Rambler's Top100 Service

Провал Европейской конституции и досрочные выборы в Германии: последствия для России

Кристина Минкова
Эксперт BRC-info
7 июня 2005

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром ( BRC - info )

 

Красиво задуманного победного шествия Европейской конституции по референдумам 25 стран-членов ЕС не получилось. С одной стороны, это совсем не означает того, что проект расширения Европейского союза оказался несостоятельным. С другой стороны, очередной провал Основного закона для Европы уже принес и в ближайшем будущем продолжит приносить не слишком приятные изменения в расстановку политических сил на европейском континенте.

 

Результаты референдума во Франции неожиданными не были: аналитики еще за несколько недель до ключевой даты предрекали подобный исход, однако лишь после объявления результатов голосования французов многие всерьез задумались о том, насколько серьезными могут быть последствия этого референдума. Цепочка событий выглядит примерно так: непринятие Европейской конституции во Франции немедленно привело к политической нестабильности внутри страны, премьер-министр Раффарен практически сразу же подал в отставку, рейтинг доверия к президенту Шираку резко понизился. Собственно, речь зашла даже о досрочной отставке Жака Ширака (учитывая, что следующие президентские выборы во Франции должны состояться только в 2009 г., такой исход был бы потрясением для всей Европы). Потеря политического веса нынешним французским президентом может волновать россиян с двух сторон: во-первых, резко вырос рейтинг ультраправых во главе с Ле Пеном, что может в будущем привести к их победе на парламентских выборах и негативным образом сказаться на развитии двусторонних российско-французских отношений. Во-вторых (и это куда более важный аспект), неустойчивое положение Жака Ширака создало серьезнейшую угрозу эффективности создавшегося за два последних года тесного франко-германского союза, куда практически сразу же и на равных позициях вошла Российская Федерация. Таким образом, если Германия при самом худшем раскладе теряет одного союзника, то Россия – двух.

Напуганный результатами референдума во Франции, Герхард Шрёдер попытался нанести "упреждающий удар". По итогам совещания с президентом Германии Хорстом Кёлером, федеральный канцлер объявил, что 1-го июля он поставит в парламенте вопрос о доверии своему правительству. Если большинство депутатов бундестага выразит правительству вотум недоверия, то президент ФРГ будет вынужден распустить парламент в течение 21 дня и назначить дату новых выборов, которые должны состояться максимум через 60 дней. Таким образом, возможно, что парламентские выборы в Германии состоятся 18 сентября – на год раньше запланированных. Еще одной причиной, побудившей канцлера пойти на досрочные выборы, стал провал правящей коалиции на региональных парламентских выборах в самой населенной федеральной земле Германии – Северном Рейне-Вестфалии. Этот регион традиционно считался своеобразным оплотом СДПГ – она ни разу не проигрывала выборы на протяжении 39 лет. Теперь оппозиционный Христианско-демократический союз имеет большинство во всех ландтагах (региональных парламентах) Германии.

Ситуация складывается весьма сложная: с одной стороны, если вотум недоверия правительству вынесен не будет (а это вполне может произойти, потому что христианским демократам досрочные выборы могут не показаться столь привлекательными, ведь тогда все проблемы, связанные с последствиями провала Конституции могут лечь на их плечи), то выборы пройдут в срок, но правительство, которое само поставило в парламенте вопрос о доверии себе и не смогло достичь нужного ему результата, будет выглядеть, по меньшей мере, нелепо. В таком случае, у социал-демократов точно не останется никаких шансов на выборах 2006 года. Для России, однако, при таком развитии событий сохранится абстрактная возможность за оставшийся год максимально углубить свое сотрудничество с Германией во всех сферах. Так, например, вполне уместным будет подписание еще одного-двух соглашений по поводу облегчения визового режима и нескольких договоров между Газпромом и энергетическими концернами по поводу их участия в разработках российских месторождений и строительства Балтийского трубопровода.

Теперь рассмотрим второй вариант. Канцлеру удается добиться того, что бундестаг выносит правительству вотум недоверия, и на 18 сентября этого года назначаются досрочные выборы. Каковы шансы социал-демократов на победу? С одной стороны, как позитивный для СДПГ момент можно рассматривать неожиданную консолидацию партии по поводу необходимости проведения досрочных выборов и выдвижении кандидатуры Герхарда Шрёдера на пост федерального канцлера. Однако такое единство членов СДПГ зачастую вызвано не высокой приверженностью политике канцлера, а желанием сохранить теплое место в парламенте или просто отсутствием другого выхода из создавшейся ситуации.

С другой стороны, социал-демократам практически нечем порадовать избирателей. У них нет (и, скорее всего, не будет) новой предвыборной программы, а старые лозунги по поводу "обновления" и "единения нации" уже потеряли привлекательность для народа. Как заявлено в предвыборном манифесте СДПГ, политика правительства останется прежней, даже если избиратели считают, что она сразу не оправдает себя: "кто хочет получить урожай, должен сначала посеять". Что касается внешней политики, то Германия останется "миротворческой державой". В расшифровке это означает, что, невзирая на то, что среди населения Германии инициированные социал-демократами реформы крайне непопулярны, спешно менять курс и пытаться сыграть на пустых обещаниях они не будут. В отношении внешней политики приверженность пацифистским традициям может означать лишь то, что при внешнем благополучии будет сохраняться определенная напряженность в германо-американских отношениях, а ключевыми партнерами по-прежнему будут оставаться Россия (вопреки общественным настроениям) и Франция.

Кроме того, никаких новых альтернатив для создания более мощной коалиции у социал-демократов нет. Единственным партнером остается партия "зеленых", которая тоже переживает сейчас не лучшие времена. Будучи "партией одного лидера", рейтинг которой напрямую зависит от политического веса премьер-министра Германии Йошки Фишера, "Союз90/"зеленые" (так официально называется партия) имеет сегодня самый низкий рейтинг за много лет в связи с визовым скандалом, одним из главных действующих в котором и является Фишер.

В принципе, стойкости и приверженности своим идеалам социал-демократов можно было бы только позавидовать. Однако нельзя не признать, что их оппоненты, Христианско-демократический союз, хотя бы в силу своего оппозиционного положения обладают куда более привлекательной для народа предвыборной программой.

Во внутренней политике ХДС выступает за "рыночный радикализм" – выведение экономики Германии из кризиса любыми способами. В условиях постоянно растущей безработицы, инфляции и просто неудовлетворенности населения, только этот пункт программы может привести христианских демократов к победе (особенно в свете того, что СДПГ свои установки менять не собирается). Кроме того, во внешней политике оппозиция давно пропагандирует сближение с Соединенными Штатами и отказ от братания с российским президентом.

Сразу после объявления о предстоящих досрочных выборах в Германии была проведена целая серия социологических опросов населения. Фаворитом предстоящей гонки является оппозиционный ныне блок христианских демократов ХДС/ХСС. Его готовы поддержать 46% германских избирателей, а его младших партнеров из либеральной Свободной демократической партии - 8%. Правящим социал-демократам готовы оказать доверие лишь 29% опрошенных, а их партнерам из партии "зеленых" - 8%.

54% против 37% – не самый худший для социал-демократов результат. Правда, для того чтобы выиграть 17% голосов за столь короткий срок, им понадобится очень талантливая PR -кампания.

Однако все идет к тому, что новым федеральным канцлером Германии станет лидер ХДС Ангела Меркель. Известный в Германии и за ее пределами политик, Меркель считается виртуозом интриг. Одни ее недооценивают, другие – переоценивают. Нам кажется, что кресло канцлера она займет в любом случае, раньше или позже. В свете этого, необходимо рассмотреть, какие последствия будет иметь для германо-российских отношений победа христианских демократов на выборах.

Во-первых, выросшая в ГДР и еще помнящая русский язык госпожа Меркель не испытывает к россиянам большой любви, поэтому в двусторонних отношениях наших государств, по всей видимости, начнется эпоха охлаждения. Это не означает, что уже имеющиеся экономические связи будут каким-то образом разрываться, однако в политической сфере могут наступить некоторые сложности: например, весьма вероятно, что будут введены какие-нибудь положения, ужесточающие процедуру выдачи немецких виз (особенно по частным приглашениям) российским гражданам.

С приходом к власти Ангелы Меркель неизбежно изменится и американская политика Германии: оппозиция давно говорила о том, что следует поддержать действия США в Ираке. В свете того, что иракская военная кампания явно не станет последним вмешательством Соединенных Штатов во внутренние дела неугодных им стран, подобная позиция христианских демократов приведет к развалу "пацифистского блока", основными движущими силами которого были Германия, Франция и Россия. Таким образом, существует реальная опасность того, что России придется в одиночку отстаивать те позиции, которые раньше разделяли и ее союзники.

Не следует забывать и о том, что Германия, являясь членом ряда международных организаций (в том числе и тех, которые пока не входит Российская Федерация), на протяжении ряда последних лет традиционно лоббировала в этих организациях интересы России. Так, Герхард Шрёдер поддерживал Россию и в "Большой восьмерке", и на переговорах по вступлению во Всемирную торговую организацию, и в Парижском клубе. В случае победы Меркель о лоббировании Германией российских интересов можно забыть: Германия будет делать лишь то, от чего можно будет получить непосредственную выгоду.

Вместе с тем уже сегодня можно предвидеть определенные трудности, через которые Германии придется пройти, невзирая на результаты осенних выборов. В первую очередь, эти трудности связаны с тем, что еще несколько неудачных референдумов по Евроконституции могут привести к тому, что центральные банки стран, не входящих в Европейский союз, утратят интерес к евро и начнут их продавать. Если учесть, что курс евро держится так высоко во многом благодаря тому, что многие банки в течение последнего времени последовательно увеличивали свои валютные резервы, то в случае "сброса" ими крупных объемов валюты (что хотя и маловероятно, но все же возможно) последует резкое падение курса евро. Для Германии высокий курс евро не является положительным фактором, но резкое падение его курса так же может нанести удар по ее экономике.

Определенные изменения могут произойти в энергетической политике Германии. Так, христианские демократы, возможно, не будут продолжать курс СДПГ на создание эффективно действующей базы альтернативных источников энергии. В связи этим некоторые преимущества может получить Россия. Во-первых, поскольку спрос на энергоресурсы будет увеличиваться, а доля альтернативных источников останется прежней, у Российской Федерации появится реальная возможность усилить свое присутствие на германском рынке энергоресурсов. Кроме того, поскольку заинтересованность немецких концернов в возможности добычи природного газа и нефти на территории России не только сохранится на нынешнем уровне, но и увеличится, российское правительство получит реальную возможность заключения ряда выгодных двусторонних контрактов. Вопрос о том, насколько это едва ли не единственное положительное последствие смены власти в Германии покроет все негативные стороны этого события, будет решать время.

И еще одно следствие: о том, что скоро может произойти внеплановое расширение Европейского союза, в результате которого в его составе окажется Украина, можно забыть на несколько лет.

Кристина Минкова, эксперт BRC-info

0

0