Rambler's Top100 Service

Исповедь адвоката: Что такое правосудие по-молдавски в преддверии выборов

адвокат, к. ю. н., член экспертного совета при комитете по международным делам Совета Федерации ФС РФ
10 июля 2005

Расхожим идеологическим штампом в Молдове стало утверждение об ускоренной интеграции солнечной республики в европейскую жизнь и европейские институты. Об этом пишут газеты, практически без исключения, т.к. других газет просто не издают, все электронные СМИ. Даже обычно аполитичный Инет в Молдове источает стремление - "даешь пятилетку в три года!", «войдем в ЕС побыстрее!» Понятно, что такая "ускоренность" процесса подразумевает скрупулезное исполнение Молдовой международно-правовых актов и конвенций о правах человека с прилежностью первого ученика, который решил за год закончить весь школьный курс. Посмотрим на примере, возможно ли это.

Я и мой коллега - украинский адвокат Тарас Зубач в марте 2005 года были приглашены Партией социалистов Молдовы "Patria - Poдина" в Кишинев для изучения возможности обращения этой партии, а также иных политических деятелей Молдовы в Европейский Суд по правам человека. Работа эта потребовала немало времени и делась совершалась везде - в Москве, в Киеве, в Кишиневе. Ее трудность состояла в изучении большого количества документов и нормативных актов. Пришлось изучать также и практику применения многочисленных законов Молдовы в ходе прошедшей и текущей избирательной кампании местных выборов - выборов мэра Кишинева. Эта работа и сегодня не закончена.

На нашу работу политическая жизнь Кишинева оказывала постоянное и эффективное воздействие - мы встречались с представителями партии, общественно-политического объединения "Равноправие", просматривали тексты их обращений прошлого и настоящего времени, изучали всю прессу, освещавшую ход избирательного процесса и пусть медленно, но проясняли для себя главное. Мы не успели закончить работу. Эффективное воздействие приобрело неожиданные формы - в квартиру, в которой мы были прописаны, где работали, и использовали в качестве временного офиса, ворвалась полиция. Этому предшествовала самая настоящая трехчасовая осада, предпринятая под предлогом "проверки прописки". Осаду сдерживали правозащитники, депутат городского совета, пресса, железные двери. Если бы их не было, произошел бы штурм квартиры с применение альпинистов, спецназа, «местных полицейских богов и тотемов».

Полицейские, а их было не менее десяти, с невинным видом потребовали предъявить документы, а получив их, силой принудили приехать в кутузку. Уже в ходе 10 часового марафона мы увидели всю полицейскую машинерию изнутри, что дало нам необходимое представление о реальном состоянии прав человека и гражданина в Молдове. Можно сказать, эксперимент по изучению этой проблемы, хотя был не запланированным, но оказался весьма удачным. А через пару дней мы узнали, что при переходе фискального контроля на маршруте Кишинев - Тирасполь был незаконно арестован глава мисси наблюдателей международной организации наблюдателей CIS EMO Алексей Кочетков и сотрудник миссии Владимир Лебедкин.

Аресту предшествовала драка, "внезапно" возникшая между "прохожим" в гражданской одежде и наблюдателями, после опять-таки невинной просьбы "прохожего" типа "дай закурить". На момент, когда я пишу эти сроки ничего о судьбе наблюдателей не известно. Возможно, их просто похитили и спрятали до окончания дня голосования выборов мэра Кишинева... Ведь закон мало чего значит для действующей в Молдове власти. "Был бы человек, а статья найдется" - оптимистичный слоган сталинских палачей характеризует весь спектр "правовых" возможностей в Молдове.

Скорее всего, наблюдателей осудят за мелкое хулиганство (иначе, зачем драку затевать?!). А перед этим все выходные продержат в ожидании "суда", который вынесет мягкое решение с зачетом уже отбытого срока. И гуманность суда налицо, и объекты воздействия в нужном месте. Таким вот необычным образом экспериментальная работа продолжилась.

Теперь, по прошествии событий и времени, мы можем с полной уверенностью сказать, что права человека для государственных органов и политического руководства солнечной республики не просто пустой звук. Права человека и гражданина, возможно, впервые в постсоветской истории применяются раздельно к европейцам и прочим недочеловекам, например, к россиянам, белорусам и, по понятным причинам, россияне, белорусы явно не заслуживают звания "человеков", а значит являются объектом права и законов Молдовы, а не их субъектом. Напомню, что в рабовладельческом Риме объектами права признавались рабы.

Впрочем, есть еще одна социальная группа, которую режим Воронина также считает скорее объектом, чем субъектом права. По официальным данным 43 тысячи студентов, преимущественно проживающих в Кишиневе, а не с родителями в провинции, были лишены возможности участвовать в выборах мэра, поскольку так за них решил один человек. Понятно какой. Было принято решение, по сути, о выдворении из Кишинева студентов до 1 июля 2005 года. Неофициально количество студентов в Кишиневе достигает 70 тысяч, что составляет около 15% от формального числа избирателей. Такое соотношение цифр для кандидатов, конкурирующих на выборах, было бы проблемой. Но не для кандидата от нынешней власти.

Также как на недавних выборах в парламент режим Воронина, когда режим Воронина предусмотрительно объявил 7 марта 2005 года выходным, обоснованно ожидая массового отъезда молодых людей из Кишинева. Отъезд и состоялся, студенты не голосовали.
Отрицать обязательные для Молдовы положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ets n 5) - основополагающего акта европейского законодательства - президент Воронин с сатрапами пока не отваживаются. Однако, с молчаливого согласия европейских цензоров, уловили возможность игнорировать законы объединенной Европы. Главное сделать все по-тихому.

А что именно нарушает режим Воронина, спросит читатель? На этот вопрос надо отвечать. Хотя бы для того, чтобы нарушения были видны не только в Молдове, Белоруссии, но и в Европе. Статья пятая Конвенции ("Право на свободу и личную неприкосновенность" гласит: "каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом", "законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом". При этом "каждый задержанный или заключенный под стражу незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда».

В наших случаях речь идет не только о неисполнении требований о свободе и личной неприкосновенности. Действиями полиции отменен принцип неприменения насилия в отношении лиц, законно находящихся на территории страны. Полномочия полиции понимаются и применяются таким образом, что они отменяют право на неприкосновенность личности. В стычках с полицейскими я выяснял для себя, как они понимают грань, после которой они могут применять принуждение. Как и ожидалось, никаких тонких рефлексий я не обнаружил. Всякий раз речь заходила о том, что я россиянин, а мой коллега Зубач - из Украины. И этим все сказано.

Вот если бы я был из Англии, или не приведи господи - из Италии (очень боевой этот Берлускони), тогда бы полиция эту грань видела бы так далеко от себя. Теперь о незамедлительности доставления к суду. Прошло около 4-х часов, прежде, чем мы увидели помещение некой приемной, называемой полицейским судом. Были нарушены сроки, предусмотренные Кодексом об административных нарушениях Молдовы (3 часа) и требования той же статьи 5 Конвенции. Мы были задержаны сверх установленного срока, а суд, согласно статьи 13 Конвенции каждый, чьи права и свободы, признанные объединенной Европой, нарушены, "имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было
совершено лицами, действовавшими в официальном качестве". В нашем случае можно было бы рассчитывать на защиту нарушенных прав самим судом, который, разобравшись, просто отпустил бы нас.

Да только суда в Молдове, как выяснилось, нет. Невозможно признать судом происходившее в приемной какого-то начальства присутствие женщины, плохо говорящей по-русски, которая прямо при нас выбирала ту или иную статью Административного кодекса и разговаривала с нами в одном контексте- соглашайтесь на штраф и выдворение из Молдовы, или я вас посажу на трое суток в кутузку, пока не пройдут выходные, раз вы такие умные и требуете адвоката. Посидите и поймете, что такое суд в Молдове!. А потом, если захочу, буду слушать ваше дело, вызывать адвоката, свидетелей и проч. Вот так мы были лишены и права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное параграфом 1 статьи 6 Конвенции, а также права на эффективные средства правовой защиты перед государственными органами, гарантированные статьей 13 Конвенции. В общем, пришлось платить штраф и, памятуя о судьбе выдворенных из Кишинева 43 тысяч студентов, поскорее выезжать из Молдовы .

Наконец, последнее. Смею напомнить господам, организующим ускоренный процесс молдавской евроинтеграции. Европейская конвенция по юридическому значению стоящая выше Конституции Молдовы, прямо запрещает ограничения на политическую деятельность иностранцев. Прямо так и сказано:"ничто в статьях 10, 11 и 14 (Конвенции) не может рассматриваться как препятствие для Высоких Договаривающихся Сторон (среди них - Молдова) вводить ограничения на политическую деятельность иностранцев". Если наша деятельность была необоснованно квалифицирована как политическая, ей как раз поэтому и не должны были чинить препятствия. Скорее, наша деятельность опиралась на предусмотренную статьей 10 Конвенции свободу выражения мнения. Мы его составляли и резюмировали , не делая это публично. Как многие специалисты, мы производили исследовательскую работу, до времени не делая достоянием гласности. Полагаем, что результатом ее должны стать наши рекомендации клиенту. Для этого мы и воспользовались, находясь в Кишиневе, правом "свободно выражать свое мнение, свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ".

Как и в достопамятные времена, жизнь в Молдове поделена на две части -жизнь, предъявляемую Европарламенту, ПАСЕ, ОБСЕ с процессами ускорения и иступленного "догонения" Евросоюза. А с другой стороны - реальная жизнь с ее хлопотами по регулированию избирательных процессов, уменьшению ненужных избирателей и выдворению из самой солнечной республики совсем ненужных наблюдателей и адвокатов СНГ. При этом реальная политическая жизнь не оставляет никаких надежд на существование и реальное исполнение прав человека.

Остается только вопрос: приемлем ли такой способ организации политической жизни для Европы с точки зрения ОБСЕ? Впрочем, я понимаю, что это - вопрос другого эксперимента.

0

0