Набиуллина предлагает другой сценарий, не без кокетства названный, как дань моде и реверанс президенту, "инновационным". Ежику понятно, что на наших отечественных инновациях мы никуда не уедем, потому речь идет, конечно, о модернизации экономики.

Мы знаем, что наша страна во многом уникальна. Но есть и другая держава, на нее в географическом и демографическом плане очень похожая - это Канада. Умеренный континентальный климат побережий сменяется резко континентальным в центре, пояс смешанных лесов переходит в тайгу, а та далее на севере в тундру, в вечную мерзлоту. Земледелие носит, как и у нас, рисковый характер, средняя урожайность злаков не велика. Население редкое, многонациональное по составу, преобладают англосаксы, но есть территории франкофонов, а также потомков китайских, украинских и иных мигрантов, на севере обитают малые коренные народы. Много полезных ископаемых, в горах и на шельфе, обширные судоходные реки, лесные богатства, холодные моря с изобильной морской живностью. Население редкое, размножается плохо, увеличение населения идет преимущественно за счет рождаемости в семьях мигрантов, а также все новых приезжих. "Так похоже на Россию, ну а все же не Россия" - пелось в песне советских времен. И березки там "наши".

Березки то там "наши", да не наша производительность труда, а значит и уровень жизни. Канада занимает одно из первых мест в мире по качеству жизни, соревнуясь даже не с соседними США, и не с "альма матерью" Великобританией, а со скандинавскими странами и Швейцарией.

При этом в Канаде пока не реализуется инновационный путь развития, для этого у страны пока недостаточен собственный научный и опытно-конструкторский потенциал, хотя и очень большой процент граждан имеет высшее образование. Сейчас на первом месте по инновациям, если брать по общим объемам, находится США, а по проценту работающих душ в инновационной сфере от общего числа занятых особо отличается Швеция. Но не Канада.

Но почти все, что изобретают мудрые и тароватые США, чемпионы по инновациям в мире, быстро находит применение в Канаде. Если США как огромный ледокол разбивают твердый лед непознанного и, ревя турбинами, двигаются к горизонтам науки, то белый канадский пароход легко и элегантно идет первым в его фарватере, не перенапрягаясь и не соревнуясь с лидером. Канадцы приспособились внедрять новые технология сразу вслед за Штатами, делая ставку на "модернизацию первого уровня", что по затратам выгоднее инновационного развития и совсем не так уж хлопотно.

В результате у канадского работающего производительность труда, по некоторым оценкам, в шесть раз выше, чем у российского. Некоторые пессимисты говорят, что в десять раз, оптимистические вруны, что в четыре. Примем "шесть" как средневзвешенное, умеренно оптимистичное число.

И вот, если сравнивать производительность труда работника с его заработной платой, считать примитивно и грубо, не анализируя социальные трансферты и программы обеих стран, то есть, отбросив пенсии и медицинское страхование, то средний россиянин, работая в шесть раз хуже канадца, должен получать в месяц не 700, а только 500 долларов, или, иными словами, не 20, как сейчас, а лишь 15 тысяч рублей. Если же учесть все факторы, налоги, сборы и социальные выплаты в обеих странах, разрыв, по-видимому, должен быть реально большим. "Красная цена" среднему российскому работнику по производительности труда долларов 300 - 400 в месяц, тысяч десять рублей. А получает он двадцать, да еще не вся его зарплата часто на виду, многие доходы от занятости россиян прячутся в тени.

Откуда же берется "приварок" к средней российской зарплате? Оттуда же, откуда и огромные дополнительные доходы российского бюджета - от экспорта углеводородов, черных и цветных металлов и прочего российского богатства. Нефтяной "золотой дождь" проливается и на чиновника, и на бизнесмена, и на белые воротнички, и на синие спецовки, и на бомжей, и на олигархов. Всем достается по кусочку, такая вот коллективная трапеза как залог политической инертности на либерально-авторитарном диване. Причем, и в виде общественных социальных услуг, и в виде части зарплаты.

Но чего нам ждать, если мы будем все время увеличивать "нефтяной приварок" к доходам россиян, раздувать социальные обязательства бюджета, а тем временем доходы от нефти будут сокращаться, ее добыча становиться все менее рентабельной, альтернативные виды топлива начнут активно внедряться вместе с энергосбережением и энергоэффективностью?

Рано или поздно российское государство придет к банкротству, и случится это, как и положено, в период нового кризиса, так что никто к нам на помощь прийти не сможет, да и нет у нас друзей в мире. Ударит по нам инфляция, пройдет вынужденная девальвация рубля, возникнут дефолты по платежам, лопнут банки, обесценятся акции, разрушится система социальной поддержки. Народ сначала охнет, потом ахнет, а потом полезет на баррикады. Можно сегодня включить телевизоры, и посмотреть, как это бывает в других странах. Или включить кадры архивной хроники России 1990-91 годов, когда рушился оказавшийся банкротом СССР.

И авторитарность, и жесткость власти здесь не основание для надежды на стабильность, а, скорее, источник опасности во время финансового краха. Авторитарная власть без денег никому не интересна и не нужна, это вам не демократия, которую люди берегут по воле сердца и поддерживают бесплатно. Еще министр вооружений гитлеровской Германии сокрушался в 1942-м, что Черчилль может, опираясь на волю народа, мобилизовать все ресурсы на войну, а он, Шпеер, не может - надо сохранять "социалку", еще одну опору режима, боящегося даже раздавленного тоталитаризмом народа.

Выход из опасной ситуации сегодня для России - неуклонно повышать производительность труда в промышленности, сельском хозяйстве и сфере услуг. А это можно сделать, только встав вслед за ледоколом США, канадским, австралийским, корейским и тайваньским пароходами в "полынью модернизации". И начать активно перевооружать промышленность и самыми современными технологиями в передовых сферах, и более дешевым оборудованием "вчерашнего дня" в сферах массового производства товаров народного потребления и в сельском хозяйстве, благо, что в стране много людей с хорошим образованием, способными этими технологиями и оборудованием воспользоваться.

США, двигаясь впереди планеты всей по инновационному пути, могут повышать производительность труда ежегодно не более чем на 4 процента. В то же время, показано на примерах Германии, Японии, Китая, Сингапура, Южной Кореи, что при догоняющей модернизации можно резко повышать производительность труда на 10 - 15 процентов ежегодно. Видимо, потому и закладывает Эльвира Набиуллина в "стратегию развития" повышение производительности труда в России в течение 10 - 15 лет в 2,5 раза. Эта цифра реальна в том случае, если правильно построить дело модернизации на рациональной основе закупок. А отечественные инновации в отдельных точках тоже приложатся, но в целом погоды нам не сделают. Модернизация позволит нам частично слезть с нефтяной иглы уже через десять лет.

Такой вот "модернизационно-оптимизационный" путь догоняющего развития уже опробован Россией в эпоху российского капитализма в конце 19 - начале 20 веков, да и в эпоху индустриализации 30-х годов, когда немецкие инженеры строили Днепрогэс с помощью американской техники.

Только вот эффективность была разная - царская Россия увеличила уровень жизни населения, создала конкурентоспособные производства, стабилизировала бюджет, ввела золотой рубль, а сталинская модернизация высосала всю кровь из народа. Особенно из крестьян. Царская Россия собирала сокровища искусства, Сталин их распродавал по демпинговым ценам. Советское государство было трагически неэффективным, затратным и жестоким модернизатором, в то время как российский капитал модернизировался быстро и легко, наполняя бюджет и повышая зарплаты рабочим. Но, надо сказать, что и имперская бюрократия, в частности, на железных дорогах и в области прочти планово-убыточных субсидируемых предприятий оборонного заказа, демонстрировало гораздо лучшее умение модернизаторов, чем "железные сталинские наркомы".

И вот здесь и просматривается основная проблема модернизации.

Отбрасывая вянущие в ушах разглагольствования про инновации и всерьез рассматривая программу догоняющей модернизации России, нельзя не видеть, что эта модернизация давно уже идет, и частный бизнес демонстрирует здесь, как правило, большую эффективность, чем государство и монополии. Тут и бросается в глаза тезис Алексея Кудрина о неэффективности государственных инвестиций в модернизирующиеся отрасли в России. И его выводы: необходимо санировать в резервном фонде и резервах центрального банка избыточные валютные поступления, не раздувать социальные обязательства, открыть российские рынки через вступление в ВТО, тем самым преодолеть инфляцию, создать макроэкономические условия для широкого кредитования, притока портфельных и прямых инвестиций, использования для развития экономики накопленных средств населения. Это повысит производительность труда, увеличит располагаемые доходы населения и платежеспособный спрос.

Да, все правильно, только это будет происходить очень не быстро, просто   медленно. А у нас времени, чтобы долго ждать "у моря погоды", как всегда нет. В 1914 году пришел немец, и прекрасные мечты российских капиталистов увяли, а потом и вообще закончились к 1918 году.

Зато "инновационная" программа Эльвиры Набиуллиной сулит нам многие радости, в виде инвестиций в "инфраструктуру, интеллект, институты, инновации", но не гарантирует их эффективность. Кроме того, такие инвестиции могут оказаться инвестициями, скорее, в инфляцию.

И все же, как хотел бы Алексей Кудрин "сложить доллары в кубышку", омертвить, как китайцы, этот капитал и предоставить российскому бизнесу куролеситься с модернизацией самому, согласитесь, нерационально.

Полагаю, что эта нефтедолларовая "кубышка" должна быть поделена на три части.

Первая часть, "имени Алексея Кудрина", должна отправиться в резерв для стабилизации рубля и достойной встречи следующего кризиса, который неизбежно придет к нам из "Кимерики" лет через 10, и уж будет посерьезней нынешнего. Но копить слишком большой финансовый резерв тоже не стоит, ведь следующий кризис может сопровождаться дефолтом по долговым обязательствам США, и тогда кредиторы "останутся с носом". Потому и нам от долгов бегать не надо. Стабильность, так стабильность, дефолт, так дефолт, нам должно быть "все в пору".

Некоторые удивятся, что я всерьез рассматриваю дефолт по казначейским обязательствам США. Кажется, что этого быть не может. Все когда-то случается впервые. А то, что США в следующий кризис это будет очень выгодно, ребенок может посчитать. Особенно хорошо должен, полагаю, посчитать это "китайский ребенок".

То ли дело Япония, и резервов много, и долгов полно, ко всему готова, матушка! Только долгов, правда, что-то уж очень у японцев многовато.

За первой кучкой "имени Алексея Кудрина", должна следовать кучка "имени Эльвиры Набиуллиной". В этой кучке мы видим железные и автомобильные дороги, всяческую прочую инфраструктуру, нефтеперегонные заводы, научные центры, стадионы и, конечно же, устаревающие прямо на стапелях авианосцы и подводные крейсера, потенциальные "братские могилы" для морского люда. На этом бетоне и железе инфляция сильно не раскручивается, а вот много индустриальных центров в России получают государственный заказ. Эффективность низкая, но работа привычная.

И, наконец, третья кучка, назовем ее "имени Саввы Морозова".

Эти деньги надо предоставить возможность освоить российскому среднему, крупному и малому бизнесу через различные лизинговые, кредитные, франчайзинговые и иные программы поддержки производства.

Государство должно начать выдавать средства в иностранной валюте исключительно на покупку промышленного и иного оборудования за рубежом. Распорядителем этой программы могут стать структуры ВЭБа, ВТБ или другие звенья финансового центра в Москве и других городах.

Пусть частники получат технологии вчерашнего или позавчерашнего дня на самых льготных и необременительных условиях. На хорошем проверенном по качеству оборудовании можно будет резко поднять производительность труда в условиях нормального управления, что и есть главная наша цель. При этом вслед за производительностью труда будут следовать доходы граждан и их покупательная способность. И инфляция не раскрутится, так как ни один выданный государством доллар на российский рынок не попадет и на рубли не обменяется.

А вот социальные обязательства бюджета увеличивать надо медленно, ориентируясь только на налоговую составляющую, без учета поступлений от таможни. Растут налоговые поступления в консолидированный бюджет России, значит можно осторожно прибавить в социальной сфере. Таким способом мы удержим инфляцию, равно как с помощью вступления в ВТО (ведь на западных рынках до сих пор существует дефляционное давление), при этом не снижаем достигнутый уровень социальной защиты. Именно к налоговой составляющей надо привязывать социальные, структурные и управленческие реформы, так как они тоже бесплатными не бывают, а оплачивать их должны также налоги, а не таможня. А то после каждой такой реформы мы будем наблюдать отложенный инфляционный всплеск.

Реформами не надо увлекаться в этот период, особенно в социальной сфере. Неразбериха, административный раж, показуха сводят социальный эффект от них на первых порах к минимуму, а раздражение вызывают большое. Поспешать в социальных вопросах надо медленно, а вот в деле модернизации и повышения производительности труда пора начать слегка пришпоривать российскую экономическую клячу.

А Алексею Кудрину с Эльвирой Набиуллиной спорить особо не о чем. Одному нужна макроэкономическая стабильность и "кощеево бдение" у государственной казны в палатах каменных, другая хочет ударных строек и великих свершений, закладывает расходы "назло надменному соседу", такие, как инновация в Сколково, "одна на всех, мы за ценой не постоим".

Впрочем, они оба хорошие экономисты, и всегда найдут вдвоем компромиссные варианты, что-то бросят на развитие, что-то спрячут в кубышку. А вот пойдут ли на то, чтобы помочь тысячам средних и малых предприятий приобрести новые машины и оборудование за рубежом - не знаю. А ведь это самый эффективный путь.

Когда-то российская казна взяла на себя и своих подрядчиков производство сукна и целого ряда шерстяных тканей в России. А ситец и сатин, да еще и из привозного американского хлопка, оставила частному бизнесу, как ей, казне, неинтересное производство. В результате российская империя славилась плохим сукном и отличным ситцем, на производстве которого выросли капиталы Саввы Тимофеевича Морозова, работавшего не на самом новом, но на очень хорошем английском оборудовании.

Модернизация удалась Морозовым, Рябушинским, Манташеву и Чичкину, удастся она и нам, если на ее острие будут "простые российские капиталисты", а не мрачный средневековый союз чиновника, откупщика и жандарма, обладающий в сфере экономической магическим прикосновением царя Мидаса, но только наоборот. Тот царь любой мусор превращал в золото, а эти могут массу золота зарыть в мусор. Простой российский капиталист и эффективнее, и честнее, и осторожнее. Вооружите его современными зарубежными техникой и технологией, и ваши великие цели будут непременно достигнуты, господа.

Полагаю, однако, что Владимир Путин "держит руку на пульсе" при разработке стратегии и не забудет простого русского промышленника и торговца, подключит его к славному делу модернизации экономики, да и всей России. 

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!