Манипулятивная роль политтехнологов сильно сужается

Cопредседатель Совета по национальной стратегии, д.э.н.
8 Апрель 2005

Выступление Иосифа Дискина , сопредседателя Совета по национальной стратегии на заседании круглого стола по теме: «Новая эра политтехнологий в России, или Что имел в виду глава президентской администрации?», 7 апреля 2005 года, ИА «Росбалт».

Я, наверное, единственный, кому довелось проводить социологические исследования среди членов Совета Федерации с 1993 по 2000 год. И я утверждаю, что члены Совета Федерации точно ощущали себя политиками.

Я согласен с тезисом, что российские политтехнологи самые лучшие политтехнологи в мире. Почему? На самом деле под этим есть глубокое, серьезное основание. В отличие от Запада, где свободы были завоеваны, у нас свобода была дарована. Кем, это длинный разговор, но она была дарована обществу, находящемуся в очень странном состоянии, когда идеологические ценности и предпочтения были практически никак не связаны с личными и плохо рефлексируемыми интересами. Были, например, капиталисты, которые вполне ощущали себя сторонниками идей свободы, а были директора, у которых была полная каша в голове, которые 15 минут назад говорили о том, что нужен госзаказ и твердое социалистическое руководство, и через 5 минут они приходили к себе в офис и подписывали перевод активов куда-нибудь в оффшоры. И в этой ситуации свободного полета между ценностями и интересами было гигантское пространство манипулирования, в одних случаях можно было обращаться к идеологическим ценностям, в других случаях объяснять людям про интересы.

Не у нас появились политтехнологи, они существовали в период деколонизации, первые выборы всегда проходили приблизительно так, как у нас. Но у нас это было, во-первых, гораздо более масштабно, во-вторых, выборами можно было манипулировать, используя те ресурсы, которых не было ни у каких западных политтехнологов, поскольку уже было телевидение и другие ресурсы. Поэтому был замечательный период, когда опытный политтехнолог мог совершить чудо. Но жизнь не стоит на месте, и, на мой взгляд, ситуация серьезно изменилась. Если говорить уже без шуток, последние выборы показывают, что идет стремительное смыкание идеологических ценностей и интересов, последние выборы в Государственную Думу показывают, что эти зазоры резко смыкаются. И манипулятивная роль политтехнологов, на мой взгляд, сильно сужается. В этом смысле, я совершенно согласен с названием «круглого стола» - новая эра политтехнологии. Потому что появилась новая Россия, с новой социальной структурой, социально-политической диспозицией, появились устойчивые пристрастия к политическим партиям и так далее. Да, еще много политической шизофрении, безусловно, не хочу абсолютизировать процесс рационализации политического сознания. И перевернуть ситуацию так, как это было сделано в 1996-м году, когда можно было обращаться к фобиям людей, когда можно было вернуть из подсознания те вещи, которые, казалось бы, уже ушли на дно, сейчас нереально. Я думаю, что если кто-нибудь напишет хорошую социологическую книжку о том, что тогда произошло, это будет крайне поучительно, и многие поколения политтехнологов в новых демократиях, с удовольствием этим воспользуются.

В свете недавних изменений в избирательном законодательстве, принципиально важно, что прежние политтехнологии будут утрачивать свое влияние, будет появляться более или менее цивилизованное политконсультирование, то есть уже не манипулятивное, появится большая проблема, которой сегодня, на мой взгляд, нет. Это прояснение, что на самом деле в ценностном смысле имеют в виду разные политические партии. Потому что отсутствие желания писать какие-либо политические программы или выдвигать какие-нибудь серьезные политические проекты в России, я думаю, станет большой проблемой для избирателя, поскольку затертость различий между политическими партиями стала уже такой, что только устоявшиеся сторонники способны их различать, а для людей, которые еще не определились, это большая проблема. Я думаю, что серьезной, ответственной задачей политконсультантов станет прояснение различий, проведение границ между участниками электорального процесса. Потому что я, например, пытался решить эту задачу, анализируя программы различных политических партий, и пришел к выводу, что границу провести практически невозможно – все выступают за все хорошее, против всего плохого. Люди зарабатывают деньги, одни написанием программ, другие завоевывая голоса избирателей, но эти вещи у нас совершенно не стыкуются ни в чьем сознании, включая руководство администрации, поскольку в последнем заявлении было сказано, что внутри «Единой России» у нас теперь появятся либеральные политики. Только я не очень представляю, как политтехнологи будут продавать «Единую Россию» одновременно как партию социально ответственную и одновременно либеральную. Правда, у нас был пример либеральной империи, уже всякое было. Но я думаю, что в условиях растущей рационализации политического сознания все это станет гораздо труднее. В этом смысле я совершенно согласен с тем, что наступает новая эра, потому что внутри электората выстраивается система более или менее ясных ценностных предпочтений, кто чего хочет – кто хочет стабильности, кто хочет севрюжины с хреном, кто хочет «оранжевой» революции, поскольку скучно стало в России. Это видно по социологическим исследованиям, видно по фокус-группам. Но в каком отношении существующая сетка политических партий находится с этими ожиданиями, для меня, например, является просто фантастической загадкой. Такое впечатление, что те, кто сегодня формирует матрицу политических партий, либо считают, что это игра и на самом деле все будет вестись совершенно по другим правилам, что в тот момент, когда начнется реальное действие, никакая существующая сетка не понадобится, а понадобится нечто другое. Либо они считают, что придется срочно перестраивать эту сетку. Но тогда, господа, тут появится богатое поле для политтехнологов, которые будут предлагать проекты перестраивания существующей сетки политических партий под реальную структуру ожиданий, которые сложились в обществе. Для меня главный вопрос: либо никто не собирается вести избирательной кампании в 2007 году, либо ее собираются вести по каким-то другим правилам, для меня совершенно загадочным. И меня, как гражданина очень бы интересовало, но я не нашел ответа в интервью глубоко уважаемого мной руководителя администрации: как этот-то парадокс будет решаться, когда ожидания явно выстраиваются в одном пространстве, а система политических партий в другом, и ни в каком пространстве традиционного политического спектра они не выстроены, они сегодня выстраиваются в другом пространстве – в пространстве стабильности, в пространстве резких перемен и так далее. А все партии у нас выстроены по другому основанию. И либо предполагается, что опять политтехнологи совершат чудо и обеспечат перетрансформацию всей системы политических ожиданий в обществе, либо кто-то решил, что к этому моменту фигуры на шахматной доске не останется, и будет предложено вместо шахмат играть в домино.
Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум