Путь Украины в Европу: цветы и оркестр отменяются!

Глава Совета Экспертов консультационного центра «Департамент Политики», кандидат политических наук
13 Май 2005

Часть 1.

За последние полгода вектор украинской политики, всего развития украинского государства претерпел существенные изменения. Тринадцать лет государственного суверенитета – с 1991 по 2004 год – Украина решительно доказывала всему миру право на самостоятельное существование, существование без, отдельно и независимо от России. То была эпоха становления украинской государственности, эпоха второго Президента Украины Леонида Кучмы, итог которой исчерпывающим образом подведен им в книге «Украина – не Россия». Новый вектор развития Украины, заданный Президентом Виктором Ющенко, формулируется аналогичным образом: «Украина – часть Европы». Ющенко открыто заявляет, что кроме вступления Украины в Евросоюз не видит другого варианта национального развития Украины.

От активного отсоединения и формирования национально-государственной самостоятельности Украина движется в сторону присоединения к западным ценностям и интеграции в европейское сообщество, поставив целью вступление в Европейский Союз. На сегодняшний день это реализуемый командой нового Президента Украины национальный проект – назовем его европейским проектом, - точно такой же, каким в России является проект усиления государственности и возвращения России в число мировых держав.

Национальный украинский проект по интеграции в Евросоюз состоит из набора связанных между собой действий власти или, по крайней мере, провозглашения намерения об их реализации, а именно:

  1. Широкое привлечение европейского опыта для проведения реформ. Расширение государственных и общественных связей с европейскими странами, интенсификация культурных контактов.
  2. Воспитание в украинцах западных ценностей. Для элиты данный пункт проекта формируется как внутренняя интеграция, т.е. готовность вести бизнес и политическую борьбу по западным стандартам.
  3. Проведение политики информационной открытости.
  4. Дебюрократизация и устранение коррумпированности государственного аппарата.
  5. Ликвидация «теневой» экономики.
  6. Привлечение капиталов западных кампаний в украинскую экономику, в том числе в ТЭК.
  7. Выстраивание прагматического партнерства с Россией.
  8. Интенсификация работы в структурах Европейского Союза.
  9. Изменение отношений Украины и Европейского Союза от соседства к ассоциации.
  10. Упрощение визового режима для европейцев и граждан США.
  11. Вступление Украины до конца 2005 года во Всемирное Торговое Объединение.
  12. Вступление Украины в НАТО.

Добавив к этому необходимость выполнения Ющенко предвыборных обещаний (вывод войск из Ирака, повышение заработной платы и пенсии, сокращение срока военной службы и т.д.), разнообразные эксцессы, связанные со сменой элит, а также общую вестернизацию информационной политики государства (подготовка и проведение конкурса Евровидение, назначение знаменитого боксера Владимира Кличко и солиста группы «Океан Эльзы» Святослава Вакарчука внештатными советниками Президента Украины, посещение матчей национальной сборной по футболу вместе с Андреем Шевченко), получится законченная картина ситуации в Украине после выборов 2004 года.

В команде Ющенко имеется понимание того, что путь в Европу будет непростым, и никто не ждет их с цветами и оркестром, как могло показаться во время «оранжевой революции». На пути интеграции в Европейский Союз будет возникать и уже возникает множество проблем и, в конечном итоге, вопрос о членстве Украины будет зависеть от успешности их решения. Есть среди них и такие, обойти которые не получится, а именно:

 

  1. Обострение геополитического конфликта между Левобережной и Правобережной Украиной.

Исторические различия Левобережной и Правобережной Украины в ходе президентской кампании вылились в открытое политическое противостояние. Днепр делит страну практические на две равные по численности части, поэтому перед Ющенко и Януковичем стояла задача максимально мобилизовать своих сторонников, т.е. заострить противоречия между Западной и Восточной частями настолько, чтобы у их жителей практически не оставалось выбора. Что и было сделано обоими кандидатами. На пике предвыборных баталий все чаще были слышны разговоры о том, что единой Украины после выборов на карте Европы не останется. Но к счастью для всех этого не произошло.

Проблем после выборов, между тем, не убавилось. В большей степени раскол во время кампании работал на оппозицию, позволяя по максимум использовать протестную риторику. Однако теперь, когда оппозиция сама стала властью, ей предстоит решить непростую проблему объединения нации.

Что бы ни говорили европейские наблюдатели, жители Левобережной Украины оказались в ситуации, когда победа у них была украдена. Те 13 миллионов украинцев, которые, не смотря ни на что, отдали свои голоса за Януковича, фактически проиграли «оранжевым революционерам», причем проиграли за рамками правового поля. Послевыборная ситуация воспринимается ими именно как поражение, что, естественно, сказывается на доверии к власти. В марте 2005 года действующему Президенту доверяло только 27% жителей восточных областей, в то время как недоверие высказало 35%. Аналогичные цифры фигурируют и в отношении доверия к Кабинету Министров. Других результатов не могло быть в принципе, если учесть, что в ходе кампании сторонники Ющенко назывались честными людьми, а сторонники его оппонента – бандитами. Да и арест главы Донецкого облсовета Бориса Колесникова в апреле 2005 года вряд ли поднял популярность Ющенко на востоке страны.

Нелюбовь к Ющенко, между тем, не мешает жителям восточных областей хотеть жить в Европе. Образ благополучной Европы в равной степени привлекателен как на западе, так и на востоке Украины. Другое дело, что, желая попасть в Европу, русскоговорящее население Украины выступает за открытые границы с Россией. Причиной тому является усиление национализма в западных областях. Протекция восточным областям, оказываемая Россией, видится как необходимый противовес национализму, в связи с чем антироссийская политика, например предложение России вывести до 2017 года Черноморский флот из Севастополя, тем более вступление Украины в НАТО, способна лишь увеличить опасения русскоговорящего населения за свое будущее.

Усиление националистических настроений неизбежно, так как во время президентских выборов украинские националисты поддержали Ющенко (вспомнить хотя бы демарш украинских писателей во главе с Андруховичем против русского языка, который без зазрения совести назвали языком мата), и теперь им выдан определенный карт-бланш. Доказывать сторонникам Януковича, что они только выиграли от победы конкурента, дело неблагодарное с невысокими шансами на успех. Впереди выборы в Верховную Раду, и для Ющенко гораздо важнее не растерять своих сторонников, чем привлечь на свою сторону непримиримых оппонентов. Конфликт между Левобережной и Правобережной Украиной не может со временем потухнуть сам собой, он будет либо развиваться, либо сходить на нет. В случае его продолжения скепсис в отношении европейского проекта у жителей восточной Украины будет только усиливаться.

 

  1. Саботаж призыва работать на внутреннюю интеграцию с Европой со стороны элит.

Клич Ющенко «В Европу!» был обращен, прежде всего, к украинским элитам. Поскольку народ, может быть, и хочет жить в Европе, но реально привести Украину в Евросоюз способна только элита. В том случае, если бы элита была готова работать на предложенный Ющенко национальный проект. А она пока не испытывает особого желания вести за собой 40 миллионов человек и делать этот в чистом виде политический проект смыслом своей жизни.

Украинская элита консолидирована в значительной мере меньше, чем элита российская. Не вдаваясь в исторические причины данного вопроса, отметим лишь, что такова отличительная особенность украинской государственности. Более того, всеми возможными способами элита демонстрирует склонность к склокам и расколам. И после завершения «оранжевой революции» данная особенность проявилась с особой остротой.

Взять, к примеру, кадровую политику Ющенко. Значительное количество назначений нового Президента по признанию украинских экспертов объясняются исключительно принципом лояльности. Причем перетряска кадров во власти дошла до уровня аппаратных работников среднего звена. Пройти через кадровую чистку вскоре предстоит и украинским ВУЗам. Кроме того, появились и первые политические жертвы нового режима. Это уже упоминавшийся арестованный глава Донецкого облсовета Борис Колесников и лишенный поста мэра города Одессы, а за тем и объявленный в розыск Руслан Боделан. И уж точно кадровая политика, проводимая Ющенко в настоящий момент, ни коим образом не способствует сплочению элит вокруг европейского проекта.

В экономике витает призрак передела собственности, старт которой дал иск в Печерский суд Киева, оспаривающий право собственности на Криворожсталь. До сих пор нет согласия по поводу количества предприятий, подлежащих реприватизации: Ющенко собирается вернуть в собственность государства три десятка предприятий, тогда как Тимошенко озвучивает цифру три тысячи предприятий. Отсутствуют договоренности и в отношении претендентов на реприватизацию: список предприятий до сих пор не оглашен. А крупный бизнес, не теряя времени, начинает вывозить капиталы за границу.

И это не просто «постреволюционный синдром», когда соратники Ющенко требуют при распределении портфелей наградить их за вклад в дело революции. Разногласия и конфликты существуют и внутри новой власти. Их самым ярким примером являются отношения Президента и Премьера, которые время от времени приобретают форму политического торга и шантажа. Вспомнить хотя бы отказ Тимошенко приехать в Москву в середине апреля 2005 года. На заявление Тимошенко о том, что Ющенко попросил ее проследить за ходом посевной, последовала немедленная реакция пресс-службы Президента,   из которой было дано понять, что все члены Кабинета Министров составляют графики работы самостоятельно. Остается только догадываться, по каким причинам из украинской политической избы был вынесен этот хлам. Наконец, одной и самых обсуждаемых тем в украинской прессе является конфигурация партии власти на предстоящих выборах в Верховную Раду, а именно будет ли Тимошенко выставлять свой блок отдельно или пойдет под одними знаменами вместе с Президентом.

Являясь свидетелем и участником происходящих политико-экономических процессов, украинская элита прекрасно осознает, что новая власть скорее озадачена проблемой перераспределение финансовых и политических ресурсов. Процессы перераспределения собственности способны продолжаться длительное время, пока не будут удовлетворены аппетиты всех заинтересованных лиц. Да и при оценке перспектив вступления Украины в ЕС элита, в отличие от электората, не питает на этот счет особых иллюзий. С другой стороны отказываться поддерживать европейский проект Ющенко - лишний раз подставлять себя. При трезвом взгляде на ситуацию вырисовывается наиболее прагматичный вариант поведения элиты в сложившейся ситуации: тихий саботаж европейского проекта с расчетом на то, что спустя некоторое время команда Президента предложит другой, менее амбициозный национальный проект.

 

  1. Отсутствие реализуемой государственной стратегии экономического роста.

Правительству Украины в любом случае предстоит разрабатывать механизмы развития национальной экономики. Вне зависимости от того, будет ли Украина стремиться войти в состав Евросоюза или примет иную доктрину национального развития. Но претендовать на членство в ЕС Украина сможет только в том случае, если сможет вытянуть свою экономику до уровня стран Восточной Европы – Словакии, Польши, Венгрии. Среди экономических показателей, по которым будут судить об успехах экономического развития Украины, на одном из первых мест стоит уровень доходов населения, ибо только достойная зарплата сможет заставить украинцев остаться работать на родине, а не уехать на заработки в сытые европейские страны.

Оптимизм нового Кабинета Министров питают экономические показатели Украины за последние 5 лет. Ежегодные темпы экономического роста составляют в среднем 7%. С 1999 года ВВП вырос на 32%. Объем промышленного производства с 1997 года вырос более чем на 50%, а инвестиции в основной капитал – в 2 раза. Также в 2 раза по сравнению с 2000 годом выросла номинальная заработная плата. Это позволило в прошлом году экономическим министерствам делать годовые прогнозы роста вплоть до 17-19%.

Имея на руках данную статистику, штаб Ющенко умело использовал ее в целях предвыборной пропаганды и убедил значительную часть населения в том, что экономика пошла на подъем только благодаря назначению в конце 1999 года Виктора Ющенко на пост премьер-министра. Ющенко, дескать, знает особые экономические формулы, способные сделать богатым каждого украинца. Поэтому с избранием Ющенко президентом Украины экономический рост неизбежен.

В действительности же у любой статистической картины существует своя обратная сторона. Есть она и в украинском случае.

Длительный экономический спад 90-х годов привел к снижению экономического потенциала на 75%, сокращению ВВП в 2,5 раза, 30-кратному увеличению внешнего долга, гиперинфляции и, как следствие, почти 10-кратному падению   уровня жизни. Сложно даже представить, к каким последствиям он бы мог привести в случае своего продолжения. К счастью этого не произошло, и по завершению спада в соответствии со здравым смыслом и законами экономики начался рост. А Ющенко удачно оказался в премьерском кресле в нужное время.

У экономических кризисов и подъемов бывает разная природа. Та же экономическая теория гласит, что кризисы способны оказывать оздоровительное влияние на национальную экономику за счет улучшения структуры продукта, сокращения социальных издержек и увеличения производительности труда. В случае с Украиной этого не произошло. В недалеком будущем украинской экономике грозит в лучшем случае снижение темпов экономического роста, а в худшем - комплексная экономическая стагнация.

В чем заключается экономический курс нового Кабинета Министров? По факту - в намерениях привлекать инвестиции из-за рубежа, удерживать инфляцию и попытках договориться с Россией о льготных поставках энергоносителей. Многие из действий нового Правительства направлены исключительно на решение политических проблем. Иными мотивами сложно объяснить принятие социально ориентированного бюджета 2005 года, попытку административного удержания цен на бензин, а также реприватизацию. Если и были какие-то меры, способные привести к прекращению экономического роста, то они были предприняты правительством Тимошенко.

К сожалению или счастью, экономика в отличие от политики такая сфера, где очень сложно скрыть истинное положение дел. Тем более скрыть отсутствие реализуемой государством политики экономического роста. Поэтому перспективы Украины выйти на уровень экономического развития хотя бы Польши в свете сложившейся ситуации представляются более чем призрачными.

 

  1. Отход от демократических принципов во внутренней политике.

Пока преждевременно говорить о том, что Ющенко не следует демократическим принципам в проведении внутренней политики, однако такая угроза существует. Хотя бы потому, что слишком долгое время Украина отказывалась от их использования. Безусловно, при Ющенко в чем-то Украина станет более демократичной, чем при Кучме. Вопрос стоит о том, насколько методы, которыми новая власть решает свои первоочередные проблемы, являются демократичными.

Весьма тревожным сигналом стал случай донецкого телеканала НТН. Дело об отзыве лицензии у НТН инициировала Генеральной Прокуратурой Украины. Каналу предъявили претензии по поводу неуплаты сборов за лицензию, в то время как его руководство данный факт категорически опровергает. Дело получило большой общественный резонанс, побудив 272 депутата Верховной Рады подписать запрос Президенту Украины.   Фактически дело НТН может стать особым способом зондирования общественного мнения, по результатам которого власть будет принимать решение о том, насколько оправдано использование подобных методов.

Триумф «оранжевой революции» на некоторое время снял вопрос о критике новой власти, ибо любые критические высказывания в адрес Ющенко после событий конца 2004 года воспринималась как реваншизм сторонников Януковича. Пока прошло еще не так много времени, чтобы говорить как об успехах, так и о неудачах политики Ющенко и Тимошенко. Не слышен пока и голос тех, кто вышел на Майдан в защиту Ющенко, а спустя некоторое время разочаровался в революции. Но через некоторое время новой власти придется решать проблему критики в свой адрес. И лишь тогда, когда она покажет, каким образом будет выстраиваться работа с критикой ее курса, а также намерена ли она использовать административные рычаги для ее подавления, станет ясно, как обстоит ситуация с свободой слова при Ющенко.

От того, как новая власть будет трактовать свободу слова, зависит и характер государственной пропаганды. Ряд проблем, которые стоят перед ней, можно решить только с помощью пропаганды, а именно: проблема восточных областей Украины, проведение в Верховную Раду максимального количества сторонников Ющенко и Тимошенко и проблема вступления Украины в НАТО.

О том, что методы пропаганды неизбежны при решении проблемы восточных областей, Тимошенко вполне однозначно дала понять, когда заявила о необходимости открыть информационное пространство восточной Украины, дабы ее жители поняли, что в результате выборов только выиграли. Маловероятным выглядит и возможность отказаться от методов пропаганды при подготовке к вступлению в НАТО, поскольку по различным данным социологических исследований эту инициативу Ющенко поддерживают не более 20% населения Украины, в то время как порядка 50% категорические против вступления Украины в североатлантический блок. Наконец, без широкого использования СМИ трудно представить себе избирательные кампании партий власти, поскольку ресурс Майдана не безграничен.

Все три кампании будут иметь успех только в том случае, если удастся минимизировать участие в них оппозиции. Иначе они приведут к еще большему расколу украинского общества, подобно тому, как вопрос о военном присутствии в Ираке расколол американское общество. Но тогда украинцы еще больше перестанут доверять СМИ, задействованными в кампаниях, поскольку обслуживание государственных заказов зачастую связано со значительной деформацией выдаваемой ими информации.

Не менее тревожным сигналом стало использование судебной системы в пересмотре итогов приватизации. Исполнительная власть таким способом пытается снять с себя ответственность за судебные решения. Тем не менее, факт остается фактом: инициаторами пересмотра приватизационных сделок являются никто иные как Президент и Премьер, чье мнение по поводу законности сделок становится решающим для вынесения судебных решений.

Даже при оптимистическом взгляде на демократические процессы в Украине, невозможно отрицать тот факт, что фундаментальный принцип разделения властей нарушается, и новая власть продолжает игнорировать его точно так же, как и Кучма. Если реприватизация происходит в рамках борьбы с издержками коррупции, то тем более методы борьбы являются сомнительными. Любая борьба с коррупцией направлена на возвращение государственного управления в правовое поле. Но если при этом дискредитируется правоприменительная практика, сама правовая система и судебная ветвь власти, которая заражена коррупцией не меньше, чем другие ветви власти, то существуют ли, вообще, хоть какие-то шансы вернуть доверие к властным институтам? Не исключено, что через некоторое время в Украине будет проведена реформа судебной системы, организованы показательные процессы над недобросовестными судьями, что опять таки будет больше походить на фарс, нежели на подлинную демократию.

В худшем случае судебная система надолго останется проводником политических решений исполнительной власти, а фактически станет репрессивно-карательным органом. По мере нарастания напряженности в обществе, а уже сейчас ясно, что вариант российской стабильности в Украине маловероятен в силу поляризации общества, соблазн использовать судебную власть для решения отдельных проблем будет лишь возрастать. Так или иначе, доверие к судебной системе, равно как и свобода слова, станет одним из ключевых показателей демократизации Украины при Ющенко.

 

  1. Падение международного авторитета Украины

Авторитет Украины в мировом сообществе на протяжении ее почти 14-летней истории никогда не был высоким. Украина прочно обосновалась в колонке скандалов западной прессы, наиболее громкие из которых связаны с убийством украинского журналиста Георгия Гонгадзе и продажей Ираку радиолокационного комплекса «Кольчуга». В них оказались замешаны высокопоставленные украинские чиновники, вплоть до бывшего Президента Украины Леониды Кучмы. Обвинялась Украина также в поставках оружия исламскому движению «Талибан». Нетрудно представить и реакцию запада на результаты расследования комиссии Верховной Рады Украины, проведенное в 1998 году и обнаружившее пропажу военного имущества на сумму 32 миллиарда долларов, которое, по общему мнению иностранных экспертов, было разворовано и продано за границу.

Авторитет государства, которое традиционно считается одним из самых коррумпированных в мире, не может быть высоким в принципе. Согласно Индексу Восприятия Коррупции, ежегодно составляемому международной негосударственной организацией Transparency International , Украина прочно обосновалась в самом конце списка из более чем 140 стран. В 2004 году она вместе с Зимбабве, Боливией, Гватемалой, Нигером и Суданом заняла в Индексе 122-е место. Каждая вторая статья про Украину так или иначе касалась темы коррупции во власти. На страницах Chicago Tribune , например,   Украину могут запросто назвать «помойной   ямой коррупции». Любимым сюжетом для журналистов стали отношения Президента Украины Леонида Кучмы и его зятя, одного из крупнейших украинских бизнесменов Виктора Пинчука. Но, пожалуй, апофеозом украинской коррупции явилась неудачная попытка менеджеров футбольного клуба «Динамо» подкупить судью, в результате чего знаменитая украинская команда вылетела из европейского клубного турнира Лига чемпионов.

Далеко не радужным является и социальный облик Украины. В 90-е годы средняя ежемесячная зарплата составляла 40-60 долларов США, уровень безработицы был очень высокий, что вынуждало украинцев искать заработок либо в Европе, либо в России. В результате сложился весьма четкий образ украинских гастрабайтеров, которых только по официальным данным насчитывается 5 миллионов. Сформировался и другой, не менее обидный стереотип, связанный с вывозом украинских женщин за рубеж для работы проститутками, которых, по разным данным насчитывается до полумиллиона или 2% всех украинских женщин. Завершающим штрихом в картине социального климата Украины является ее лидерство среди европейских стран по распространению ВИЧ-инфекции.

Успешный для команды Ющенко исход «оранжевой революции» на какое-то время сделает Украину в глазах мирового сообщества оплотом демократии к востоку от Евросоюза. Но уже сейчас президенту и правительству приходится решать новые репутационные проблемы. Всплыл очередной скандал с торговлей оружием, на этот раз Китаю и Ирану, и не факт, что он станет последним. Расследование отравления Ющенко диоксинами и убийства Гонгадзе так и не получило своего завершения, тогда как представление мирового сообщества о демократических переменах в Украине во многом будет формироваться по их результатам. Здесь новой украинской власти предстоит выпутываться из весьма неловкой ситуации. В общественном мнении сформировано устойчивое убеждение, что заказчиком первого преступления являются спецслужбы России, а второго – бывший Президент Украины. Политических дивидендов такие результаты расследования явно не принесут, а любой другой вариант получит скептические оценки на Западе. Наконец, участившиеся визиты на Украину Бориса Березовского выдают в нем одного из спонсоров предвыборной кампании Ющенко, что компрометирует другие финансовые источники «оранжевой революции».

Назначение премьер-министром Юлии Тимошенко также получило неоднозначные оценки в Европе: одни начали вспоминать тот период ее прошлого, когда она получила титул «газовой принцессы» и отсидела больше месяца в тюрьме, другие считают ее слишком радикальной, чтобы руководить экономикой страны. Это и понятно, ведь политик, который владеет способностью повести за собой толпу, потенциально опасен для общества и будет приносить ему пользу лишь до тех пор, пока между ними не возникнут разногласия. Конфликтный потенциал, продемонстрированный Тимошенко, вызывает у Запада серьезные опасения. Последние годы Тимошенко занималась только тем, что ломала систему, а тут неожиданно взяла на себя ответственность ее создавать. Сами собой возникают вопросы о совместимости ее имиджевых ресурсов и взятых на себя функциональных обязательств премьера.

Но главная репутационная проблема Украины заключается все же в другом. Для Европы факт проведения «оранжевой революции» на американские деньги стал показательным для оценки уровня демократичности состоявшихся выборов. В государствах с развитой демократией действуют законы, запрещающие иностранным гражданам делать вклады в предвыборные фонды кандидатов (в США запрет действует с 1974 года). Если бы обнаружилось, например, что лейбористы избрались на американские деньги, в Великобритании случился бы величайший политический скандал в ее истории. В украинском случае европейские эксперты склонны закрывать глаза на финансовые источники кампании Ющенко, трату денежных средств помимо избирательного фонда и двойную бухгалтерию, руководствуясь принципом «из двух зол выбирают меньшее». Большим злом посчитали нарушения, допущенные в ходе избирательной кампании, а также при голосовании и подсчете голосов. Последовавшая за ними «оранжевая революция» получила оценку как первого и самого главного шага независимого государства Украины на пути к демократии западного образца. Тем не менее, сомнительно, что факт судебного вмешательства и отмены результатов выборов добавил доверия к результатам третьего тура, скорее наоборот. Институт выборов в Украине во многом утратил свою легитимность в качестве демократической процедуры после президентских выборов 2004 года. Любое государство, считающее себя демократическим, заинтересовано в том, чтобы выборы проходили без каких-либо скандалов. Скандалы негативно влияют на общество и политическую систему в целом. В США на президентских выборах 2000 года, как известно, Буш победил у Гора за счет преимущества в 547 очень сомнительных голосов в штате Флорида и отказа пересчитывать бюллетени, выбитым консерваторами у Верховного Суда. Американская государственная машина сделала все, чтобы сохранить легитимность процедуры выборов. Но с Украины, видимо, совсем другой спрос. Здесь демократия и легитимность выборов оказались по разные стороны баррикад. Поэтому предстоящие выборы депутатов Верховной Рады Украины имеют принципиальную важность в деле восстановления доверия к избирательной системе как со стороны населения восточных областей, так и со стороны ЕС.

 

  1. Неготовность европейских государств рассматривать Украину в качестве кандидата на членство в Европейском Союзе.

Британская « The Financial Times » пишет, что в Брюсселе стараются не упоминать Украину. Это во многом разъясняет настроение, царящее в ЕС по вопросу членства в этой организации Украины. Любые разговоры о вступлении Украины в ЕС даже в 2015 году вызывают в ЕС как минимум удивление. Еще два года назад комиссар по вопросам расширения ЕС Гюнтер Ферхойген вполне определенно высказался, что шансы Украины стать членом ЕС такие же, как у Мексики - 51-м штатом США.

Скепсис брюссельских чиновников обусловлен целым рядом причин.

Во-первых, по завершении «оранжевой революции» оказалось, что сторонников вступления Украины в ЕС среди станов-членов Евросоюза попросту нет. Даже в Польше, с которой у Украины наиболее тесные геополитические и культурные связи, имеются серьезные сомнения в том, следует ли поддерживать Украину в ее интеграционных устремлениях. Спустя некоторое время после событий конца 2004 года пришло осознание, что своих прагматических интересов Польша в результате выигрыша Ющенко достичь не смогла. Польские политические круги постепенно приходят к осознанию, что их поход в поддержку молодой украинской демократии был инициирован Вашингтоном, который использовал стойкую неприязнь поляков к России. И это притом, что поляки во многом формирую видение ЕС о целесообразности расширения на восток. Что же касается других членов ЕС, в частности, Франции и Германии, то для них стратегическое партнерство с Россией всегда будет важнее сомнительных с точки зрения перспективы планов Украины. И население этих стран поддерживает вступление Украины в ЕС значительно меньше, чем, скажем, Польша или Испания.

Во-вторых, вхождение Украины в ЕС создаст проблемы европейским производителям в высокотехнологичных областях, таких как самолетостроение, ракетостроение, ВПК, не говоря уже о производителях сельхозпродукции. Кроме того, во время приватизации промышленности Украина отказала европейским капиталам в преференциях, в отличие от той же Польши, а вместо этого выдала их капиталу национальному. Вопрос же о том, на каких условиях иностранный капитал примет участие в реприватизации, до сих пор остается открытым.

В-третьих, Запад всерьез опасается, что команда Ющенко не сможет изменить старые структуры, а оппозиция бойкотирует реформы. Сомнения имеются как в отношении скорейшего строительства в Украине настоящей демократии, так и в отношении превращения Украины в экономически мощную державу. Европейские эксперты пока не торопятся давать всестороннюю оценку внутриполитическому курсу Ющенко. И далеко не факт, что новый вариант украинской демократии получит позитивную оценку. Первым тревожным сигналом для Запада стало принятие бюджета на 2005 год. От Украины ждали, что она «затянет потуже пояс», а вместо этого получился в чистом виде политический бюджет, за счет которого Ющенко намерен выполнять выданные в период предвыборной кампании обещания и подготовить электоральную поддержку для выборов в Верховную Раду. «Проглотить» Украину с ее 48 миллионами населения и валовым национальным доходом на душу населения, который в 4 раза меньше, чем в Польше, и более чем в 20 раз меньше, чем в Германии, будет не так то просто. Для того чтобы соответствовать уровню экономического развития хотя бы Польши, Украине необходимо сделать фантастический рывок. А пока перспективы «украинского экономического чуда» очень и очень туманны.

Наконец, как справедливо отметил вице-премьер Украины по европейской интеграции Олег Рыбачук, самое серьезное препятствие - это недостаток политического консенсуса о будущем ЕС внутри самого ЕС. Среди членов ЕС получил распространение «евроскептицизм», выраженный во мнении, что расширение ЕС и так зашло достаточно далеко. Одного этого аргумента достаточно для того, чтобы охладить пыл интеграционным устремлениям команды Ющенко.

Заявления украинских политиков о намерениях Украины вхождения в ЕС, мягко говоря, не находят понимания в Брюсселе. Еврочиновникам хотелось бы как можно меньше распространяться на эту тему, прежде всего потому, что разрушать идеалы целого народа не такое благородное занятие, как их создавать.

Продолжение следует

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум