Rambler's Top100 Service

Пора ли прощаться с Шенгеном?

Кристина Минкова
Эксперт BRC-info
19 июля 2005

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром (BRC - info)

 

Что станет с Шенгенским соглашением в ближайшем будущем? Как отразится на его существовании заявление Франции о приостановлении членства? Какова позиция Германии? Об этом и ряде других связанных с этими вопросов наша сегодняшняя публикация.

 

Утром прошлого четверга существенная часть российского населения впала в самую настоящую панику. В новостях прошло сообщение о том, что Франция выходит из Шенгена. Не обделенные воображением россияне, целый год копившие деньги на автобусный тур по Европе, сразу представили себе, как на границе с Францией их автобус разворачивают назад суровые таможенники, и Париж так и остается неувиденным. Еще большую тревогу вызвало то, что дневные и вечерние выпуски новостей вообще никак не прокомментировали эту ситуацию.

Все разъяснил интернет. Франция "всего лишь" вновь ввела пограничный контроль: это означает, что при въезде в эту страну из любой другой страны Шенгенского соглашения Вам необходимо будет предъявить паспорт.

Впрочем, ни одна другая страна Шенгена подобных мер принимать не стала. Попробуем понять, почему. Пожалуй, все дело в восприятии. Представляется, что Италия, Испания, Германия и другие страны не стали закрывать свои границы, потому что уверены в том, что из соседних стран угроза не идет. Рискну предположить, что и Франция закрылась не потому, что опасалась нашествия террористов из Бельгии или Австрии. Причина в другом: пограничный контроль был введен для того, чтобы террористы из Франции не смогли выехать в другие страны. Думается, что за тот месяц, на который (по официальным заявлениям правительства) Франция закрыла границы, спецслужбы смогут провести все необходимые операции для выявления террористических группировок на своей территории, если таковые имеются.

В то же время нельзя говорить о том, что другие страны Шенгена не приняли никаких мер по повышению безопасности населения. Вновь вспомнились прошлогодние постмадридские намерения создать антитеррористическую базу данных и установить в общественных местах камеры видеонаблюдения. Неприятно то, что в Германии необходимость принятия антитеррористических мер превратилась в способ манипулирования общественным мнением и инструмент предвыборной гонки. Так, оппозиция в лице ХДС/ХСС настаивает на немедленных действиях, даже если они (как в случае с видеонаблюдением) могут нарушить какие-то права или чувства граждан: представляете, в примерочных Франкфуртских универмагов установят камеры? Или в туалетах аэропорта? Чем не привлекательное место для террористов?

Социал-демократы и "зеленые" во главе со Шрёдером с предложениями оппозиции не соглашаются. Почему? Возможны две совершенно разные причины (и первая здесь не исключает вторую): первая – та самая надежда на "авось", о которой мы писали в нашей предыдущей публикации (Грозит ли Берлину Лондон?); такое истинно русское убеждение, что нас-то непременно "пронесет". Вторая – вера в сознательность народа, который сам заметит, поймет и донесет. Яркая иллюстрация – заявление Центрального совета мусульман в Германии – одной из целого ряда мусульманских организаций в ФРГ – о необходимости усиления контроля над мечетями. Председатель совета Надим Элиас призвал единоверцев выдавать радикальных исламистов. К сожалению, мы не слишком знакомы с исламской этикой, но есть подозрение, что призыву Элиаса последуют не все: ведь кроме участников террористических и радикальных группировок, есть еще и сочувствующие!

Впрочем, правительству все равно придется что-то делать, хотя бы для того, чтобы как-то показать народу, что оно о нем думает и заботится. Это тем более важно, что еще не утих визовый скандал, связанный с выдачей немецких виз по фальшивым приглашениям. Более того, лондонские события привели к тому, что этот скандал разгорелся с новой силой. Разбирательство инициировала оппозиция, которая не ожидала того, что показания нынешних чиновников бросят тень и на "непогрешимый" ХДС. По-видимому, правительство Германии (и нынешнее, и грядущее) все же вынуждено будет ужесточить процедуру выдачи виз, от чего пострадаем, прежде всего, мы с вами. Однако это единственный на сегодня способ убить сразу двух зайцев – покончить со скандалом и как-то обезопаситься от угрозы внешнего терроризма. С другой стороны, маловероятно, что террористы въезжают в Шенген по "липовым" документам. Так что мы с вами будем нервничать в очереди перед консульством, а радикалы-смертники все равно будут беспрепятственно проникать через границы стран ЕС.

Каким будет Шенген через год, через два, через пять? Есть ли у него будущее? Есть ли гарантии того, что страны-члены, как сейчас Франция, не будут устраивать перманентные игры с вхождением-выходом?

Мы предпочитаем "оптимистический" сценарий. По-видимому, будущее у Шенгена есть. Хотя бы потому, что это соглашение – неотъемлемая часть того механизма, который представляет собой Европейский союз. Более того, представляется, что с возрастанием угрозы терроризма ЕС все больше будет тянуться к концепции "Fortress Europa" – повышенное внимание к внутренней безопасности, минимизация миграции, наибольшая защищенность внешних границ. В этом случае пограничный контроль на внутренних границах просто не нужен. Настанет ли когда-то ситуация, в которой какая-либо другая страна ЕС захочет приостановить свое членство в Шенгене? Сложно сказать. Возможно, что такой шаг мог бы стать эффективной мерой для проведения "чистки" в каком-либо из маленьких государств, но что касается больших – Испании, Италии, Германии, – вероятность такого исхода, на наш взгляд, невелика.

В то же время есть одно обстоятельство, на которое мы хотели бы особо обратить ваше внимание. Представляется, что в ближайшее время ни одна из восточноевропейских стран-членов, вошедших в ЕС в мае прошлого года, не будет допущена в Шенген. Если мысль о том, чтобы открыть границы для поляков, чехов, эстонцев и прочих представителей бывшего соцлагеря, и ранее совсем не радовала европейских чиновников, то после лондонских событий она воспринимается как крамольная. Таким образом, внутри ЕС в самом ближайшем будущем образуется как бы два уровня государств: внутренний, представляющий собой нечто вроде крепости, окруженной всеми возможными атрибутами фортификационного мастерства – стенами с узкими бойницами контрольно-пропускных пунктов, валами и рвами различных таможенных препон, подъемными мостами приглашений, – словом, " Fortress Europa ", о которой мы писали выше; и внешний уровень, в виде безнадежно осаждающих эту самую крепость государств "новой Европы".

К чему это приведет? Во-первых, страны-новички, которые не так давно чувствовали себя едва ли не героями дня и кичились своими успехами перед Болгарией, Румынией и Турцией, не говоря уже о России, очень скоро почувствуют себя государствами второго сорта. Это не замедлит отразиться на внутренних делах ЕС, особенно тех, компетенция в которых принадлежит не государствам, а институтам Евросоюза (внутренняя политика, политика безопасности и пр.). Впрочем, если бы Европейская Конституция, согласно которой интересы "ветеранов" были хорошо защищены, вступила в силу безболезненно, эта проблема не являлась бы серьезной угрозой деятельности ЕС. Однако в свете того, что в своем теперешнем виде Конституция фактически провалилась, и необходим новый (или, по крайней мере, сильно переработанный) вариант, эффективное обсуждение которого возможно только в рамках очень большого компромисса, основанного, прежде всего, на взаимном доверии, проблема разделения Европы принесет с собой серьезнейший кризис Евросоюза.

Как ни кощунственно это звучит, но наилучшим решением проблемы могла бы стать полная денонсация Шенгенского соглашения и возврат к национальным визам. Однако этого не допустят сами государства-члены.

По горькой иронии судьбы получается так, что Шенгенское соглашение будет жить, но вот перевесят ли его достоинства отрицательные стороны?
0

0