Россия-Украина-ЕС: опыт "перевернутого соседства"

Вадим Карасев
директор Украинского Института глобальных стратегий
17 Февраль 2005

Приход новой власти ознаменовался существенными изменениями во внешней политике Украины.

Во-первых, теперь для нее характерны идеологизация и морализация, особенно в контексте интеграции в Европейский Союз. Вновь возвращается телеология, целеориентированный подход к европейской интеграции, которые были интеллектуально вброшены еще в начале 90-х в внешнеполитический кругооборот. Затем было господство позитивистского, т.е. неидеологичного режима Кучмы, который придерживался политики многовекторности. При этом упоминание о евроинтеграции было скорее данью внешнеполитической конъюнктуре. Сейчас европейская телеология переводится в политику ускоренного продвижения по пути евроинтеграции. Конечно же, здесь можно говорить о неком романтизме, но тем не менее цель вступления в ЕС является основным целеориентиром в новой внешней политике.

Второе, внешняя политика морализируется. Во-первых, об этом говорит то, что в своей инагурационной речи сделал акцент на участии Украины в борьбе с тиранией, за демократию.

Во-вторых, Карпатская декларация Саакашвили и Ющенко.

В-третьих, неоднократное указание на то, что Украина будет способствовать расширению демократии на постсоветском пространстве.

В целом фундаменталистский, моральный дискурс входит в политический язык новой власти.

Одновременно с идеологизацией внешней политики на европейском направлении происходит деидеологизация на российском направлении. Из российско-украинских отношений выводится «общее духовное родство», славянские и псевдославянские ценностные характеристики. Внешняя политика Украины и России становится менее политизированной и переводится в формат национальной прагматики. Если раньше российско-украинские отношения строились на сходстве ментальных кодов власти, дружбы домами и «доменами» власти, то сегодня внешняя политика Украины в отношении России будет проводиться на чисто прагматических соображениях. Скорее всего, здесь не будет никакой геополитики, никакого стратегического партнерства в смысле общей стратегической культуры и видения на постсоветском пространстве. Основные линии сотрудничества будут идти по линии торговли, энергетики и технологической кооперации, поскольку здесь есть взаимозависимость.

Таким образом, мы видим две противоположные тенденции на европейском и российском векторах внешней политики Украины. В этом есть вызов и риск, учитывая связи между украинским и российском обществом. Кроме того, нужно принимать во внимание, что в проблеме вступления в Евросоюз есть существенная разница между прагматическими и моральными, идеологическими соображениями.

В связи с этим я бы говорил о возникновении такого феномена как «перевернутое соседство». Если раньше Украина во внешнеполитических концептах рассматривалась исключительно с точки зрения соседа, то сейчас в ответ на этот «дореволюционный проект» ЕС Украина выдвигает собственную политику соседства. Сейчас соседом для Украины является России. Об этом в частности свидетельствуют такие пассажи из инагурационной речи Ющенко, как «Россия - наш вечный сосед». «Перевернутое соседство» являет собой новую модель украинской внешней политики на европейском направлении. Сейчас очень важно получить от Евросоюза изменения в статусе Украины в рамках политики соседства и расширения ЕС на Восток.

Есть еще определенные риски для внешней политики Украины. Я остановлюсь на высказывании президента, которое меня мягко говоря насторожило.

Во-первых, представляя нового министра иностранных дел, Виктор Ющенко сказал, что мы будем стремится в Европу, потому что там более высокие стандарты. Возникает вопрос, а что вообще это такое эти стандарты. Сможет ли Украина вообще освоить европейские стандарты? Почему Украина, будучи Европой, не смогла стать Западной Европой? Учитывает ли новое руководство МИДа, что ЕС – своеобразная нормативная империя, империя стандартов, правил, которая втягивает в себя страны без территориальной экспансии. На каких условиях и как будет участвовать Украина в этой империи правил, «правильной» империи.

Здесь нужно внимательно разобраться, потому что можно быть субъектом правил, а можно быть их объектом. Как говорит один из героев телесериала «Бригада» есть расклады в которые играешь ты, а есть в которые играют тебя. Таким образом, сможет ли (и как, если сможет) Украина вписаться в эту нормативную империю на приемлемых для себя условиях?

В связи с этим меня настораживает выступление на брифинге Бориса Тарасюка, который в частности заявил, что нет проблем с европейской интеграцией, потому что страны Центральной Европы прошли ее без особых проблем.

Поэтому возникает вопрос – насколько Украина способна примерить на себя интеграционный код стран ЦВЕ (Чехии, Прибалтики, Польши). Мне кажется, что во внешней политике необходимо уйти от евроатлантической формулы. Сейчас она устарела: есть структуры Запада, куда входят и США, и ЕС, есть понятия единой Европы. Украинская внешняя политика должна их различать, поскольку это те рабочие понятия, которые ее организовывают. Думаю, сейчас мы находимся на следующем этапе. Идеи о евроатлантической интеграции были характерны для внешнеполитической повестки дня в начале 90-х годов. Сейчас они опять вводятся в экспертный и дипломатический оборот, хотя уже необходим новый комплекс идей, в том числе и для пользования внутри Украины.

Последний вопрос связан с проблемами национального интереса, национальной идентичности. Как известно, эффективная внешняя политика может опираться только на адекватное понимание национального интереса, которое, в свою очередь, опирается на самопонимание нации, ее идентичность.

Показательно, что Виктор Ющенко сказал, что «как финансисту мне все равно откуда придут деньги в Украину – деньги не имеют географии». В связи с этим, я бы сказал, что наш президент с одной стороны является субнационалистом, с другой, постнационалистом. О субнационализме говорит его происхождение из семьи сельской интеллигенции, с этим связаны его консервативные христианские ценности.

Как финансист он наднационалист, который не связан с территорией. Однако Украина имеет территорию и крупные промышленные активы, территориально привязанные, укорененные в ней. Тяжелая индустрия в Украине имеет территориальную привязку – на Востоке. В этом смысле позитивный пример стран Балтии или Польши для Украины, говоря словами Ленина, хромает.

Ведь Европейский Союз взял курс на деиндустриализацию, деконструкцию советской экономики в Прибалтике. Поэтому давайте определяться так, выбираем мы деконструкцию нашей тяжелой экономики ради интеграции в ЕС или нет? Я не говорю, что это хорошо или плохо – это объективный факт. Однако балтийская модель имеет четкий формат постиндустриальной экономики, в которой отрасли составляющие базис украинской экономики отсутствуют. Согласна ли Украина нести издержки связанные с их демонтажем?

В этом контексте также важно понять как нам разрешить еще одну проблему. Имеется в виду проблема национальной безопасности. В каком ракурсе нам ее рассматривать? Например, современная стратегическая культура Европы не акцентирует внимание на безопасности, а если акцентирует, то на т.н. мягкой безопасности, которая касается проблем преступности, этнических конфликтов. Это не стратегические угрозы с которыми имеют дело Россия и США, которые являются государствами опирающимися на вооруженные силы в своей внешней политике.

Российская стратегическая культура основной акцент делает на безопасности. Возникает тогда вопрос: Украина, она в какой культуре должна быть - в российской и заниматься накачкой угроз и делать внешнюю политику более активной или же мы делаем упор на европеизацию внешней политики, а, значит, безопасность уходит несколько в сторону, она будет касаться больше внутренних проблем.

Поэтому для внешней политики Украины важно найти оптимальное сочетание национальных и наднациональных приоритетов.

Оранжевая революция была большой эмоцией, открывшей новые возможности для внешней политики Украины. Однако очень важно, с помощью каких концептуальных моделей, понятий будет организовываться внешняя политика Украины. Если оппонирующие силы смогут выдвинуть европейскую альтернативу Украины, от этого выиграют власть и общество в целом.

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум