Rambler's Top100 Service

Россия и Казахстан должны вместе бороться с "оранжевой чумкой"

Макбат Станов
президент Института развития Казахстана, доктор экономических наук
17 января 2005

Я думаю, что сегодня, в связи с недавними событиями, произошедшими на Украине на первый план выступили проблемы взаимодействия бывших союзных республик в рамках Единого Экономическое Пространства. Всем понятно, что результатом «оранжевой революции» могут стать изменения во внешней и внутренней политике украинского руководства. Уже сегодня на Украине проект создания Единого Экономического Пространства немного притормозился, и уже сейчас страны - союзники встали перед необходимостью строить   межгосударственные отношения на постсоветском пространстве без Украины. Это не означает, что Украина вышла из этого процесса, но на данном этапе активность Украины явно снижена, а поэтому   Россия и Казахстан в новых условиях должны выработать единую стратегию действий по отношению к Украине.

Но процессы, проходящие на Украине это лишь маленькая часть наших межгосударственных проблем. Начавшийся визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Москву, на мой взгляд, скорее, связан с активизацией экономических отношений между Казахстаном и Россией. Существует, например, программа, в рамках которой Казахстан и Россия намерены проводить совместные космические исследования. И Казахстан, на чьей территории расположен космодром Байконур, заинтересован в этом проекте не меньше, чем Россия. Это связано со многими вопросами, и не последний из них – экология. Существует еще целый круг очень важных для наших стран вопросов,   связанных с границей.

Если анализировать, как в последнее время развиваются экономические отношения Казахстана и России, то нужно вспомнить, что еще год назад была поставлена задача – удвоить наш товарооборот с 5 до 10 млрд. долларов. Сегодня мы находимся где-то в середине этого пути. Товарооборот приближается к 7,5 млрд. Это раз.

Второе: существует острая необходимость согласовать наши действия в нефтегазовом секторе, потому что сейчас усиливается давление Америки на казахстанское руководство, особенно в секторе нефтедобычи, нефтетранспортировки. Я думаю, что катализатором активизации позиции Америки стало то, что Казахстан выходит на прямые торгово-экономические отношения с Китаем, и здесь очень неплохо было бы подключиться к этому процессу России. Я имею в виду доставку нефти в   Китай, особенно, если Китай мы будем рассматривать как стратегического партнера. Я думаю, что этот процесс можно перенести и на другой уровень – рассматривать это партнерство в рамках ШОС.

Пока же нам все еще очень сильно мешает развивать отношения наличие   двойных тарифов, особенно на железнодорожные перевозки. Это сильно влияет на цену и делает отдельные товары неконкурентоспособными. На некоторые товары   тарифы практически удваиваются.

Думаю, что президенты должны поднять и обсудить проблемы угледобывающей отрасли. Сегодня в России существует очень сильное   угольное лобби, которое хочет любым путем   переориентировать свое угледобывающее производство на те энергетические системы, которые на сегодняшний день работают на экибастузском угле. Эти станции хотят перевести на российский уголь, несмотря на то, что экибастузский уголь даже с учетом доставки, получается дешевле, чем российский.   Это сильно тревожит наших угледобытчиков, тревожит политиков и экономистов, так как переориентация российских тепловых станций может резко снизить товарооборот двух стран, ослабить связи.   В России, после всех преобразований, действительно стабилизирована добыча угля, и все больше встает вопрос о его реализации, поэтому эта проблема вполне объективна. И дешевый экибастузский уголь вступает в конкуренцию с угледобывающими компаниями. России и Казахстану необходимо унифицировать систему энергоснабжения. Насколько я знаю, мы опять восстановили единую систему энергопотоков, но там все еще остаются значительные проблемы. И проблемы, в большей степени, политические. Ведь после развала единой страны бывшие республики, по крайней мере, центрально-азиатские страны, построили единую систему: продуктовую, энергетическую, нефтяную, но мне кажется, лучше было бы сделать так, как это было в Советском Союзе, когда участие республик в экономике Союза было распределено по отраслям. Например, один что-то добывает, потому что у него есть ресурсы, другой что-то производит, чтобы не затрачивать огромные инвестиции для изобретения простейшего велосипеда, заново строить то, что уже было построено когда-то.

Что же касается восстановления и обустройства нашей совместной границы, то здесь еще предстоит очень многое сделать, потому что протяженность российско-казахстанской границы равна 7,5 тыс. км., и ни у одной их стран нет достаточных средств, чтобы проделать эту работу в короткий срок. Я думаю, ни Россия, ни Казахстан не в состоянии профинансировать все проблемы, которые связаны с укреплением границы. Следовательно, надо искать приемлемый выход. Необходимо создавать совместные таможенные посты, необходима единая таможенная система. Сейчас этот процесс идет, вводится взимание налогов по месту назначения, и, на мой взгляд, это серьезный шаг вперед в наших двусторонних отношениях, но этого еще недостаточно. Думаю, что в программе визита будут стоять вопросы приграничного сотрудничества, как и вопросы спорных территорий.   Это особенно актуально и важно для участников переговоров, потому что на этих территориях находятся месторождения нефти. Кстати территориальные споры у Казахстана возникли не только с Россией. У нас уже есть опыт урегулирования таких вопросов с Узбекистаном.   У Казахстана была проблема с водообеспечением, и возник спорный вопрос по Арнасайскому водохранилищу. Договорились так: Узбекистан отдает территорию около Арнасайского водохранилища, но в то же время он получает земли в   другой области. И конфликт был исчерпан.

Я знаю, что несколько спорных территориальных вопросов с Россией   предполагается решить аналогичным способом. Мы считаем, что нефтяные месторождения находится на территории Казахстана, но все жители, проживающие там, являются гражданами России, поэтому необходимо будет найти компромиссное решение проблемы.

Не обойдут наши президенты и вопроса «экспорта революции», ведь уже есть прецедент. Я имею в виду не только то, что произошло на Украине. Первые симптомы можно было наблюдать еще в Грузии, и нельзя исключить возможности распространения этого болезненного процесса. Нельзя исключить вероятность того, что подобные события могут произойти в том же Кыргызстане. Мне кажется, что для таких предположений уже есть основания: значительно повышена социально-экономическая напряженность в центрально-азиатском регионе, центральная власть в Кыргызстане недостаточно мобильна с точки зрения организации управления регионом. Зачастую механизмы воздействия на местные власти просто отсутствует. Растут сепаратистские настроения. Активно идет разделение на кланы: северный, южный. И нет силы, которая могла бы остановить, или хотя бы контролировать этот процесс. А это уже явно почва не только для оранжевой революции.

Но Азиатский регион не Европа. Здесь если произойдет что-то подобное тому, что мы наблюдали в Киеве, причем, в любой центрально-азиатской республике, это все равно затронет все страны региона, вне зависимости, от того, где они расположены – близко или далеко от очага. Все равно Туркменистан или Таджикистан, Узбекистан, или Казахстан будет первым.   И если в Кыргызстане начнется, то, как по цепочке пойдет по всем республикам. Я полагаю, это не может не волновать наших президентов, еще и потому, что Америка довольно жестко насаждает в постсоветской Азии свою модель демократии, свою модель управления. Не секрет, что Казахстан очень важен для американцев с той точки зрения, что они хотят контролировать все нефтепотоки этого региона. А тут получается, что нефтепоток из Казахстана в Китай не будет контролироваться американцами. Это особенно важно, если вспомнить, что и без того   экономика Казахстана сейчас процентов на 70-80 зависит от внешних инвесторов. То есть фактически управление нашей экономикой исходит из-за рубежа. По крайней мере, все основные сырьедобывающие отрасли давно находятся под управлением зарубежных владельцев. И все финансовые потоки контролируются из-за рубежа.

Могу привести пример: например, в прошлом году в Казахстане было добыто 45 млн. тонн нефти. Из них   не более чем 7,5млн. тонн нефти было добыто национальной компанией, остальные средства уходят на запад. Это положение намного хуже, чем в России. Весь объем нефтедобычи, экспорта сырьевых ресурсов, в основном, принадлежит иностранным   компаниям. Аналогичная ситуация и в других отраслях, в горно-металлургическом комплексе, например.

Думаю, что уже сегодня такое положение дел в экономике может представлять опасность независимости Казахстана. И в плане политическом.

Например, у нас есть такая Евразийская промышленная группа. Она владеет бокситовыми месторождениями, компания «Алюминий Казахстана»,   Машкевича, Ибрагимова и Шодиева. По данным экспертов, они   уже сегодня могут контролировать до 30% ВВП Казахстана. Также они имею собственную партию и фракцию в парламенте. Они лоббируют интересы, связанные с тарифами. Я считаю, это несет уже большую угрозу государственному строю, так как они не граждане Казахстана.

Будут обсуждаться и вопросы совместных космических исследований. Казахстан претендует на долю прибыли, которую получают российские компании, работающие в этой области, вопросы экологии в связи с активной эксплуатацией Байконура обычно используются как рычаг давления при принятии тех или иных решений. Думаю, что в этих вопросах наши президенты вполне могут договориться.

0

0