Rambler's Top100 Service

Нужна ли России другая армия?

Кандидат военных наук, профессор, член - корреспондент Академии военных наук, руководитель центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа
17 мая 2005

Разговоры о реформировании Российской армии ведутся с августа 1991 года. За это время сменилось два президента Российской федерации, пять министров обороны, несколько военных доктрин. Прошли войны в Югославии, Афганистане, Ираке, две войны в Чечне. Обществу неоднократно сообщалось, что реформирование армии закончилось, но новой армии у России как не было, так и не видно когда появится современные вооруженные силы, готовые воевать в середине ХХ1 столетия.

 

Почему не идут военные реформы?

 

После августа 91 и октября 93 мы наивно считали, что свалив КПСС и сломав машину Советской власти, сама собой наступит золотая пора свободы и счастья. Но старое оказалось живучим, в действительности все фундаментальные основы советской государства: структура государственного аппарата, государственное устройство, силовые, правоохранительные и дипломатические структуры в сущности остались прежними. Сохранились функции, идеология; люди, пришедшие к власти вместе с Ельциным люди не составляли единую команду. Общим у них было одно – вера в то, что, создав рыночные условия, они смогут решить все российские проблемы, в том числе армии, милиции, спецслужб. Но все попытки были провалены. Действительность оказалась значительно сложнее. За все годы прошедшие после этих двух этапов Российской буржуазной революции 91 и 93 годов ни в среде политической элиты, ни в среде предпринимателей и интеллигенции, ни среди народа не выработалось понимание того, что Россия - не усеченный СССР. У России не только другие внешние границы, другая территория, другие цели, другие партнеры и союзники. Главное - у России другой народ. Это другое государство, у которого другие возможности, другие опасности, другие способы, приемы и методы борьбы с этими опасностями. В новой России должны быть не только новая Конституция, новый гимн и новые государственные символы, у нее должны быть новые армия, новая полиция и новые спецслужбы. Новое государство, способное решать новые задачи, невозможно заполучить, пересадив одних «уважаемых» товарищей на места других « уважаемых» товарищей. Такие перестановки и реформы не помешают нашей славной милиции, обученной ловле «спекулянтов», по прежнему ловить «тунеядцев», и она не сможет охранять собственность гражданина, такие «реформы» не помешают спецслужбам, многие годы боровшимся с «врагами народа» и инакомыслящими, видеть союзников среди старых друзей (будь они защитниками хоть дважды диктатора). А армия, сменившая красную звезду на орла, обученная ведению наступательных и оборонительных сражений против НАТО, завоеванию мирового господства, не может поддерживать союзнические отношения с армиями демократических государств, не сможет защитить новую Россию от современных угроз. Существующее положение можно исправить только радикальными мерами, как поступал Петр I , так поступила Германия после второй мировой войны, и большевики после октябрьского переворота. Видение проблемы не в том, чтобы разогнать имеющие формирования, а в том, чтобы планомерно создавать принципиально новые структуры, постепенно заменяющие старые. Именно таким путем проходила замена стрелецкого войска, или царской армии Красной Армией. Если говорить о новейшей истории России, то такие попытки уже были. Заменить старые спецслужбы могла бы Служба безопасности президента образца 96 года. Старый МВД могли бы заменить недолго просуществовавшие подразделения муниципальной милиции, все сотрудники которой имели специальное образование, проходили психологические тесты на коммуникабельность, и где шел жесткий отбор. К сожалению, в первом случае сыграл человеческий фактор, во втором бешеное сопротивление МВД сломило конкурента. Военная организация государства не может пожаловаться на отсутствие внимания к ней, армия больше всего на слуху. Ни в одной области государственного строительства не было столько вариантов реформ, как в военном вопросе. Предлагаемые реформы «Нашего дома», Яблока, СПС, ЛДПР, КПРФ, Отечества, Единства в содержательном плане почти не различаются. В сущности, все сводится к изменению денежного довольствия, оставляя без изменений численность и структуру. Армии же необходимо как можно меньше перемен, она вообще консервативная структура. Партиям - же нужны голоса на выборах. Населению желательно найти лазейку, чтобы в армии служил чей-то сын, другой, а не мой. Поэтому всех устраивает нынешнее положение. Копья в спорах ломались по одному вопросу: как комплектовать армию? Хотя вопрос комплектования не самый главный. Главное в другом. Если считать, что Россия - новое демократическое государство, что народ - источник власти, а не просто электорат, то в армии должны служить граждане, но только в погонах. Это означает что он занимается только своими прямыми обязанностями, он достойно обеспечен, его человеческое достоинство не попирается, цена его жизни выше стоимости любого вооружения и мы не заваливаем противника трупами, как это было во время Великой отечественной войны или сейчас в Чечне. Военная карьера офицеров делается на очевидных для всех основаниях. Только при этих условиях военная служба станет почетной, уважаемой и привлекательной. В России также была сделана попытка формирования новой Российской армии – она называлась Российской Гвардией, но эта идея опередила время на два десятка лет.

 

Вариант создания новой армии у России уже был

 

На митинге у Белого Дома 20 августа 1991 граждане России стихийно стали записываться в отряды и подразделения Российской Гвардии. Руководствуясь пунктом 11 статьи 121-5 Конституции РСФСР, Решениями Чрезвычайной сессии Верховного Совета РСФСР от 21-23 августа, президент РСФСР Б.Н. Ельцин поручил вице-президенту РСФСР А.В.Руцкому приступить к формированию Российской Гвардии для усиления защиты конституционного строя и демократических завоеваний, создания дополнительных гарантий законности и правопорядка на территории страны.

В соответствии с поручением президента, в секретариате А.В.Руцкого была создана рабочая группа по разработке нормативных документов для создания Российской Гвардии (РГ), затем была организованна Комиссия по разработке Концепции законопроекта о Российской Гвардии. Комиссия, проанализировав ситуацию в стране после событий 19-21 августа, изучив мировую и российскую практику создания и функционирования подразделений и частей национальной гвардии, определила, что существующий на тот момент государственный механизм явно недостаточен для обеспечения нормального функционирования органов государственной власти и их защиты и требует существенного совершенствования. Одним из видов работы в этом направлении явилось бы создание РГ, непосредственно подчиненной высшему должностному лицу и главе исполнительной власти – президенту РСФСР. При этом особенностью Российской Гвардии должен был стать ее общенародный характер. Не подменяя Вооруженных Сил СССР, правоохранительных органов РСФСР и СССР, ее деятельность должна опираться на широкую поддержку демократических сил, общественных организаций, трудовых коллективов и граждан, на прогрессивные общественные объединения и военно-патриотические структуры. Свои задачи и функции РГ должна была осуществлять в полном соответствии с закрепленной в Конституции РСФСР и законах РСФСР волей народа и формироваться на основе прямого участия народных масс.

На Национальную Гвардию возлагалось решение следующих задач: обеспечение законными средствами эффективной защиты, безопасности и нормального функционирования органов государственной власти и управления РСФСР, республик, краев и областей в составе Федерации; участие в реализации предусмотренных законодательством о Чрезвычайном положении необходимых мер по нормализации обстановки в регионах, охваченных социальными, национальными и иными получившими широкое распространение конфликтами; оказание помощи правоохранительным органам в вопросах обеспечения правопорядка, укрепления законности, борьбы с терроризмом, сепаратизмом и организованной преступностью; содействие государственным органам в оказании помощи при ликвидации последствий стихийных бедствий и катастроф (поскольку Российский корпус спасателей существовал тогда только на бумаге); выполнение других задач и функций, возложенных на РГ законами и указами президента. При определении задач учитывался опыт других стран.

Например, задачи выполняемые национальной гвардией США, в процентном отношении выглядели следующим образом: 20 процентов – это все, что связанно с так называемыми полицейскими функциями: подавление мятежей и стихийных волнений, разгон или охрана демонстраций; 10 процентов приходится на борьбу с наркобизнесом; 10 процентов – на борьбу с терроризмом; 20 процентов – на ликвидацию экономических бедствий; 10 процентов на охрану тех или иных объектов, 10 процентов – на сопровождение важных грузов; 10 процентов – на сопровождение важных должностных лиц и т.п. Гвардия должна содержаться за счет части средств, выделяемых из республиканского бюджета на оборонные нужды и содержание внутренних войск МВД РСФСР. Предлагалось, с целью уменьшения расходов по созданию НГ из бюджета Республики, формирование осуществлять на основе реформирования 50 процентов частей и подразделений ВВ, дислоцированных на территории Республики и переведенных под юрисдикцию РФ Указом президента РСФСР № 146 от 20 октября 1991 года.

Комиссия в течение двух месяцев разработала и представила на утверждение президента общую структуру РГ, организационную структура РГ на базе оперативных частей ВВ МВД РСФСР, дислокацию частей и соединений РГ на база оперативных частей ВВ МВД РСФСР, структуру Главного штаба РГ и типовую структуру московской бригады РГ.

Предлагалось в Российскую Гвардию организационно включить: командование (командующего и Главный штаб), мобильные формирования специального назначения; территориальные воинские формирования постоянной дислокации; систему централизованного управления и связи; службы боевого, материально–технического, военно-научного и специального обеспечения; формирования резерва и учебные центры. Согласно этой концепции, казачьи формирования, военно-патриотические и другие общественные организации являлись резервом РГ. Они привлекались к непосредственному участию в решении возложенных на РГ задач. Принципы, содержание и условия взаимодействия с ними определялись отдельными положениями, утверждаемыми президентом РСФСР.

Территориальные формирования РГ намечалось дислоцировать в 10 территориально – экономических районах (регионах), страны по возможности вне мест дислокации штабов военных округов: Московский (г. Москва), Центральный (Нижний- Новгород), Северо-Западный (Ленинград), Западный (Смоленск), Южный (Волгоград), Уральский (Екатеринбург), Западно-Сибирский (Омск), Восточно-Сибирский (Красноярск), Забайкальский (Улан-Удэ), Дальневосточный (Хабаровск). Предполагалось, что в 1991-1995 годах будет сформировано 11 бригад российской НГ, численностью по 3-5 тысяч человек в бригаде в каждом регионе, но всего не более 100000. Комплектование ее личным составом должно было осуществляться преимущественно на контрактно-конкурсной основе из числа граждан РСФСР, изъявивших желание служить в Гвардии. В первую очередь (до 1 марта 1992) предполагалось сформировать первую бригаду НГ в Москве на базе ОМСДОН в г. Реутов, Главный штаб с подчиненными сотрудниками (в Москве), а региональные соединения РГ - до 1 декабря 1995 года. Руководство формированием РГ, а также разработка проекта закона о РГ поручались вице-президенту РСФСР А.В.Руцкому. Правительству Российской Федерации предлагалось до 30 декабря 1991 года представить план основных мероприятий по созданию РГ и решить вопросы материально-технического обеспечения и финансирования (в том числе выплаты денежного содержания личному составу) за счет республиканского бюджета, а также за счет внебюджетных источников. Денежное довольствие «гвардейского офицера» предполагалось иметь на 10–15 процентов больше войскового. За участие в ликвидации стихийных бедствий или в операциях по борьбе с терроризмом, бандитизмом и т.д. будут различные денежные надбавки. За риск государство должно платить, и хорошо платить.

При этом планировалось сформировать в региональных командованиях: в Санкт-Петербурге – две бригады, 8 отдельных батальонов; в Москве – три бригады, один учебный полк, 8 отдельных батальонов; в Нижнем Новгороде – одну бригаду, один учебный полк, 18 отдельных батальонов; в Ростове-на-Дону – три бригады, один учебный полк, пять отдельных батальонов; в Волгограде – одну бригаду, один учебный полк, семь отдельных батальонов; в Новосибирске – одну бригаду, семь отдельных батальонов; в Екатеринбурге – две бригады, один учебный полк, семь отдельных батальонов, и в Хабаровске – одну бригаду, один учебный полк и 13 отдельных батальонов. Структура бригады Российской Гвардии: командир бригады, штаб, заместители и начальники служб; батальон управления; батальон борьбы с терроризмом; 3-5 батальонов на БМР/БМП; батальон аварийно-спасательных работ; батальон специальной техники (для выполнения полицейских операций); рота специальной техники; авторота; медицинская рота.

 

Почему нет у России своей гвардии?

 

Указ президента не был издан. Этому способствовало несколько причин. Во первых – вице-президент А.Руцкой, которому поручалось подготовить пакет документов «по Гвардии», начиная с конца сентября 1991 года становится в оппозицию президенту, Государственному секретарю - Г.Бурбулису, а назвав (во время поездки на Алтай) Е.Т.Гайдара «мальчиком в розовых штанишках» - и в оппозицию к премьеру.

Во-вторых, к концу октября 1991 года стало ясно, что за второе место, около Бориса Николаевича, идет борьба между Государственным секретарем и вице-президентом, что тоже не усиливало позиции комитета по РГ. Недаром вышедший в то время один из номеров «Комсомольской правды» на развороте поместил вид противостоящих крыльев четвертого этажа Белого дома, и фотографии их хозяев: справа вице-президент и его секретариат, слева Государственный секретарь и его секретариат.

В-третьих, уже стало ясно, что Советский Союз доживает последние дни, и окружение президента всячески противилось созданию параллельных Вооруженных Сил, тем более, что Гвардия по проекту указа курировалась А.Руцким, а в той ситуации это было бы нецелесообразно.

В-четвертых, одновременно с разработкой законодательных документов по Гвардии спешно создавалась еще одна, параллельная Вооруженным Силам армия, – МЧС. Считалось, что она была более верна президенту, который благосклонно относился к руководителю Корпуса Российских спасателей к С.Шойгу, бывшему своему заместителю по Государственному Комитету по строительству и архитектуре, больше ему доверял, и, как потом стало известно, не зря. В ситуации октября 1993 года народные дружины г.Москвы должны были обеспеченными оружием именно от МЧС.

В–пятых, воздержаться от создания гвардии рекомендовал и генерал – армии К.Кобец, мотивируя тем, что: «во время августовских событий Вооруженные силы доказали, что могут обеспечить функционирование общей системы безопасности – армия подтвердила верность народу и не поддержала путчистов. Кроме того, было оказано доверие внутренним войскам и основной массе личного состава службы безопасности. Создание же национальной гвардии могло привести к ненужному противостоянию между этими структурами».

В-шестых, генерал-лейтенант П.Грачев, назначенный заместителем министра обороны СССР основательно противился созданию воинской структуры вне Вооруженных Сил, чем окончательно похоронил идею становления Российской Гвардии как новой армии Новой России.

Вопрос создания РГ стал одним из основных во внутренней политике тогдашней России. Во многих городах подразделения Национальной Гвардии создавались стихийно. Наибольший размах это приобрело в Москве и Санкт-Петербурге. В Москве одновременно велся прием гвардейцев в двух структурах: первая – в мэрии г. Москвы, где в соответствии с распоряжениями мэра Москвы Г.Х. Попова от 24 августа № 129 –РМ и 28 августа 1991 г. № 131-РМ была создана комиссия по формированию Московской бригады Национальной Гвардии. Очень мощную пропагандистскую компанию провела другая структура – союз социальной защиты военнослужащих и членов их семей « Щит», которую возглавили депутат Государственной Думы В.Уражцев и его заместитель Н.Московченко. Они организовали запись и прием в Национальную Гвардию, параллельно с Московским Правительством более 10000 человек. Таким образом, только в Москве изъявили желание служить в новой армии более 15000 человек. Характерно, что более 70 процентов из них - это военнослужащие Советской Армии и Флота, МВД, КГБ, в большинстве офицеры, и это уже была сила.

Основной причиной отказа от идеи Российской Гвардии Б.Н.Ельциным явилось видимо то обстоятельство, что в Администрации президента вероятно испугались «дубинки народной поддержки». Правительственная номенклатура, которая стушевалась в первые один–полтора месяца после августовских событий 1991 года и заняла выжидательную позицию, определилась и поняла, что использовать этот народный порыв не стоит. Никто не стал прогнозировать, какие последствия наступят, если ввести параллельную «новую армию» - Российскую Гвардию. Ставился вопрос, а кому она будет служить? Не виделся механизм сдерживания этой новой силовой структуры. Своей партии у президента не было, КПСС испуганно забилась в щель, а вакуум первых должностей в новой России быстро заполнился бывшими «вторыми», которым не нужна неподконтрольная им новая армия - Российская Гвардия. В последнее время вопрос о воссоздании Российской Гвардии вновь стал актуальным. В течении последних двух лет он несколько раз рассматривался в МВД Российской Федерации при выборе вариантов реформирования внутренних войск. Более того, по данным прессы, руководством страны поставлена задача по разработке новой структуры Российской Гвардии, которая как вариант будет выведена из подчинения МВД при новом формировании федеральной полиции и муниципальной милиции. Новые структурные подразделения, вероятно, станут подчиняться руководству Федеральных округов, что по мнению разработчиков, значительно усилят вертикаль власти и одновременно выведут из под критики правительство Российской Федерации.

Загружается, подождите...
0