Rambler's Top100 Service

Только американцы располагают реальной картинкой деятельности НПО Украины

Доцент, кафедра информатики Крымского Государственного инженерно-педагогического университета
24 февраля 2005

Владимир Крылов, доцент Кафедры информатики Крымского Государственного инженерно-педагогического университета продолжает тему о сотрудничестве российских и украинских общественных организаций, поднятую на сайте Кремль.Орг Михаилом Кордонским. Речь в интервью идет об Автономной республике Крым.

 

В Крыму зарегистрировано более 2000 общественных организаций, которые можно отнести к неправительственным. Процесс рождения все новых и новых далек от завершения. Однако растущее количество организаций не может служить показателем гражданской активности населения. Скорее это показатель активности отдельных личностей и групп с желанием продемонстрировать общественную поддержку собственной позиции.

Например, на сайте www.pro-ngo.org.ua "Крымского информационно-ресурсного центра для НПО (неправительственных организаций)" представлено более 170 живых, активно действующих НПО Крыма. Они классифицированы по 20 сферам деятельности. Возможно ли их сотрудничество с российскими организациями? Скорее да, чем нет. Но каждая из них будет исходить из того, а каков реальный итог совместных действий для организации.

Следует отметить, что появление подобного информационно-ресурсного центра отражает объективную тенденцию в координации действий крымских, общественных объединений, независимо от рода и направления своей деятельности.

Откуда такое большое (2000) количество организаций? В эпоху грантовой "лихорадки" плодилось множество организаций-грантоедов. Одни и те же люди в разных, преимущественно поселковых советах, регистрировали общественные объединения с похожими целями и задачами, но разными названиями и, соответственно, разными юридическими адресами. Делалось это для того, чтобы у представителей стран-доноров создалось впечатление о важности решаемой с помощью гранта общественной проблемы и поддержки возможных инвестиций широкими массами. Создавалась даже иллюзия того, что вот-вот и из этих объединений родится гражданское общество.

Политические партии для решения своих политтехнологических задач также взяли на вооружение общественные организации, как способ демонстрации поддержки населения. Редкий крымчанин сможет перечислить 5-7 общественных организаций, которые вошли, например, на недавних выборах в «Общественное объединение «Крым за Януковича». Алогично, он также затруднится ответить на вопрос о том, какие организации поддержали «Форум демократических сил». Тем не менее, и с той, и с другой стороны звучали очень солидные заявления о том, что нас поддерживает столько то общественных объединений.

Самые удивительные общественные объединения Крыма это "пророссийские" организации. Специфика Крыма состоит в том, что любая политическая сила, которая продекларирует отказ сотрудничества с Россией обречена на поддержку лишь узкого круга своих сторонников. Поэтому на защите российской идеи пытаются спекулировать те, кто представляет сам себя влиятельным политиком. В результате рождаются самые разнообразные организации с громкими названиями, например, "Конгресс русских общин Крыма" и т.д., за которыми стоит лишь лидер и члены собрания учредившего организацию.

Однако более или менее серьезное влияние на избирателей оказывают только те организации, которые были созданы под определенные политические проекты, например,   таких как "Институт стран СНГ". Именно от этой организации исходят совершенно фантастические интерпретации деятельности тех или иных политических лидеров, партий, организаций.

11 февраля 2005 на сайте www . kreml . org К.Фролов, заведующий отделом Института стран СНГ, написал: " Есть своя элита и в Крыму. Достаточно вспомнить бывшего спикера Верховного Совета Леонида Грача, который заявил о намерениях консолидировать пророссийские и левые силы в Крыму. Крымский премьер Сергей Куницын выступил резко против "оранжевых" политических сил, организовавших в Крыму "Народный фронт". Руководство "Народного фронта" выдвинуло Куницыну ультиматум с требованием в течение недели уйти в отставку. В противном случае "фронтовики" заявили о намерении меджлиса захватить власть силой. Однако лидеры меджлиса Джемилев и Умеров испугались консолидации правящей крымской элиты с русской общиной и "Блоком Богдана Хмельницкого" Грача и изобразили попытку примирения с Куницыным".

Удивительно, но автор аналитического обзора совершенно не заметил или не захотел заметить, что на выборах 2002 года в парламент Крыма было объявлено о создании избирательного объединения "Команда Сергея Куницына", которое определило своим главным политическим оппонентом "Блок Грача". С. Куницын всегда консолидировался с лидерами меджлиса, ссылаясь на то, что тем самым он обеспечивает мир и межнациональное согласие в Крыму. Напротив, Л.Грач утверждал, что именно он благодаря его жесткой позиции по отношению к меджлису, обеспечил межнациональное согласие и мир в Крыму. В продолжение всех лет "совместной" политической деятельности и Л.Грач и С.Куницын являются даже не оппонентами, а непримиримыми политическими противниками.

Общественное объединение "Наследники Богдана Хмельницкого" является одним из тех, которое имеет самую широкую поддержку, поскольку Л.Грач дал указание крымским коммунистам оказать нужную поддержку. Коммунисты люди дисциплинированные и привыкли выполнять любые указания лидера.

Здесь следует подчеркнуть, что разные общественные объединения России совершенно по-разному оценивают ориентацию политического лидера или организации. Так, в процитированном аналитическом обзоре С.Куницын представлен как пророссийский политический деятель. Но если обратиться к материалам российской правозащитной организации "Фонд защиты гласности", то мы обнаружим С. Куницына в стане "врагов российской прессы".

Самый тяжкий грех, в котором можно обвинить политика в Крыму – это его отказ от сотрудничества с Россией или в антироссийской деятельности. Причем неважно, соответствует это обвинение реальности или нет.

Сотрудничество подразумевает совместную деятельность. В силу разных исторических причин часть граждан полагали, что Россия в беде не оставит, другая часть надеялась на помощь США для борьбы с "имперскими амбициями" северо-восточного соседа. Но как Россия, так и США в короткий исторический срок рассеяли иллюзии тех и других. Оказалось, обе супердержавы преследуют свои интересы, не имеющие ничего общего с идеями ни пророссийски, ни проамерикански ориентированных политиков. Собственно, утрата иллюзий о возможной помощи со стороны России, скорее моральной, чем материальной заставляет многие потенциально "пророссийские" организации быть осторожными и прагматичными. В частности – факт настороженное отношение к инициативам Юрия Лужкова..

В заключении следует отметить следующее. В проблеме оценки потенциальных партнеров среди украинских неправительственных организаций американцы поступили проще и прагматичнее. Они выдали грант одному из "грантоедов", который провел полный мониторинг живых и находящихся в анабиозе организаций. По регионам определялось несколько исполнителей, которые в соответствии со списками статистического управления обзванивали подряд все организации. Если организация была живой, то руководителю за вполне адекватную плату предлагалось составить краткую справку о направлении деятельности и состоянии организации на момент опроса. В итоге, они единственные на данный момент времени обладают детальнейшей картиной с кем и как можно сотрудничать.

Загружается, подождите...
0