Возможности формирования единого экспертного пространства в странах СНГ

Вадим Карасев
директор Украинского Института глобальных стратегий
16 Август 2004

На встрече представителей некоммерческих организаций в Киеве в марте этого года была выдвинута идея создания экспертного ЕЭП – единого экспертного пространства. На мой взгляд, это очень важно, поскольку мы должны быть в русле общих трендов.   Формирование постсоветских обществ должно учитывать не только национальные, но и международные факторы. Тем более, что нас связывают ментальные традиции, у нас фактически общее метафизическое пространство. Интеграционные процессы, которые проходят сегодня в политологическом и метафизическом пространствах, важно институционализировать. Культурные и экспертные взаимообмены - это фактор роста конкурентоспособности современных наций.

Что касается форматов взаимодействия, то они не должны быть жесткими. Я бы не настаивал сегодня на создании мегаорганизаций, которые бы в линейной логике координировали эту работу. Процессы интеграции в любой сфере не приемлют жестких схем. Это во многом эмпирический, поступательный, поэтапный процесс, и в этом смысле он стратегический, поскольку каждый этап имеет свои цели и свой инструментарий. На исчерпании ресурсов целей, задач и инструментов одного этапа формируются предпосылки для перехода к следующему. Поэтому процесс формирования общих экспертных сообществ и единых экспертных пространств или единых экспертных коммуникаций должен быть живым, исходить из потребностей развития политических процессов наших наций. Он должен учитывать особенности экспертной мысли и политической ситуации в той или иной стране.

На первом этапе я бы советовал создать общую творческую группу экспертов и представителей основных экспертных институтов наших стран. Группу, которая бы проанализировала те мегатренды, которые существуют в постсоветском пространстве. Основной задачей такой творческой группы могла бы быть подготовка экспертного доклада по вопросам стратегий роста государств, наций, сформированных в рамках СНГ, и анализ мегатрендов, характеризующих это пространство. Его основные постулаты должны быть доведены до властных структур. Если хотите, то в рамках этого экспертного доклада должно быть сформулировано некое техническое задание каждому из государств, национальным властям по продвижению своих интересов на общем интегративном пространстве, которое сегодня называется ЕЭП в СНГ.

Второй момент связан с формализацией этого процесса. Я бы предложил в Киеве создать исследовательский комитет и назвал бы его КИЕВ – Комитет Исследований Евро-Востока. Это было бы хорошим брендом для участия в деятельности рынка политических, экспертных, аналитических услуг.

Конечно же, нужно общее издание – площадка, форум, агора, на которой бы концентрировались мнения, экспертные интересы, позиции. Это может быть журнал, сайт. Площадка, на которой могли бы прорабатываться идеи, могли бы публиковаться комментарии, экспертные мнения. Это облегчило бы формирование авторских коллективов.

И, наконец, сегодня эксперты - это не профессия академического характера. Она открыта и для воздействий, и для продвижения интересов. Эксперты - это "аналитический двойник" власти, нельзя не учитывать этого. Эксперты активно участвуют в формировании политической повестки, на базе которой формируются реальные политики. Поэтому сегодня нужно усилить влияние экспертного сообщества на формирование концептуальных подходов, на базе которых можно выстраивать крупные политические проекты. Без экспертов нет политической повестки. Есть политические реакции, есть реактивные действия властей, иногда судорожные, иногда более эффективные, иногда менее эффективные, но это всегда не инициирующий тип политики, а реагирующий. В этом смысле он реакционен. Также важно искоренять диспропорции во влиянии экспертов на формирование политической повестки и на власть. К сожалению, и в России, и на Украине, и в других постсоветских государствах в течение 90-х годов большее влияние на политическую повестку и на власть оказывали политтехнологи.

Если говорить о различиях между экспертными центрами и политтехнологами, то я считаю, что потребность в политтехнологах велика в переходные периоды. В это время власть, как правило, формирует запрос на инструментализм. Однако времена революций заканчиваются. Страны входят в полосу длительного экономического роста и перед властью встают новые проблемы.   Сегодня это создание и реализация   концептуальных политических проектов. Поэтому сегодня власть гораздо в большей степени заинтересована в экспертном анализе и экспертном мнении.

Эксперты не могут не участвовать в политической жизни страны. В частности, Институт глобальных стратегий в определенной степени оказываем концептуальное влияние на экспертное общественное мнение и на массовое общественное мнение. Мы это делаем в публичном режиме, активно участвуем в конференциях, в различных акциях, которые проводит экспертное сообщество. Наш институт один из тех, кто на деле способствует формированию единого экспертного пространства. Мы организация, которая не вовлечена в проекты нынешней власти и, тем более, в проекты нынешней оппозиции. Мы больше работаем с новым поколением украинской бизнес и политической элиты, которая будет выходить на политическую сцену Украины в ближайшие год-два в качестве основного актора, а не ассистентов нынешних политиков. Мы ориентируемся на то, чтобы служить определенными экспертными модераторами тех бизнес-групп, которые сегодня формируются, и на базе консенсуса которых складывается новый политэкономический интерес Украины.

Ели политтехнологи решают сиюминутные цели, то эксперты-политологи ставят для себя цели в среднесрочной и долгосрочной перспективе, одновременно занимаясь формированием гражданского общества. И те, и другие работают с политическими проектами, но содержательность, качество этих политических проектов различно. Политтехнологи занимаются больше тем, что называется кампаниями, "быстрыми" проектами, осваивают "короткие" деньги, тогда как эксперты-политологи работают не столько с ситуацией, сколько с длительными концептуальными трендами. С другой стороны, без хорошей технологии нет никакого проекта – ни большого, ни малого. И здесь я бы выступил бы против навязывания искусственных барьеров между технологией и политологией. Часто требуется смешение жанров, некая эклектика между политологией и технологией, между логикой и инструментом, между концептом и проектом, между проектом и инженерией.

Интересные факты:
Загрузка ...














  Европейский форум