Rambler's Top100 Service

Помогут ли новые антитеррористические законы спецслужбам?

Кандидат военных наук, профессор, член - корреспондент Академии военных наук, руководитель центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа
31 января 2005

Государственная Дума в ближайшее время должна принять во втором чтении закон « О противодействию терроризму», первый вариант этого закона вызвал шквал замечаний и нареканий в связи с возможностью использования некоторых норм законопроекта для подавления инакомыслия и социального протеста. Когда один теракт происходит за другим, унося за собой все больше и больше жизней, вряд ли имеет значение то, кто за ним стоит. Терроризм в большинстве случаев развивается там, где ему не оказывается должного сопротивления. И его главной единицей измерения является количество жертв. Цели, причины и мотивы террористов – факторы второстепенные.

В целом, угроза терроризма является сегодня одной из самых актуальных и на нее надо адекватно реагировать. Можно привести французский опыт, где после взрывов в метро была введена семиуровневая система безопасности. В Париже, в частности, не на всех станциях место останавливаются вагоны. Если наверху находится правительственное здание или какой-нибудь крупный промышленный объект, подрыв которого нанесет экономический ущерб Франции, остановка запрещена. Французское метро по всему городу распределено на зоны безопасности. Жандармерии размещаются около тех объектов, которые могут стать легкой добычей террористов (стадионов, супермаркетов, школ). Самое главное – была изменена нормативной база, изменились требований к службам безопасности, к спецслужбам, в первую очередь, а также – изменились принципы работы с населением.

В России финансирование на содержание спецслужб за последние годы увеличилось в три раза . Предположительно половина бюджета расходится на контртеррористическую деятельность. Во Франции же 80% средств расходуется на аналитическую работу, определение угроз. И самые большие деньги из этой суммы направляются на информирование общества и населения об угрозах, на издания о мерах безопасности, где подробно описывается, как надо себя вести при таком-то и таком-то случае. И только 20% идет на охрану особо важных персон (!) и охрану всех 400 правительственных зданий Франции. В Америке – после событий 11 сентября государственный инспектор, проводивший расследование деятельности ФБР, сделал очень важный вывод – за все время существования ФБР не было выпущено ни одного доклада, который бы информировал правительство и население страны о существующих перспективах угроз. Кроме того, комиссия посчитала, что объединение функций разведки и расследования значительно замедляет принятие решения. В общей системе информации о подготовке к терактам 50% - это информация, получаемая из бесед с людьми, основанная на открытых источниках, научных исследованиях, с использованием технических средств, а 50% идет по линии агентуры. Внедрить агентуру крайне сложно. На это нужно время. И наши спецслужбы сейчас стоят перед дилеммой – либо любыми способами найти этих террористов, арестовать их и показать, что хорошо работают, поскольку на то, чтобы подготовить специалистов для агентурной работы, нужно пять и десять лет, либо расписаться в своем полном бессилии. Видимо, стоит рассмотреть вариант, по которому спецслужбы должны быть освобождены от функции проведения процессуальных действий и все силы были бы отданы только противодействию террористическим угрозам .

Никто не спорит, нужно совершенствования законодательной базы. Но возникает вопрос, почему в Америке, не ожидавшей террористических угроз, после 11 сентября на разработку «Патриотического акта», давшего широкие дополнительные полномочия спецслужбам, ушло немного времени. В России, где много лет идет война с терроризмом, только намечаются кардинальные меры, да и то с явными перегибами. Принимаемый сейчас блок законов, касающихся утверждения концепции национальной безопасности: «О противодействию терроризму», Об общественной палате», «О деятельности общественных структур правоохранительной направленности» ( разрабатываемой в недрах МВД), принятый Госдумой РФ в первом чтении проект закона, изменяющий порядок выезда иностранцев в Россию и выезда из нее направлен, как нам кажется на создание некоего занавеса . 

И самое главное, в этих законах не просматривается, как будет проводиться работа по изменению имиджа спецслужб и МВД. Как информируется население о программах, которыми занимаются спецслужбы и милиция по борьбе с терроризмом. В Австралии, например, в позапрошлом году (это, может быть, было связано с проведенной большой работой в связи с Олимпийскими играми и проведением саммита) поступило 5000 звонков от населения, которые касались в той или иной степени террористической угрозы. К сожалению, в обществе – это касается всех стран Восточной Европы, не только России, до сих пор еще существует недоверие к спецслужбам и к милиции. Поэтому люди думают: что я пойду о чем-то говорить, затаскают потом по судам… Вот такой обывательский подход. У нас только-только разрабатывается закон о защите свидетелей. И не каждый гражданин согласен выступить в суде и сказать в лицо: вы знаете, я вас видел. Если он выходит из зала суда, и ему говорят: слушай, а у тебя жена там-то, а дети – там-то, ты не боишься, что они могут пропасть, кто его защитит? Программа защиты свидетелей, о введении которой объявлено в прошлом году, еще не отработана и не эффективна.

Второе – необходимо ужесточить государственные требования к   системам безопасности на всех транспортных системах, принять государственное решение на промышленную разработку и установку газосигнализаторов во всех аэропортах, на всех железнодорожных станциях, станциях метро и автовокзалах, установку антивандальных приспособлений на промышленных трубопроводах. На изготовление систем безопасности наземного транспорта, которые должны позволять водителю в случае опасности закрыть бронещитом салон и себя, как это делается в Израиле.

Особое внимание должно быть уделено воздушным и морским кораблям особенно, малой (москитной) авиации, всем типам прибрежных кораблей и катеров . Если за крупнотоннажными морскими, речными и воздушными судами имеется контроль, то за малой авиацией и судами контроль поверхностный.

Сам почерк терактов в России, если, например, говорить о недавнем захвате самолетов, на 100% повторяет американский сценарий. Во-первых, с одного аэропорта - Домодедово, в ночное время, самолеты вылетали в одном южном направлении, подрыв произошел в одно время. Другой вопрос, как эта взрывчатка оказалась на борту? Дело в том, что техническая площадка, на которой делается предполетная подготовка самолетов, она практически доступна многим. За 1,5-2 часа, которые уходят на предполетную подготовку самолета, к нему подъезжают машины аэродромного обслуживания: бензозаправщики, кары с продовольствием, технические машины, заходят уборщики с огромными пылесосами и убирают салон, багажное отделение и пилотские кабины. Только после них самолет принимает служба безопасности, которая проверяет все лючки, и потом у нее принимают самолет бортинженер и командир. В какой момент была занесена взрывчатка? Вероятно, что именно в тот момент.

По опыту Западных стран в законодательном плане необходима разработка систем контроля, электронной базы данных за иностранцами , их адресами работы, проживания, местами проведения свободного времени.

Мир и Россия вступили в эпоху терроризма, и принимаемые законы должны иметь перспективу. Главное же – надо понять, что России надо менять все требования к системам безопасности личности, общества, мест массового пользования, учебных и здравоохранительных учреждений транспорта, надо менять взгляды государства и общества на то, чтобы решить общую проблему с терроризмом, надо менять подходы, устоявшиеся правила. До сих пор к безопасности гражданина России власти относятся примерно так, как относились к безопасности в СССР. У нас поменялись условия. У нас поменялись партнеры. Но отношение к человеческой жизни, к сожалению, осталось прежнее, советское . И с тоит только ожидать, что новые антитеррористические меры   окажутся эффективными и адекватными.
0

0