Rambler's Top100 Service

Поправки в избирательное законодательство могут сильно ударить по единороссам

Игорь Борисов
председатель Совета Российского общественного института избирательного права
18 апреля 2005

Как охарактеризовать законопроект, внесенный президентом в Госдуму и предусматривающий изменения в избирательном законодательстве? Во-первых, нужно сказать и отметить такую истину, что сегодня российское избирательное законодательство является мягким законодательством. То есть мы на сегодняшний день находимся на этапе поиска и вырабатываем оптимальный вариант решения и организации избирательной системы. Государственная Дума четвертого созыва можно сказать не вполне адекватно отражала электоральные настроения, что мы видим хотя бы на примере принятия закона «О монетизации льгот». Народ вышел на улицы, что свидетельствует о том, что нужно что-то менять в нашей политической системе и начинать следует именно с выборов, чтобы адекватно отражались настроения общества.

С конца прошлого века старая демократия дала нам столько рецептов, столько разных вариантов ее организации, что Россия оказалась перед выбором – с чего же начать, и начинаем пробовать всего по чуть-чуть. Например, Франции, с Четвертой Республики, с 1946 года по настоящее время четырежды меняла свою избирательную систему. В 46-м году была установлена пропорциональная, в 58-м перешли на мажоритарную, потом опять возвращались к пропорциональной системе выборов в Национальную ассамблею Франции, и, наконец, в 88-м вернулись к мажоритарной системе.

У нас всего набирается около ста юридических параметров, которые характеризуют ту или иную избирательную систему, даже не столько систему, сколько отдельные ее подсистемы. Потому что виды той же пропорциональной системы бывают разные   - выборы по открытым, по закрытым спискам, по многомандатным, по одномандатным округам. Эти параметры начинают колебаться, к примеру, от установления возраста реализации пассивного либо активного избирательного права, организации процедуры реализации этих избирательных прав и заканчивая   методом распределения мандатов. Все эти параметры можно устанавливать, и международное право, те договора, к которым присоединилась Россия, допускают самостоятельное установление национальным правом этих параметров.

Что касается законопроекта. Я отслеживал публикации критиков и специалистов, и пришел к выводу, что переход на пропорциональную систему, в принципе, не встречает какой-то серьезной обоснованной критики. Единственное, на что ссылаются некоторые специалисты, на то, что у нас не дает представительства непосредственно от народа. Но о каком представительстве народа в буквальном смысле может идти речь, когда сегодня депутат, который избирается по одномандатным округам, представляет 400 тысяч избирателей. Понятно, что это какое-то формальное представительство. С другой стороны, партии все-таки вырабатывают какую-то консолидированную позицию.

Законопроект по выборам депутатов Государственной Думы и то, как он проходит в Госдуме, реализован по принципу: победитель получает все. Речь идет, естественно, о партии «Единая Россия», которая сегодня имеет большинство, следовательно, она получает все. Это европейский опыт, это международный опыт, и даже некоторые эти правила узаконены в странах старой демократии. Когда партия, получившая большинство, имеет не только моральное право сделать законодательство под себя. К чему это будет вести? Понятно, прежде всего, к укрупнению политических партий и каких-то направлений развития политической системы России, и уменьшению численности этих партий, которых у нас сегодня насчитывается порядка 44-х.          Поправка о блокировании. Её можно оценивать неоднозначно. Взять, к примеру, блок «Родина», который прошел, был допущен к распределению мандатов в Госдуме четвертого созыва. Что из этого получилось? Нужен ли он в таком виде, в котором существует сейчас? Блок практически развалился. Те избиратели, которые голосовали за него, теперь не понимают, кто же все-таки за кого голосовал.

Второй тезис по поводу блокирования. Эта поправка о запрете блокирования, которая, как я понимаю, лоббируется «Единой Россией», может сыграть и против «Единой России», когда оппозиционные партии объединятся не только на период выборов, а навсегда. Понятно, что при таких законах это рано или поздно произойдет, оппозиционные партии будут вынуждены объединиться на постоянной основе и вырабатывать консолидированную позицию, чтобы участвовать и проходить в Государственную Думу.

В поиске оптимального избирательного законодательства на фоне положительных моментов я вижу и отрицательные стороны законопроекта. Во-первых, исключение из числа наблюдателей общественных организаций. Я не исключаю, что эта поправка была внесена на фоне «оранжевых революций», проходящих в странах СНГ. Но можно было в гораздо более мягкой форме внести эту поправку, не лишать граждан прозрачности проведения выборов, а исключить из наблюдателей те общественные организации, которые финансируются из-за рубежа. У нас такой институт существует относительно тех же политических партий, которые не могут финансироваться из-за рубежа.

Второе, что мной воспринимается как минус – это достаточно жесткий подход к проверке подписей, установленный 5% уровень недостоверных подписей, вместо предшествующего 25% уровня. Во-первых, это может подхлестнуть волну удорожания рынка услуг сборщиков подписей, а такие команды существуют в каждом регионе, что фактически загонит деньги в «тень». И опять же это подхлестнет волну незаконного влияния на принятие решений решающими органами, речь идет об избирательных комиссиях или судах, по отказам в регистрации избирательных объединений на этом этапе.

Я думаю, сейчас переносятся центры тяжести региональных местных очагов правовой культуры на политические партии. Вот с этой точки зрения законопроект улучшает правовую культуру.

Если говорить об оценке проекта в целом, то мы учимся на своих ошибках, в этом, может быть, и есть минус. Говорить конкретно, какая реакция будет после принятия данных поправок, тяжело, потому что их достаточно много. Если бы это делалось постепенно, например, вот сегодня мы бы уменьшили порог проверки подписей, посмотрели бы, что это даст. А сейчас в совокупности несколько юридических параметров меняется, и тяжело предсказать, где окажется «маятник». Не исключено, что некоторые поправки как раз ударят по «Единой России», хотя именно они их принимали. Та же Франция знает примеры введения пропорциональных систем, и вынужденный уход с политической арены партии, которая вносила эту поправку.

А в остальном, я еще раз хочу подчеркнуть, что мы сегодня пытаемся попробовать различные модели организации демократических выборов и пытаемся найти оптимальную для России модель, потому что Россия не похожа ни на одну из стран, и стащить готовый рецепт у соседей, тех же европейцев, у нас не получится, мы должны искать свой.

Загружается, подождите...
0