Rambler's Top100 Service

Терроризм - это кризис мусульманского сообщества

Георгий Мирский
доктор исторических наук, профессор Института мировой экономики и международных отношений РАН
18 февраля 2005

Выступление Георгия Мирского , д.и.н., профессора Института мировой экономики и международных отношений РАН на семинаре «Радикальный ислам наступает» в рамках цикла «Экономическая политика в условиях переходного периода», проходящего под руководством научного руководителя ГУ-ВШЭ Евгения Ясина 16 февраля 2005 года.

 

Часто задают вопросы, в чем причина подъема радикального ислама. Одни полагают, что главная причина - это нищета, и если устранить нищету третьего мира, то не будет никакого террора. Многочисленными исследованиями доказано, что это совершенно не так. Дело даже не в том, что сами исполнители террористических актов вовсе не выходцы из нищей среды. Дело даже не в том, что если бы действительно террор был вызван нищетой, то тогда террористами были бы люди из Бангладеш, Сомали, Эфиопии - то есть самых бедных стран. В реальности, это выходцы из стран достаточно благополучных. Из 19 человек, участников террористической операции в Нью-Йорке и Вашингтоне, 15 человек – люди из Саудовской Аравии. Так что дело не в этом. Нищета является только фоном, и безработная молодежь во многих арабских странах резервуаром для пополнения рядов террористов, это верно. Но сами по себе они, я уж даже не говорю об их генералах, таких как Бен Ладен, в основном, люди обеспеченные, получившие европейское образование. Я уверен, что проблема не только в нищете. Если почитать работы исламистов, то можно увидеть, что меньше всего внимания они уделяют материальным проблемам. Это люди, которые ставят перед собой гораздо более «высокие цели». В свое время руководитель исламской революции в Иране, после того, как стали ворчать по поводу того, что дела в экономике идут не так-то уж хорошо, сказал: «Мы не для того делали революцию, чтобы снизить цены на дыни».

Некоторые считают, что все дело в зависти. Зависти бедных, обездоленных. Ничего подобного, дело вовсе не в зависти. Если бы можно было побеседовать с теми людьми, которые недрогнувшей рукой направили свои самолеты в нью-йоркские небоскребы, и выяснить, о чем они в этот момент думали, то уж только не о зависти к этим презренным людям, которых они собрались убивать.

Говорят, что все дело в религии, что это борьба двух цивилизаций, имеющая исключительно религиозный оттенок. Ислам против христианства. Ничего подобного. Те люди, которые убивают американцев, вовсе не считают, что они убивают христиан. Для них Запад, а тем более американцы, средоточие зла, безбожное общество, а вовсе не христианское, общество аморальное.

Для того, чтобы как-то приблизиться к пониманию того, откуда берет начало террор, я бы привел сначала цитату из Корана, из третьей сунны, где, обращаясь к мусульманам, Аллах говорит о них как о лучшей общности, созданной для человечества. Это первое. Но при этом кто господствует в мире? Кто заполняет пространство? Кто и в материальном, и в моральном плане доминирует? Америка. Значит, тут важно другое. Не столько материальное отставание, нищета, бедность, зависть, сколько то, что некоторые из наиболее проницательных и знающих западных обозревателей назвали «оскорбленным достоинством», «униженным достоинством». Но это отнюдь не кризис ислама как религии, ничего подобного, ислам крепкая религия, сейчас, пожалуй, самая сильная религия в мире, она распространяется, все больше и больше людей других конфессий переходят в ислам. Так что не нужно думать, что это кризис религии. Это кризис мусульманского сообщества. И даже не в целом сообщества в целом, а арабского Востока. Это глубокий моральный кризис. Это фрустрация, отчаяние, понимание того, что в мире что-то идет не так, раз неверные хозяйничают, господствуют и распространяют свое влияние, а единственная правильная правоверная религия, мусульмане, оказались маргинализированы, отброшены на обочину. Вот в чем надо искать корни этого явления.

В таком случае становится понятно, почему США - главный враг. С их точки зрения Запад, а особенно Америка, подрывают ислам, подрывают мусульманские ценности, размывают, разрушают. Вот за что идет борьба. И, апеллируя к цитатам из Корана, они ведут борьбу именно за то, чтобы сохранить исламские ценности, которые сейчас с их точки зрения, подвергаются наибольшей опасности.

Тогда и вырисовывается эта цепочка – фундаментализм, исламизм, терроризм. Фундаментализм сам по себе не обязательно ведет к терроризму. Это осознание того, с точки зрения этих людей, что вся беда мусульманского мира в отходе от первоначального ислама, от чистого, незамутненного. Это правящие круги, которые легко идут на грех, обогатились, живут в роскоши, коррумпированы и продались Западу. Вот в чем главное. И поэтому «ислам, это решение вопроса» - вот основа, откуда все это идет. А свалить эти прогнившие правящие клики, элиты в мусульманских странах, не ударив по основе, по корню зла, по Западу, который их поддерживает и подкармливает, невозможно. Отсюда идет эта грандиозная идея. Для того, чтобы установить исламское правление, нужно уничтожить то пагубное влияние, которое идет с Запада. Вот почему удар наносится по Западу.

Бен Ладен создал «Аль-Каиду», о которой вы все знаете. Бен Ладен создал в 98-м году всемирный фронт борьбы против евреев и крестоносцев. Можно спросить – ну хорошо, а мы-то здесь причем? Тут тоже есть цепочка. Фундаментализм может остаться на уровне теории и идеологии. Но люди действия идут дальше. Они идут дальше - если так обстоит дело, так надо же бороться! Бороться. Бороться с коррумпированными и безбожными, и с теми, кто за ними. Но как бороться? Надо пускать в ход единственное, в чем исламисты считают, они имеют превосходство – человеческую бомбу, человеческую торпеду – самоубийц. Именно отсюда идет теория шахидов.

Несколько лет тому назад я бы на одной международной конференции в Александрии и разговорился с человеком, моим коллегой из палестинского университета, который занимается исламизмом. И когда я ему задал вопрос на эту тему, он меня спросил: «Кого убивают русские солдаты в Чечне? Они убивают людей, который провозглашают: «Аллах акбар!». Русские убивают в Чечне мусульман, значит, намного ли русские лучше, чем сионисты и американцы?». Вот в чем дело.

На мой взгляд существует два таких круга, два интернационала. Первый – наш собственный, можно назвать его басаевский, северокавказский. Почему я называю его «интернационал», потому что вы сами понимаете, что там далеко не только чеченцы. Но как источник– именно Чечня. Второй исламистский интернационал, это и «Аль-Каида», это Бен Ладен, это те, которые сейчас создают новый очаг своего движения в Ираке, американцев в Ираке взрывают те самые люди, может быть их сыновья, неважно, люди того же типа, как те, которые убивали советских солдат в Афганистане 20 лет тому назад.

Я замечаю, что имеется колоссальная недооценка угрозы исламизма, которая объясняется, на мой взгляд, двумя причинами: во-первых, недооценкой всего, что идет с Востока, поскольку в России преобладает европоцентризм, а во-вторых, недооценкой роли религии. Я помню, когда началась революция в Иране, ни один человек не верил, что какие-то «голодранцы» могут победить сильную шахскую армию. И до сих пор движения, в авангарде которых стоят религиозные силы, недооцениваются.

И третье, несмотря на все то, что Путин говорит о нашем союзе и партнерстве с американцами в общей антитеррористической борьбе, большинство и политиков и политологов, и журналистов до сих пор убеждены в том, что настоящий-то враг, это Америка. И когда Путин после Беслана, сказал о том, что кто-то хочет от нас отхватить жирные куски, кому-то не нравится, что у нас есть ядерное оружие, большинство людей нашего политического класса страшно обрадовались – наконец-то Путин понял. А то он все посылает телеграммы или телефонные звонки Бушу – «мы с вами, против террора». А тут он сказал. Как это понимать, кто от нас хочет оторвать и кому мешает наше ядерное оружие. Не Бен Ладену же, не Басаеву, ясно, что американцам. Я слышал от многих людей тогда: «вот, слава богу, правильно, надо было давно так сказать». По «Эхо Москвы» был опрос людей по поводу выступления министра внутренних дел Нургалиева, который сказал, что причина роста криминальности в нашей стране, это международный терроризм, поощряемый западными спецслужбами. И такая неверная постановка проблемы очень характерна для нашего политического класса – винить во всем всегда Запад и Америку. На мой взгляд, самая главная угроза для нас в XXI веке, для нас и для всего человечества, это радикальный экстремистский исламистский терроризм. Я затрудняюсь сказать как с этим бороться. Боюсь, что из вне это нельзя сделать. Необходимо, чтобы появились внутри мусульманского сообщества достаточно влиятельные силы, как у нас всегда любили говорить «здоровые силы», влиятельные силы внутри самого духовенства, прежде всего, внутри политических деятелей ислама, которые бы показали, что тот ислам, который идет и угрожает человечеству, это другой ислам. А на самом деле и тот и другой имеют место. Но как этого добиться, как это сделать, я не знаю. Но самое главное, на мой взгляд то, что эта проблема должна встать перед нами во весь рост. Важность ее должны осознать люди, определяющие нашу политику, при этом не разжигая антимусульманских настроений.

0

0