Rambler's Top100 Service

Мы хотим быть равноправным участником процесса создания «большой Европы»

Елена Хотькова
Заведующая отделом евроатлантических исследований Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук
2 марта 2005

В 2003 году на саммите Россия–ЕС в Санкт-Петербурге была достигнута договоренность о создании общих четырех пространств - экономического, безопасности, правосудия, науки и образования, включая культурные аспекты. За прошедшие почти два года работа велась с переменным успехом. Сейчас идет очень интенсивный диалог между Россией и ЕС, созданы рабочие группы, определен график согласования «дорожных карт» по всем четырем общим пространствам. Не только г-н Лавров сейчас встречается в Люксембурге, но и еврокомиссары Бенита Ферреро-Вальднер и Фратини приедут в Москву для окончательного согласования документов к московскому саммиту. На последнем саммите в Гааге, к сожалению, не были достигнуты договоренности по «дорожным картам», потому, что ЕС выступил за принятие этих документов пакетом, хотя работа идет по-разному по этим четырем пространствам. Хуже всего по пространству внешней безопасности и по внутренней безопасности, более успешно по экономическому пространству. Тут были уже наработки – энергодиалог, создание общего экономического пространства, общие рамки его были уже обозначены на римском саммите 2003 года.

В пространстве внешней безопасности проблемы, главным образом касаются взаимодействия на пространстве СНГ. Мы достаточно успешно развиваем политический диалог с Европейским Союзом по широкому кругу проблем, включая проблему нераспространения оружия массового уничтожения, терроризма, и разрешения региональных конфликтов. Но с 2003 года в Европейском Союзе принята новая «концепция соседства», подразумевающая наращивание активности на пространстве СНГ: на Украине, Молдавии, Белоруссии и трех странах Закавказья. Европейский Союз предложил России участвовать в этой «стратегии соседства», но мы посчитали, что для нас стратегически важно строить большую Европу вместе на равных основах. Приняв эту новую стратегию, мы были бы только объектом, получателем помощи, советов и рекомендаций со стороны ЕС. А мы хотим быть равноправным участником процесса создания «большой Европы», общеевропейской коллективной системы безопасности. Для этого нам важно, чтобы безопасность и стабильность в Европе обеспечивалась и с учетом наших интересов. Мы предлагаем не фокусироваться только на пространстве СНГ, а смотреть шире, г-н Лавров предлагает ЕС сотрудничать в борьбе с наркотрафиком из Афганистана, это в наших общих интересах.

Беспокоит то, что мы сейчас работаем в состоянии цейтнота. Прошлый опыт работы по «калининградскому транзиту» в аналогичных условиях, показал, что это состояние не самое лучшее для достижения всех устраивающих решений и формулировок. В ЕС 25 стран и каждая должна просмотреть эти документы и внести свои предложения.

На пространстве внешней безопасности Россия предлагает конкретное профессиональное сотрудничество не только в решении военных проблем. Поскольку Европейский Союз воплощает в себе так называемую «мягкую силу» ( soft power ), то предполагается создать специальные силы гуманитарного реагирования по предупреждению и ликвидации последствий технических и природных катастроф.

В вопросах внутренней безопасности, свободы и правосудия сложности заключались в решении вопросов по безвизовому режиму. Европейский Союз долгое время на первый план выдвигал заключение соглашения о ремиссии и отказывался фактически рассматривать вопросы о переходе к безвизовому режиму. 12 июля 2004 года Европейский Союз предоставил Европейской комиссии мандат, позволяющий начать переговоры с Россией об облегчении визовых процедур, то есть, наметилась некоторая поэтапность, но она должна быть расписана и по сущности и по срокам. В двустороннем формате, с Германией, Италией и Францией Россия уже ведет такие переговоры, и мы очень заинтересованы в том, чтобы это было распространено и на все оставшиеся страны ЕС. Если учесть, что 10 стран-новичков также сохранили прежнюю визовую политику в отношении России после вступления в ЕС, то можно считать, что есть, создана основа для постепенного перехода к облегчению визового режима, а в перспективе, к безвизовому режиму. Это важно для того, чтобы Европейский Союз не превращался в «закрытую крепость», необходимо, чтобы был открыт этот путь к большой Европе, и мы видели эту цель.

На пространстве науки и культуры уже обозначены пути сотрудничества. Речь идет о развитии так называемого «Болонского процесса», то есть распространении стандартов образования, признания дипломов высших учебных заведений в России. Но нам важно сохранить, и культурную самобытность России, и свои конкурентные преимущества в плане образования и культуры. Надо действовать не путем «размывания», а прагматически подходить – брать лучшее, и, в то же время, сохранять собственные приоритеты и в образовании, и в культуре. В этих сферах проблем все-таки меньше просто из-за того, что меньше политики и идеологии.
0

0