Rambler's Top100 Service

Россия прозевала организационную революцию "бизнес-реинжиниринга"

Доцент СПбГУ, факультет социологии
22 июня 2005

Фраза В.Суркова: "Технические, интеллектуальные решения нужно искать на Западе. Представление, что мы сами на ровном месте что-то изобретем - оно нелепо", - вызывает сильное недоумение, если не сказать сильнее. Дело не в квасном патриотизме. Надо понимать и пояснять, что именно мы умеем, не умеем, почему, и во всем ли "учение" поможет.

Пару десятилетий назад СССР лицензировал открытий и изобретений в разы больше, чем США и Япония вместе взятые (это к вопросу об интеллектуальных решениях). Мобилизационная организация экономики приводила к революционным прорывам в военной, аэрокосмической (кажется невероятным, но выпускавшаяся почти 50 лет базовая модель МиГ-21 после модернизации на конкурсных испытательных боях в Индии бьет F-15 и F-16 - это при среднем возрасте морального старения в 5-6 лет) и некоторых других сферах (геронтологии в медицине, например). К концу 80-х в недрах ВПК, по некоторым данным, скопилось до 600 000 единиц хранения открытий и изобретений под грифами секретности. Нет ни возможности, ни нужды все перечислять и описывать, В.Суркову, при желании, эта информация может быть более доступна, чем мне.

Но, действительно, директивные экономические, мотивационные и правовые механизмы внедрения всего этого были настолько неадекватны, что часто открытия происходили здесь, а внедрение, в основном – там (конверторная разливка стали в 80-х, например). А еще чаще не внедрялись нигде. Успехи достигались там, где под задачу строился гигантский вертикально интегрированный комплекс, адекватный принципам мобилизационного государства, действовавшего по аналогии с организацией (тотально).

Все на свои места должны были поставить частная собственность (как она понималась младореформаторами) и рынок. Но на сегодня они проблем в этой области создали больше, чем решений.

1.         Самым рентабельным и азартным предпринимательским занятием 90-х (не закончившимся и по сей день) был дележ социалистической собственности.

  1. В условиях огромных товарных лакун и тотального потребительского дефицита ресурсы направляются в торговлю.
  2. Уровень гиперинфляции 90-х перекрыл кислород наукоемкому производству (производственный цикл дольше года - а внятный прогноз возможен на неделю, максимум)
  3. Недостаток оборотных средств вообще (инфляция) и на продвижение новой продукции особенно, создало не заинтересованность во всей цепи производства и сбыта в инновационном продукте.
  4. Разбалансировка мировых цен на сырье и низкого отечественного платежеспособного спроса также переключила большинство финансовых потоков на добывающие отрасли.

В целом экстенсивное развитие и сравнительно низкое конкурентное давление не способствовало росту качества продукции и услуг. Перечень экономических причин можно продолжить, но хочется пару слов сказать о науке. Очевидно, что административное закрытие "продажных девок империализма" (кибернетика, генетика, социология, психология, политология, культурология) на полвека привело к тяжелым последствиям именно в этих областях. Я не специалист в первых двух, и не мне судить, какую стратегию выбирать - догонять или покупать (хотя, судя по тому, что летает, стреляет и не тонет, не все еще здесь потеряно). Но вот именно в гуманитарной сфере в ХХ в. был подготовлен тот вызов, который не смог преодолеть социализм.

Речь не о горбачевских общечеловеческих ценностях, Бог уж с ними, а об организации производства, в первую очередь. Наша организационная наука остановилась на НОТ (порождении т.н. классической школы научного управления), который вслед за одобренным Лениным тейлоризмом стал альфой и омегой нашего всего. Все, что происходило в мире в области организационно-управленческих новаций с 20-х по 70-е было почти недоступно даже для исследования по идеологическим мотивам, а свершившуюся в 90-х организационную революцию под названием бизнес-реинжиниринг мы прозевали (несколько брошюр и пара диссертаций, по пальцам пересчитанные реструкторизированные предприятия) потому, как не до того было.

Бизнес занимался менее фондо- и наукоемкими делами с большой пользой для себя. А наука выживала: если в конце 80-х зарплата профессора (около 700 рублей) была вдвое выше средней по стране (что, в общем не густо), молодой специалист мог кое-как выжить на свои 120, а наивысшей официальной зарплатой в стране была 1200 рублевая ставка Президента Академии наук, то через 15 лет (катастрофическую картину 90-х приводить не хочется) профессор может соревноваться по уровню оплаты только с чернорабочим или троллейбусным билетером.

Молодой специалист в ВУЗе или науке не может обеспечить своего социального воспроизводства (оплата обеспечивает только физическое выживание) без 2-й, 3-й занятости, помощи родителей или супруга. В этой связи обещание повысить реальную зарплату в 1,5 раза в течение 3 лет выглядят издевкой при постоянных реверансах в пользу НТ прогресса (в Южной Корее средняя зарплата преподавателей составляет $40 000 в год). Современные мотивационные концепты говорят, что собственно мотивация на деятельность начинается по мере удовлетворения "гигиенического" уровня оплаты признаваемого субъективно нормальным (Ф.Герцберг).

Уехало 200 000 специалистов и ученых, вывозятся целые научные школы в лице групп их наиболее талантливых представителей. Конечно, можно было, как в Китае получить технологии, в том числе организационно-управленческие, деньги под недвижимость в совместных предприятиях (коих было создано около 140 000). Так тоже надо делать, но от возрождения и поддержки собственных научных школ и развития новых (в том числе в сфере организации и социологии, психологии, культурологии управления) все равно никуда не деться.

Нужны попечительские советы не только и не столько как источник спонсорства, но как вектор тяги. Но сейчас ни фундаментальная, ни даже прикладная наука не может не только развиваться, но даже воспроизводиться удовлетворительно на основе нашего монополистического квазирыночного хозяйства без поддержки государства. Покупать менеджмент на Западе - не проблема, были бы деньги. Но насколько я могу судить - это зачастую тоже, что покупать шахматиста для соревнования городошников (сравнение не по умственным способностям, а по характеру деятельности).

Алгоритмы достижения успеха в России очень отличаются от того, что прописано в западных учебниках. Конвергенция идет и очень быстро. Но внедрять для достижения требуемого успеха надо не отдельных менеджеров, а целые команды. Либо команды должны быть задействованы для совершения устойчивых трансформаций. А лучше эти команды готовить из наших же кадров. Это не всегда быстро и благодарно, но собственный народ на Луну не отошлешь. И часто неплохо получается - посмотрите на Вим-Биль-Дан.

Наш собственник первого поколения не желает понимать, что такое аутсорсинг не потому, что с подрядом не сталкивался, а потому, что в условиях правовой незащищенности за лучшее считает иметь свое, а не смежника, у которого надо его услугу выколачивать. Он не доверяет пришлому управленцу, так как закон и правоприменительная практика не на стороне собственника (и так будет покуда крупнейшим собственником остается государство - объект приватизаций). Время надо и энергичная помощь государства, хотя бы в законодательном обеспечении. Проблема есть даже с квалифицированными станочниками, кои в 90-е разбежались по рынкам с остановившихся заводов. Нынешнее руководство, впрочем, надо хвалить уже за то, что не берется ломать, когда не знает, как и что надо делать (в отличие от энергичных предшественников).

Загружается, подождите...
0