Rambler's Top100 Service

Ни Иран, ни Китай применить купленные ракеты сейчас не могут

Заместитель директора Института политического и военного анализа
4 апреля 2005

Для американцев тема распространения по миру российского оружия очень болезненна, поэтому естественно, что именно с их подачи было начато расследование. Честно говоря, меня самого несколько потрясло сообщение о том, какое именно оружие было продано, и в какие страны оно попало, потому что до сих пор такие ракеты имелись только у Соединенных Штатов и у России. Ничего подобного больше ни у кого не было.

Есть и еще одна особенность этой сделки: ни Иран, ни Китай реально применить купленные ракеты сейчас не могут. Просто потому что ни у тех, ни у других нет носителей.

Кроме того, я все-таки надеюсь, что ракеты были проданы без головных частей, поскольку головные части для них могут быть только ядерные, и ни каких других головных частей, по крайне мере, на Украине не было.

Насколько мне известно, все головные части с ядерным зарядом, предназначенные для этих ракет, были вывезены из Украины в Россию еще в начале 90-х. Зная все эти факты можно сделать только один вывод: ракеты были куплены с целью изучения технологии производства.

Что это означает для нас, да и для всего мирового сообщества?

Что касается покупки ракет Ираном, то там вряд ли смогут освоить эту технологию. На деле это, действительно, слишком сложно. А вот Китай, который, покупая лицензии, уже производит нашу высокотехнологичную военную технику на своей территории, на своих заводах, сделает это запросто. И тогда любая коммерческая выгода от подобной сделки теряет смысл, ибо наличие ракет такого класса в Китае представляет очень серьезную угрозу не только для Соединенных Штатов, но и для России.

Несмотря на то, что это оружие стратегического назначения, в том виде, в котором ракеты находились на Украине, применить их в бою невозможно, даже если в Иран, кроме ракет, был вывезен еще и комплект наземного оборудования для их проверки КНО-120. Это мало что меняет, потому что ракета была разукомплектована.

После распада Советского Союза это оружие считалось собственностью Украины, и всерьез повлиять на его дальнейшую судьбу Россия не могла. Украине захотелось совершить эту сделку, она это сделала.

Повторяю, воздушных носителей, способных нести ракету нет ни у кого, кроме нас, и применить ракету в бою, по крайне мере, в настоящее время, невозможно. Но будет изучаться технология производства, а это ничего хорошего мировому сообществу не сулит. Даже если сегодня это политически невозможно, в будущем, Иран вполне может попытаться создать свои наземные носители.

В этой связи и у самой России ситуация ничуть не лучше. Все, что можно было продать, в том числе и технологии, давно продано. В первую очередь в тот же Китай.

У нас до сих пор нет никакой вразумительной военной политики в интересах государства. Сейчас окончательно ликвидируются все остатки высокотехнологичных производств, и это, по-моему, совершенно целенаправленная государственная политика.

Если раньше существовал целый список научно-исследовательских институтов и предприятий, которые нельзя было отдавать в частные руки, то сегодня уже отдается все. Я повторяю: высокие технологии в России никому не нужны. Мне кажется, что это абсолютно осознанная политика, потому что армия строится таким образом, чтобы, во-первых, сохранились на минимальном уровне стратегические ядерные силы. Они считаются гарантией от внешнего давления. Но нельзя держатся только на этом, когда нет обычных вооруженных сил.

Второй компонентой нашей доктрины является формирование профессиональной армии. А все, что находится посередине, высокотехнологичные виды вооружений, практически полностью ликвидируются. Существующая техника быстро устаревает и армия постепенно становится безоружной.

Для этого достаточно посмотреть как идет обновление вооруженных сил сейчас. Ведь на самом деле наш военный бюджет сегодня совсем не маленький, но темпы перевооружения таковы, что понадобится лет сто, чтобы завершить начатое. С другой стороны, все эти, так называемые, новые образцы на самом деле не совсем новые, вернее, совсем не новые. Мы все еще эксплуатируем тот задел, который был создан в Советском Союзе. На самом деле, все, что мы сегодня называем новой техникой, по сути своей лишь модернизированные образцы советской техники. Но даже они попадают в нашу армию в микроскопических количествах, и вряд ли можно говорить о серьезном перевооружении.

Эти крохи попадают в нашу армию лишь потому, что потенциальные зарубежные заказчики нашего вооружения не хотят покупать оружие, если оно не состоит на вооружении у нас самих. Вот поэтому создаются символические подразделения, вооруженные этими образцами. При такой политике очень скоро может оказаться, что наш потенциальный противник будет вооружен нами гораздо лучше, чем наша армия. К сожалению, в России это мало кого волнует.

Загружается, подождите...
0