Rambler's Top100 Service

СНГ- ГУАМ: испытание Украиной?

Политолог
3 Май 2005

22 апреля 2005 г. в столице Молдовы Кишиневе, состоялся саммит ГУАМ. 28 апреля в Сухуми, прошла встреча министров иностранных дел так называемых «непризнанных республик» – Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Первый проходил под официальным «прикрытием» США, ЕС и НАТО, вторая проводится под негласным патронажем России.

Накануне кишиневского саммита Москву посетил председатель Совета обороны национальной безопасности и обороны Украины Петр Порошенко. Закамуфлированной целью визита Порошенко было желание успокоить Кремль в преддверии «судьбоносных решений», которые планировалось принять в столице Молдовы.

По версии российского экспертного сообщества, геополитическая задача ГУАМ, сформулированная в недрах дипломатического ведомства США, состояла в создании между Россией и Европой «санитарного кордона», a la «железный занавес» п.п. XX в. При благоприятном развитии обстоятельств (на что надеялись на Западе) организация, аналогичная ГУАМ, могла бы включить в свой состав Белоруссию, а также Калининградскую область и другие «транзитные» российские территории.

Объективным доказательством того, что ГУАМ в ближайшее время намеревается расширить свой состав, стало заявление министра иностранных дел Украины Бориса Тарасюка о том, что, с точки зрения Украины, ГУАМ является международным союзом, и войти в него смогут не только бывшие советские республики, но и страны, находящиеся вне постсоветского пространства.

Очевидно, что именно в этой связи на кишиневский форум были приглашены лидеры Польши, Румынии, Литвы, Болгарии.

Между тем, субъективно, приглашение на саммит представителей Польши и Румынии объясняется благодарностью, которое испытывают – соответственно – Ющенко и Саакашвили к Варшаве и Бухаресту за то, что поляки помогают Киеву внедриться в НАТО и ЕС, а Бухарест лоббирует в этих структурах интересы Кишинева.

Со своей стороны, Варшава и Бухарест также заинтересованы в ГУАМ в том смысле, что формирование этого блока объективно сдвигает «санитарную зону» от их рубежей вглубь постсоветского пространства, и, тем самым, гарантирует бывших саттелитов Советского Союза от незавидной судьбы «пограничных территорий»

Фактически на приглашение Киева и Тбилиси откликнулись президенты Румынии и Литвы (Квасьневский «воздержался»). От Госдепартамента США работу саммита «курировал» советник по вопросам Евразии и – одновременно - сопредседатель Минской Группы ОБСЕ Стивен Манн. Манн на саммите занимался реализацией программы, сформулированной накануне в Риге госсекретарем США Кондолизой Райс. Смысл этой программы состоит в утверждении о том, что Вашингтон «не исключает» финансирования тех направлений деятельности блока, которые касаются проблематики региональной безопасности.

Россия в кишиневском саммите участия не принимала.

Наряду с Путиным, в работе ГУАМ не принял участие и президент Узбекистана Ислам Каримов. Причем Каримов предпочел уклониться от визита в Молдову, несмотря на уговоры посетившего его 20 апреля в Ташкенте премьер-министра Грузии Зураба Ногаидели. Позиция Каримова - весьма транспарентна: проблема территориальной целостности – приоритетная для остальных участников встречи - не актуальна для этнически и экономически однородного Узбекистана.

В тоже время поддержка «революционеров» Ющенко и Сакаашвили способна стимулировать активность узбекской оппозиции, которая и так окрылена легкостью, с какой свершилась «цветная революция» в Киргизии. А это небезопасно. Особенно в преддверии президентских выборов в Узбекистане 2006 года. К слову сказать, шансы Каримова на победу в 2006 году оцениваются экспертным сообществом, как весьма незначительные. А если смена власти в Ташкенте все-таки состоится, позиция Узбекистана в отношении ГУАМ может быть подвергнута радикальной ревизии.

Что касается президента Азербайджана Ильхама Алиева, то в преддверии кишиневского саммита он оказался перед нелегким выбором. С одной стороны, своим участием в затее Ющенко и Саакашвили - мероприятии, имеющим демонстративно антироссийскую окраску, Алиеву как бы бросал неспровоцированный вызов Москве, совсем недавно признавшей Баку стратегическим партнером (и это – что чрезвычайно важно для Алиева - накануне предстоящих осенью выборов).

С другой стороны, азербайджанский лидер объективно заинтересован в решении карабахской проблемы, и кишиневская встреча с грузинским и молдавским президентами (и в отсутствии представителей Армении) весьма подходила для обсуждения этой проблемы на международном уровне, причем в выгодном для Азербайджана ключе.

В итоге, Алиев прибыл в Кишинев якобы на переговоры с Ворониным за день до начала саммита ГУАМ и принял в участие заседании «четверки» как бы в продолжении своего государственного визита.

Если рассматривать только протокольную сторону мероприятия, то кишиневский саммит выглядел как очередное собрание "клуба по интересам", к числу которых относятся и ЕврАзЭС, и Таможенный союз, и Единое экономическое пространство, и Союз Белоруссия – Россия, и ОДКБ, и Антитеррористический центр и пр., и пр. (Совсем недавно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать еще одно евразийское объединение.)

Фактически, кишиневский форум решительным образом отличался от других интеграционных проектов в СНГ, и, прежде всего, своим беспрецедентно политизированным характером, антироссийской направленностью, ориентацией на идеологию демократического «пролезитизма» и на экспорт демократии западного образца.

В целом можно сказать, что если противостояние ГУУАМ и РФ периода «позднего Ельцина» носило характер личного противостояния членов бывшего ЦК КПСС, то с выпадением одной буквы из аббревиатуры, политический смысл ГУАМ изменился радикально: Ющенко и Саакашливи вряд ли имеют существенные личные претензии к Владимиру Путину, однако Украина и Грузия, опираясь на поддержку США, готовы сегодня подвергнуть ревизии лидирующую роль Российской Федерации на постсоветском пространстве.

Характерный пример - слова президента Молдавии Владимира Воронина, сказанные накануне встречи в Кишиневе: "Кишиневский саммит будет иметь большое значение для строительства демократии от Балтики до Черного моря".

Еще пример. Отправляясь в аэропорт Тбилиси президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что кишиневский саммит станет толчком "третьей волны революций, которая должна охватить остальную часть Европы". При этом, Саакашвили пообещал объявить на саммите ГУАМ имя еще одной из стран СНГ, где произойдет очередная «революция». Причем мало кто сомневался, что Саакашавили имел ввиду Белоруссию

Кстати сказать, своим заявлением Саакашвили невольно выявил подлинного организатора встречи в верхах в Кишиневе, ибо спустя самое короткое время слова грузинского лидера о режиме Лукашенко примерно в тех же интонациях повторила в Риге Кондализа Райс.

Кремль отреагировал на эти пассажи организацией в Москве заседания Совета Союза Белоруссии и России, в работе которого принял участие президент Белоруссии.

Объективно, стратегия США в отношении ГУАМ осуществляется по инерции, заложенной в период «холодной войны». Эта позиция предполагает дальнейшее ослабление России, начавшей обретать новое качество в период президента Владимира Путина. На самом деле исторически и геополитически указанная стратегия малофундирована: ослабление России приведет к неконтролируемому усилению влияния Китая и государств мусульманский дуги. Неумение мобильно реагировать на международную ситуацию является следствием системного кризиса, поразившего западную цивилизацию в целом и США, как ее лидера. Однако, вне зависимости от глобальных обстоятельств, с созданием ГУАМ конкретная геополитическая ситуация для России складывается неблагоприятно.

Одним из предметов обсуждения в Кишиневе стал вопрос урегулирования "замороженных" конфликтов. Причем, дискуссия о конфликтах шла под аккомпанемент жесткой антироссийской риторики, которая исходила, главным образом, от Михаила Саакашвили. Так, пообещав в очередной раз решить в кратчайшие сроки проблемы Абхазии и Южной Осетии, Саакашвили заявил, что условием их разрешения, по крайней мере в Грузии, является вывод российских военных баз. В этой связи обращает на себя внимание итоговая декларация глав государств, получившая название «Во имя демократии, стабильности и развития». Эта декларация включает в себя пункт, содержащий призыв к ОБСЕ приложить максимум усилий для выполнения Россией обязательств по выводу ее войск из Молдавии и Грузии.

  Между тем, предварявшая саммит ГУАМ встреча молдавского и азербайджанского лидеров имена более конструктивный характер. На встрече Алиева и Воронина лидеры заявили о намерении представить в ближайшее время на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН совместный документ о вооруженных территориальных конфликтах. Как отметил Ильхам Алиев, "Агрессивные сепаратисты мешают развитию стран, их стремлению к европейской интеграции и сотрудничеству с североатлантическими структурами"

В ответ президент Украины Виктор Ющенко выступил с идеей создания специальных военных сил ГУАМ – подразделений, которые будут осуществлять «миротворческие операции» в конфликтных зонах. Лидер «оранжевой революции» пообещал также в скором времени обнародовать план решения приднестровской проблемы, сформулированный, как заверил сам Ющенко, «с учетом европейских стандартов и Конституции Молдавии».

Этот план, получивший название «инициатива семи шагов», по первоначальной версии, включал создание тираспольской администрацией демократической многопартийной системы и гражданского общества; проведение свободных выборов в Верховный совет, допуск международных наблюдателей к мониторингу выборов и изменение состава миротворческих сил (фактически–замену российских военных европейскими или украинскими миротворцам). В «семи шагах» содержалось также обещание поддержать США и ЕС в их намерении участвовать в урегулировании конфликта, организовать краткосрочную миссию ОБСЕ для контроля над границей, а также разрешить ОБСЕ мониторинг заводов по производству оружия, расположенных на территории Приднестровья.

Эксперты ожидали, что проект Ющенко будет представлен в качестве официального документа саммита, однако этого не произошло. По неофициальной версии, проект не был согласован с Кишиневом, который воспринял инициативу Киева довольно сдержанно. Так, по словам близкого к президенту Воронину аналитика Владимира Сокора, "инициатива Украины носит односторонний характер и как бы исключает соседнюю Румынию. Если предложения будут приняты, Молдавия останется без стратегических партнеров, один на один с Украиной".

В этом контексте стоит напомнить, что несколько лет назад Россия также выдвигала вариант урегулирования Приднестровской проблемы (план Козака). Этот план первоначально был одобрен молдавским и приднестровским президентами, а затем - отвергнут вследствие интриг бывшего президента Украины Леонида Кучмы. При чем срыв договоренностей по «плану Козака» произошел в самый последний момент, когда Владимир Путин, который должен был подписать этот акт, буквально садился в самолет в Шереметьево.

В свете сказанного трудно объяснить энтузиазм российского посла в Молдове Николая Рябова, который приветствовал "украинскую инициативу" по решению приднестровской проблемы. Неясно также, из каких «глубинных» соображений Рябов одобрил планируемый международными организациями мониторинг выборов в Верховный Совет Приднестровья, который, по словам российского посла, призван "повысить степень легитимности самих выборов".

Формально, саммит ГУАМ завершился подписанием документов, направленных на укрепление регионального сотрудничества, развитие «демократии и стабильности». Однако, оценивая его с точки зрения интересов интеграции постсоветского пространства, трудно не прийти к выводу, что именно благодаря Грузии и Украине – государствам, ставшим объектом «точечного» влияния Запада на постсоветском пространстве и наиболее вероятными кандидатами на вступление в НАТО, - ГУАМ, видоизменившись, может приобрести значение альтернативного СНГ, России и всем ее интеграционным проектам объединения.

Причем, в данном случае речь идет исключительно о политическом значении, не имеющим адекватное экономическое содержание, поскольку, несмотря на усилия Украины и Грузии на международной арене (заигрывание Ющенко и Саакашвили с Вашингтоном и Брюсселем, командирование украинского миротворческого контингента в Ирак), проблема энергетической зависимости Украины и Грузии в ближайшей исторической перспективе останется неразрешимой. Кроме того, на поле постсоветского пространства у России остается достаточно места для эффективного политического маневра: от игры с региональными политическим элитами в Абхазии, Донбассе и Крыму, до соглашений с Турцией и мусульманским миром об отказе в транзите ближневосточной нефти в Грузию и Украину и одновременным – при содействии российских газовых и нефтяных компаний - манипулированием ценами на энергоносители внутренних рынках бывших республик СССР.

Вопроса здесь два. Основной: заинтересована ли Россия в интенсивной энергозатратной игре на постсоветском пространстве (является ли эта игра наиболее эффективным методом межгосударственного менеджмента на постсоветском пространстве) или следует искать более эффективные способы ведения хозяйственной жизни на просторах СНГ и, тем самым, создать условия для возрождения роли Москвы, как субъекта глобальной политики? И второй: обладают ли страны ГУАМ иными (экономическими, демографическими, проч.), кроме революционного энтузиазма и поддержки Вашингтона, ресурсами для реализации лидирующей роли на постсоветском пространстве?

Завершая саммит в Кишиневе, президент Украины Виктор Ющенко заявил, что в Молдове была открыта новая страница деятельности ГУАМ. И это соответствует действительности, поскольку на постсоветском пространстве актуализировался новый геополитический игрок, на «пассы», «ужимки и прыжки» которого Россия теперь будет вынуждена реагировать.

На предваряющей этот саммит пресс-конференции в РИА «Новости» на вопрос корреспондента «Народного радио», «каковы экономические основания готовности Украины пересмотреть свою роль на постсоветском пространстве?», секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Петр Порошенко ответил: «Новой украинской власти выдан огромный кредит доверия украинского народа!», что, очевидно, с его точки зрения, и является упомянутым основанием.

Кредит, за исключением 15 миллионов граждан, проголосовавших за Януковича, Ющенко конечно выдан. Но кредиты принято возвращать. Из прибыли. Откуда же возьмутся прибыли, если «Иван Степаныч» в очередной раз решил «поссорится с Иваном Денисовичем»? С чего там у Гоголя дело началось? С медвежьей шкуры, понюшки табака, старого ружья? Ах, нет! С неудовлетворенных амбиций!

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!