Тема рынка политтехнологий очень популярна в СМИ последние полгода

Игорь Минтусов
председатель совета директоров "Никколо М" групп
8 Апрель 2005

Выступление Игоря Минтусова , председателя совета директоров «Никколо М» на заседании круглого стола по теме: «Новая эра политтехнологий в России, или Что имел в виду глава президентской администрации?», 7 апреля 2005 года, ИА «Росбалт».

Если выборы 1996 года назвать скандальными, то в русском языке нет синонима, который я могу использовать, чтобы охарактеризовать украинские выборы. А если украинские выборы называть скандальными, то на их фоне выборы 1996 года в России – просто белые и пушистые.

Также не премину себе в удовольствии сделать легкий лингвистический экзерсис на тему, откуда взялся термин «политтехнолог». Он возник на моих глазах, в середине 90-х годов. С одной стороны, есть «святые вещи»: идеология партий, политиков, государства, этими вещами занимаются назначенные, которые должны этим заниматься. С другой стороны, есть вольное поле политических консультантов, которые обслуживают политиков, в том числе и электоральный процесс. Политтехнологи в определенной степени дистанцируют себя, говоря, дайте нам денег, и мы все сделаем. И использование термина «политтехнолог» в этом смысле было удобным, чтобы дистанцироваться от идеологов партий. «Политтехнолог» – это такой «терминологический загончик», который используется с радостью всеми, кто работает на рынке консалтинговых услуг, связанных с политическим консультированием.

Все политические консультанты, которые работают в России, делятся на две категории. Первая группа – это те, кто постоянно работают в штатных структурах, на постоянной основе работают внутри органов власти, политических партий, движений; и те политические консультанты, которые работают вне этих структур, на рынке, сегодня с одним, завтра с другим, послезавтра с третьим. И мои оценки, в частности, касаются политических консультантов, которые находятся на этом рынке, когда обязательство по отношению к тому или иному политику заканчивается ровно с той датой, которая написана в контракте.

Я считаю большой удачей «круглого стола» – его название, которое меня сильно заинтриговало. И даже если не знать, чем все происходящее здесь закончится, какие выводы сделают уважаемые коллеги и средства массовой информации, но новая эра политтехнологий в России – это супер, мне это очень нравится, здорово. Это к вопросу о том, как мессидж может быть гораздо более сильным, чем, собственно, содержание.

Но есть вопрос: каково сейчас поле применения политтехнологий в свете недавних изменений в избирательном законодательстве? Очень модная тема в СМИ последние полгода – это тема рынка политтехнологий. Находясь в этой рыночной нише, в этом «загончике», ответственно заявляю: с прекращением губернаторских выборов рынок политтехнологий уменьшился на 20% - тезис первый. Тезис второй: рынок услуг на политтехнологов, которые связаны с обслуживанием политических партий, увеличился. Мне сейчас сложно оценить на сколько, по некоторым подсчетам от 10 до 30% , за счет увеличения бюджетов партий. Пункт третий, если говорить о рынке, нужно очень аккуратно подбирать слова, рынок оказания услуг политических консультантов, связанных с обслуживанием и обеспечением нового политического процесса, который называется назначение губернаторов. И четвертый пункт – это увеличение объемов политического рынка, связанного с выборами в муниципальные органы власти. За последние 10 лет как-то незаметно в регионах подросло много серьезных экономических субъектов, обороты которых в бизнесе достигают многие-многие миллионы долларов в год, и, соответственно, эти структуры могут себе позволить на выборный рынок отдавать сотни тысяч долларов. Поэтому этот рынок тоже увеличился. И парадоксальная ситуация: при сокращении выборов за счет губернаторских, рынок как минимум не уменьшился. Мне сложно сказать о 2007 годе, потому что с изменением выборов в Государственную Думу, когда упразднены одномандатные округа, а это огромный рынок, который исчез, будет ли он компенсирован за счет увеличения бюджетов партий, я не уверен.

С одной стороны, если говорить о тенденциях, связанных с выборами, то я согласен с мнением Глеба Павловского, что за последние пять лет выборы становятся тотальными. С другой стороны, я бы пояснил реплику, если это была реплика Сергея Маркова, которую здесь процитировали, что самые лучшие политтехнологи живут в России. Это почти так по очень простой причине. Причина естественная, я думаю, многим она просто не приходит в голову, но все о ней знают. Это произошло потому, что фантазию российских политтехнологов на региональных и федеральных выборах не ограничивает ни Уголовный, ни Административный Кодексы РФ. Трудно себе представить, чтобы какой-то политконсультант, не буду даже брать Европу и США, например, в какой-нибудь Аргентине, размышлял о том, как сделать листовку от имени другого кандидата. Ему эта мысль не может прийти в голову, по очень простой причине: его посадят, причем посадят не через три месяца после того, как окончатся выборы, его посадят как только это обнаружится. В этом и есть секрет всесилия российских политтехнологов, других секретов я просто не знаю, буду очень рад, если кто-то из коллег поделится. Сейчас меняется избирательное законодательство, и, соответственно, меняется поле применений политтехнологий. Какая существует здесь основная опасность? Это использование административного ресурса в кампании. Широчайшие возможности открывает административный ресурс во время проведения выборных кампаний, я имею в виду последние три, четыре, пять лет. Огромные возможности административного ресурса во время проведения выборных кампаний позволяют говорить о выборах, как о войне, в том смысле, что тебя и твоих сотрудников, которые работают на кампанию, просто могут посадить. Я хотел бы дать домашнее задание коллегам из СМИ: посмотрите статью 141 УК РФ, я не буду говорить, о чем эта статья, но вы ее посмотрите, есть ряд примеров, когда по этой статье возбуждались дела на территории Российской Федерации. И это становится очень опасной темой для содержательных вопросов, для идеологических вопросов, связанных в том числе и с обеспечением действия политиков во время электорального процесса. Это тема использования административного ресурса. И когда во время подсчета голосов на избирательных участках, я имею в виду случай двухгодичной давности в Нижнем Новгороде, отключается свет, а потом чудесным образом включается через полчаса, и чудесным образом побеждает тот кандидат, который должен победить. И таких случаев очень много.
Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум