Реформа льгот исправила дефект пенсионной реформы – базовая пенсия выросла в полтора раза

Сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации, Член Федерального Совета РДП "Яблоко"
18 февраля 2005

К сожалению, те, кто осуществлял реформу по замене льгот адресными субсидиями, недостаточно владел информацией о природе льгот. Желая сэкономить, они сделали так, что государственные средства, направленные на социальную политику возросли, как минимум, в десять раз. С этой точки зрения для многих монетизация оказалась крайне полезной, потому что она побудила людей к активным действиям, в результате чего была увеличена базовая пенсия почти в полтора раза. Этим был частично исправлен серьезный дефект пенсионной реформы.

На мой взгляд, нельзя было все валить в одну кучу. Льготы носят самый разный характер, у них разные источники финансирования и, соответственно, разные методы реализации. Безусловно значительную часть льгот надо было отменять. Самый простой пример: льготы ветеранам труда. Понятно, что когда все работали на государство, льготы государство давало как отсроченную выплату: сейчас мы недоплачиваем зарплату, но в будущем, на пенсии, вы будете пользоваться льготами. Теперь люди работают, в основном, не на государство, а на частных предпринимателей. Какие ветераны труда могут быть в будущем? Но это вовсе не значит, что надо было отменять льготу всем ветеранам труда, надо было лишь ликвидировать это звание в дальнейшем, с тем чтобы человек, сколько бы он ни отработал на этом частном предприятии, обращался за льготами и прочими вещами не к государству, а к работодателю. Это один аспект. Вместо этого взяли и переложили льготы на регионы, большинство из которых к этому не имеют никакого отношения.

Неправомерно решение по отношению к репрессированным: репрессировали людей не регионы, и ответственность за это не могут нести региональные бюджеты. Также по отдельным параметрам просто нельзя было переходить от натуральных льгот к денежным. Это касается в первую очередь лекарств, например, для людей, страдающих психическими заболеваниями.

Если заглянуть в историю, то впервые льготы появились в Англии с появлением железных дорог, для тех, кто не мог физически заплатить, например, для безруких. Природа льгот, повторяю, разная и с разными льготами надо было поступать по-разному. Вместо этого все решили одним махом, попытались изменить все сразу.

Что касается льгот для военнослужащих, тут нужно было действовать особенно осторожно, например, заменять льготы на проезд, на льготные проездные билеты, то есть реально предоставлять эту же льготу в натуральном виде. У большинства же льгот на момент монетизации не было механизма финансирования. Но, на мой взгляд, выдать военнослужащим деньги взамен всех существовавших у него льгот неправомерно, это не может быть единственным механизмом решения вопроса. Это касается не только военных. Однако различные механизмы должны были быть придуманы и испробованы заранее.

У нас же сначала приняли решение, начали его реализовывать, и только потом, исправляя огрехи, стали предлагать различные, в том числе и достаточно действенные, механизмы по реализации этого закона. А ведь совершенно очевидно, что у разных категорий льготников – различные проблемы, следовательно, и решать их нужно было по-разному. Что делать теперь, когда всем очевидно, что обратного пути нет. Чтобы снять напряжение в обществе есть два пути. Первый – это отработать механизмы. Второй путь – это дать право на выбор: либо деньги, либо льгота в натуральном виде. Второй вариант плох, поскольку мы уже сделали шаг вперед. Значит, лучше все-таки отрабатывать конкретные реальные механизмы, но это очень дорогой и сложный путь. Впрочем, и тот, и другой путь потребуют немало денег.

В богатых Соединенных Штатах, которые хорошо умеют считать деньги, бедным помогают не деньгами, а продовольственными талонами, и на них можно купить только продовольствие и, например, нельзя купить водку. Наши пенсионеры, бедные люди, оказались хорошими маркетологами, они знают, что этот товар дешевле там, за две остановки от него, а вот молоко дешевле в другом магазине, и надо ехать в другую сторону. И до января пенсионер покупал себе продукты не в близлежащем дорогом «Седьмом континенте», а в каком-то другом, дешевом магазине. Отменив льготный проезд, его лишили выбора, в определенном смысле лишили занятия.