Rambler's Top100 Service

Терроризм: происхождение и современная практика противодействия

выпускник George С. Marshall European Center for Security Studies
3 июня 2005

В последние годы то в одном, то в другом уголке земного шара гремят взрывы, происходят захваты самолетов и общественных зданий. Теперь не только в Израиле жители городов, выйдя на улицу, рискуют стать жертвами террористического акта. Деятельность подпольных организаций, созданных с целью убийства людей охватила весь мир и превратилась в глобальную проблему. Поисками противоядия от этого зла заняты тысячи умов в десятках стран. В связи с этим, чрезвычайно важным представляется вопрос об истоках терроризма, социальных и идеологических условиях, его порождающих. Здесь мы попытаемся дать ответ на эти вопросы, а также охарактеризовать современное положение дел на фронте антитеррористической борьбы и предложить некоторые варианты противодействия этому разрушительному явлению.

По нашему мнению, проблема терроризма появляется в обществе тогда, когда оказывается, что какой-либо крупной группы интересы не могут быть реально представлены в рамках легального политического процесса. Эта группа может быть объединена по социальному, этническому или религиозному признаку. При этом, террористическая деятельность может дублироваться и в легальном политическом поле (например, Шинн Фейн, Батасуна). Легальное крыло, как правило, выступает, прежде всего, в качестве идеологического прикрытия и рупора практикующей терроризм организации.

Терроризм как системное явление появляется в индустриальном обществе. Его появление неразрывно связано с разрушением традиционного (земледельческого) уклада жизни, урбанизацией (неизбежно приводящей к разрыву родственных связей и укреплению индивидуалистического самосознания), развитием системы образования и коммуникаций. Для управления усложняющимся обществом требуется все больше образованных людей, что приводит к развитию самых разных направлений общественной мысли. Вступление в эпоху промышленного производства и массовых войн требует введения всеобщего начального и среднего образования. Все больше социально активных людей отрываются от традиционного мироощущения, получают доступ к накопленному интеллектуальному багажу и объединяются по принципу идейной близости. Внутри вновь образовавшихся групп происходит переосмысление полученных знаний и в некоторых случаях возникает и оформляется идея насильственной борьбы за свои интересы. Как уже говорилось, прежде всего, это происходит тогда, когда в центре внимания группы оказываются реально существующие проблемы, а возможности легально отстаивать свои интересы отсутствуют. В этом случае идея насилия получает необходимую социальную базу, которая позволяет добывать необходимые ресурсы и рекрутировать новых сторонников.

В плане генезиса идеологический терроризм не сильно отличается от других форм общественного движения. При этом он маргинален по определению – поскольку отражает маргинальные в рамках своего государства взгляды и использует общественно неприемлемые методы деятельности. Однако именно это является сильной стороной терроризма – теракты неизменно производят большое впечатление на общество, которое выбрасывает систему ценностей террористов на обочину.

Таким образом, для появления терроризма необходимы как минимум три составляющих:

 

1.                  Наличие социальной, этнической, религиозной или другой группы, которая объективно не может реализовать свои интересы в рамках существующих общественных институтов.

2.                  Наличие среди членов такой группы известного числа образованных людей, способных проводить идеологическую и организационную работу.

3.                  Система взглядов, которая разделяется как организаторами, так и группой, интересы которой они представляют (в массовом сознании чаще всего на уровне неосознаваемого сочувствия).

 

Как идейная и практическая система терроризм оформляется в России во второй половине XIX века. В связи с переходом к индустриальному этапу развития в это время в стране появляется значительное число образованных людей не принадлежащих к правящему классу и не удовлетворенных своим социальным и материальным статусом. Они образуют общественное движение. В то же время политическая надстройка остается старой, легальная политика остается привилегией высшей бюрократии и дворянства. Это приводит к радикализации общественного движения и появлению террористических групп. Первоначально терроризм носит индивидуальный характер. До 1917 года в России в результате терактов погибли сотни представителей правящего класса, в том числе император Александр II , председатель Правительства Столыпин, московский генерал-губернатор Великий князь Сергей Александрович, министры внутренних дел Сипягин и Плеве, военный министр Сахаров. Террористическая тактика не привела к ожидаемым результатам и в определенный момент в России начинает развиваться другое направление революционного движения – создание подпольных, а после 1905 года и легальных оппозиционных партий. Как показала практика, этот путь оказался более действенным, хотя он и не означал отказа от террористических методов. К примеру, боевая организация эсеров действовала и при монархии и при большевиках, изменились только цели террористических атак (место царских сановников заняли большевистские комиссары).

Сегодня Россия уже вместе со всем миром переживает вторую волну терроризма. Террористы теперь действуют под новыми лозунгами, новыми методами, результат их деятельности гораздо страшнее.

Отсутствие значимых результатов акций индивидуального террора и дальнейшее развитие системы коммуникаций привело к изменению тактики террористов. Вместо убийств государственных и общественных деятелей стали практиковаться акции, целью которых являются обычные люди. Это могут быть и взрывы в местах скопления людей и захват заложников. Такие акции рассчитаны прежде всего на медийный эффект и преследуют цель организации общественного давления на официальные власти. Наиболее крупной и известной акцией такого рода долгие годы считался захват бойцами группы «Черный сентябрь» группы израильских спортсменов во время Олимпиады 1972 года в Мюнхене. Последнее десятилетие принесло множество еще более жестоких акций, в том числе захват заложников в Буденновске, Москве, Беслане, взрывы на Бали, в Мадриде, удар по Нью-Йорку и Вашингтону.

Организованность террористических групп и общественная опасность их деятельности растет. Глобализирующийся мир предоставляет террористам не только значительно бОльшую аудиторию, но и новые возможно для организации планирования и финансирования операций. Эксперты говорят о сетевом характере современного международного терроризма, при этом признавая, что о принципах организации и взаимодействия узлов сети почти ничего не известно. Несомненно, этот фактор сильно затрудняет организацию противодействия противнику.

Многие исследователи говорят о том, что теракты 11 сентября 2001 года показали, что современная цивилизация достаточно сложна для того, чтобы с одной стороны террористы могли достаточно легко использовать ее достижения в качестве оружия, а с другой стороны – чтобы результаты их акций носили достаточно разрушительный или даже катастрофический характер. В связи с этим чрезвычайно важна реальная антитеррористическая координация между государствами и народами, которые являются потенциальными жертвами удара.

К сожалению, сегодня члены антитеррористической коалиции, созданной в 2001 году, склонны использовать риторику борьбы с терроризмом, прежде всего, для решения собственных внутри- и внешнеполитических задач. Прежде всего, это относится к Соединенным Штатам Америки и Российской Федерации. Под флагом борьбы с терроризмом США несколько ужесточили политический режим внутри страны, вторглись в Ирак и даже позволили себе отказаться от выполнения положений Женевской конвенции в отношении захваченных в Афганистане военнопленных. Жесткая линия под антитеррористическими лозунгами проводится в отношении ряда других стран – прежде всего Сирии и Ирана. Не исключено, что в будущем риторика борьбы с международным терроризмом будет использована в качестве прикрытия для военного вторжения в эти страны.

За последние годы с российского телевидения практически исчезла тема войны в Чечне. Известно, что война там продолжается, но о конкретных боевых операциях теперь ничего не сообщается, за исключением тех случаев, когда в результате погибает кто-то из лидеров сепаратистов.

При этом перед Россией стоят реальные проблемы, которые не решаются «закручиванием гаек». Например, преподаватель Академии Генштаба Виктор Вахрушев выделяет в СНГ целых три угрожающих направления. Это возможность агрессии террористических сил, как это было в Дагестане в 1999 году, провоцирование войн между государствами СНГ – как в 2002 году, когда между Россией и Грузией возникло напряжение, спровоцированное террористическими организациями и межэтнические столкновения, которые могут быть спровоцированы терактами.

Разрешение проблемы международного терроризма требует реальных шагов. Нельзя сказать, что ничего не делается. При Совете безопасности ООН действуют Контртеррористический комитет и Контртеррористический исполнительный директорат, 8 октября 2004 года принята резолюция Совета Безопасности № 1566, которая подтверждает решимость мирового сообщества бороться с международным терроризмом. Однако ключ к реальному решению проблемы, по всей видимости, лежит в тех странах, которые сегодня являются экономическим, идеологическим и людским резервуаром для международного терроризма. Это реальная поддержка лояльных по отношению к мировому сообществу политических режимов мусульманских стран, массированная помощь в разрешении их экономических и социальных проблем, широкая пропагандистская работа, реальное вовлечение исламского мира в разрешение современных глобальных проблем. Вероятнее всего, это будет крайне непросто и очень дорого. Однако может оказаться, что последствия террористических атак недалекого будущего будут таковы, что никакая цена их предупреждения не покажется чрезмерной.
0

0