Одна из важнейшая задач – научиться работать с экспертным сообществом

Андрей Фурсенко
Министр образования и науки РФ
26 Октябрь 2004

ВыступлениеАндрея Фурсенко, министра образования и науки Российской Федерации на брифинге по итогам заседания Совета Российского Союза Ректоров (РСР), на котором обсуждалась стратегия развития образования и науки в свете основных направлений социально-экономического развития Российской Федерации:

 

"Концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере образования" - плод коллективной работы. Это рабочий документ. Я говорил уже в разных аудиториях, могу повторить еще раз: я считаю, что значение концепции было преувеличено. Это рабочий документ, таких документов довольно много. Главная цель этого документа – избежать подхода к образовательным и научным учреждениям при управлении госимуществом такого же, как к любым другим организациям, предприятиям, субъектам хозяйственного ведения. И мы попытались в этой концепции абсолютно технологически учесть особенности образовательных и научных учреждений. В концепцию не попали вопросы, связанные с социальной ролью образования, с абсолютной приоритетностью образования и науки в государстве. Мы считали, что это очевидные вещи, это был рабочий документ. Концепция принималась, как некий новый подход к реформированию образования и науки в целом. И именно в связи с этим возникло непонимание, которое мы, как мне кажется, достаточно успешно и конструктивно разрешили. Документ сам по себе никакой сверхроли не играет, это наше предложение по поводу того, чем должно отличаться управление госсобственностью в науке и образовании от управления госсобственностью в других секторах экономической деятельности. Сейчас мы приступаем к более серьезному документу. Этот документ мы называем стратегия развития науки и образования до 2010 года. То, что было обсуждено в рамках обсуждения концепции, очень помогло, потому что на самом деле мы большую часть вопросов, разногласий, предложений прошли именно на этом пути. Идет обсуждение в различных рабочих группах. Поскольку эта концепция внесена Министерством образования и науки, то вы вправе считать и меня автором этой концепции, я бы сказал, не автором, а ответственным за эту концепцию. Я с себя ответственность не снимаю. Точно так же я считаю, что я ответственен за то, чтобы этот документ стал приемлемым для общества, для научного сообщества, образовательного и для гражданского общества в целом. Но при этом все наши документы, которые мы сегодня готовим, мы готовим исходя из того, что это должно быть частью общего нормативно-законодательного поля страны. Они не должны выбиваться, они должны соответствовать общим подходам. И вторая вещь: они должны помогать нам двигаться вперед. Мы обсуждали это сегодня очень активно, и тут у нас был консенсус, что менять надо очень многое, менять надо быстро, потому что жизнь меняется. Сегодня, к счастью, государство имеет некоторый ресурс, недостаточный, но все-таки имеет определенный ресурс, благодаря которому мы можем начать эти изменения производить. Мы рассчитываем на то, что этот ресурс будет увеличиваться, и мы должны принять совместное решение о том, как нам надо двигаться дальше. Почему я говорю: совместное, потому что если это будет исключительно решение, навязанное сверху, оно реализовано не будет, и мы это понимаем. У нас нет в этом вопросе никаких разночтений. Мы пытаемся реализовать поставленную перед нами задачу – задачу приоритетности знания. Есть очень много составляющих в этой задаче. Задача крайне сложная и не решаемая за день. Этому посвящены те документы, которые мы представляем. Их можно по-разному называть, мы назвали стратегией. Есть некие внешние рамки, готовится общая стратегия правительства. Естественно, что мы должны дать свои предложения, они должны быть интегрированы и обобщены. Поскольку мы отвечаем за сектор образования и науки. Главная тема – будет приватизация, не будет приватизации. А то, что мы должны добиться, например, больших возможностей для высших учебных заведений, большей самостоятельности, что мы должны точно определить, где высшее учебное заведение должно быть самоуправляемо и независимо, а в каких аспектах должны быть прописаны правила распоряжения или управления собственностью, которые переданы государством, вот это самые главные моменты, этим вопросам должное внимание не уделяется. Точно так же, например, когда мы говорим о науке, весь пыл по поводу того, что грядет приватизация. А главный момент, что до того, как мы начнем приватизацию, мы должны точно определить, чем владеет учреждение, где его интеллектуальная собственность, где его материальные активы, которые сегодня нулевые, на балансах всех и образовательных, и научных учреждений. Об этом никто не говорит, а ведь это является принципиальным вопросом. Потому что на самом деле, если учтены все активы, то это и есть главная гарантия того, что вуз или научный институт сохранят свой профиль. Потому что главная стоимость этого института состоит в его знаниях, и никому в голову не придет его акционировать, приватизировать по цене стен. Это главная защита от недобросовестной приватизации, от недобросовестных посягательств на собственность научных организаций. Но об этом говорят меньше, потому что, во-первых, это вопрос сложный, а во-вторых, в нем нет, может быть, той скандальности, с которой можно активно разбираться. Я призываю обращать внимание на сущностные моменты. Например, вопрос качества образования. Можно по-разному относиться, много университетов или мало, если все университеты соответствуют высокому уровню, дают качественное образование, и слава богу, пусть они существуют. Ведь проблема-то в другом: проблема в том, что с увеличением количества вузов падает их качество. Мы даже воспринимаем как должное, что дипломы покупаются. Понимаете, произошел моральный слом. Это воспринимается как нечто нормальное. Это так же, как мы покупаем контрафактную продукцию, мы не понимаем, что это ворованное. Произошло несколько очень серьезных психологических, морально-этических провалов. И те стратегии, те концепции, которые мы сегодня обсуждаем, кстати говоря, касаются и этого, что мы должны выправлять эти провалы. На мой взгляд, вопрос качества образования – это вопрос номер один. Если качество поднимется, то этот вопрос решает и вопросы трудоустройства, потому что сегодня устроиться на работу человеку, который имеет качественное образование, который действительно хорошо подготовлен, больших проблем нет. Это вопросы тяжелой текущей работы по установлению критериев того, что качественно, а что некачественно. Это не должно решаться росчерком министра или руководителя службы, должны быть найдены индикаторы. Не по количеству же комнат в вузе, которые используются для преподавания определять качество. Нужно брать за основу насколько успешно устраиваются после вуза выпускники на работу, какую зарплату они получают. Поэтому стратегия и концепция ориентированы именно на выявление этих глубинных проблем и попытку их решения. И то же самое со стратегией по науке. Поэтому назвать автора нельзя, количество обсуждений, которые только в процессе подготовки документа велись, и количество людей, которые были вовлечены, исчисляется даже не десятками. И они представляли и Академию наук, и вузовское сообщество, и людей бизнеса. Что касается науки, то я бы не хотел касаться конкретных институтов, потому что тут возможны варианты. На самом деле раньше наука оценивалась даже не по внедрению, она в огромной степени оценивалась по пробивной способности тех людей, которые возглавляли тот или иной институт, то или иное направление. Внедрение – не очень хорошее слово, гораздо правильнее говорить о том, сколько денег заработано с помощью этих технологий, с помощью каких-то новых подходов. Есть разные подходы, есть подход так называемой рыночной оценки интеллектуальной собственности. Но как только мы начинаем по рыночной стоимости оценивать, у нас возникает претензия со стороны Минфина, что мы уводим определенную часть средств от налогообложения. Есть оценка по затратным механизмам. Аналогичные вопросы сейчас стоят и решаются и в сфере образования, по поводу качества образования. Эти критерии должны устанавливать представители научного сообщества, образовательного сообщества с участием бизнеса и структур гражданского общества. Поэтому одна из задач, которую мы решаем – это выявить экспертное сообщество и научиться работать вместе. Мне кажется, что что-то у нас, тем не менее, получается, и, может быть, главный положительный результат того, что произошло, включая эмоциональные, достаточно серьезные дискуссии, это то, что все-таки мы создаем инструменты принятия совместных решений.

Интересные факты:
Загрузка ...














  Европейский форум