Rambler's Top100 Service

НАТО и ОДКБ: Усидит ли Армения на двух военно-политических стульях?

Доктор исторических наук, профессор
24 июля 2005

Армянское национальное сознание вырабатывает на современном этапе практически новые образцы внешнеполитического поведения. Если предыдущие этапы армянского исторического развития отличались однозначными мотивационными переориентациями с одного мирового военно-политического полюса, как правило, угасающего в своем мировом могуществе, на другой – приобретающий его, то сегодняшняя Армения, во всяком случае, пока, стремится, не теряя своего членства в ОДКБ, приобрести оное в НАТО. Можно было бы и комплиментарно отнестись к подобным метаморфозам веками устоявшихся внешнеполитических стереотипов, если бы не отсутствие уверенности в их окончательном успехе. Но по всей вероятности подобной уверенности не существует и в самом армянском истэблишменте.

С одной стороны, тенденции переориентации Армении на Запад становятся все более рельефными, но с другой – опасения нарушить почти двухвековую традиционность союзнических отношений с Россией, не позволяют ей приобрести большую решительность в осуществлении шагов на встречу военно-стратегическим инициативам североатлантического альянса.

Подобный внешнеполитический дуализм и порождает диссонанс общественного мнения, выраженного в высказываниях и действиях, как представителей властных структур, так и оппозиционного лагеря. Подчеркивая отсутствие в повестке дня вопроса о вступлении в НАТО, официальный Ереван, тем не менее, декларировал начало в 2006 году осуществления плана индивидуального партнерства с НАТО (IPAP). Презентационный документ армянской стороны был представлен руководству Североатлантического альянса в Брюсселе министром иностранных дел Армении Варданом Осканяном 16 июня 2005 года. Характеризуя это событие, глава внешнеполитического ведомства Армении отметил, что оно откроет «новую страницу в отношениях Армении с НАТО» и станет «краеугольным событием в процессе их развития».

Более детально в этом контексте высказался заместитель министра обороны Армении Артур Агабекян . В ходе мероприятия, организованного в Армении фондом Маршалла, он обозначил основные позиции, по которым будет развиваться армяно-натовский IPAP.

  В частности, участие Армении в IPAP предполагает проведение периодических консультаций с НАТО вокруг вопросов региональной безопасности; разработку стратегии этой безопасности и военной доктрины Армении; усовершенствование процесса оборонного и бюджетного планирования; обеспечение взаимодействия с силами НАТО на оперативном уровне; дальнейшего развития сотрудничества в сфере военного образования; натовскую помощь во внедрении в ВС системы автоматизированного управления: межведомственное совмещение сфер, имеющих отношение в обороне и борьбе с терроризмом и т.д. Обозначая цель присоединения Армении к этой программе, он недвусмысленно подчеркнул натовские приоритеты в «формировании системы безопасности, соответствующей требованиям 21 века».

В то же время, армянское руководство не преминуло лишний раз подчеркнуть сохранение актуальности для безопасности Армении ее членства в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Более того, президент Армении Роберт Кочарян на последнем саммите этой организации высказал в этом плане довольно конкретные мысли: «Надо отметить, что это тот состав, в котором особых споров нет - все нацелены на практические результаты. ОДКБ динамично и плодотворно развивается, и самое главное заключается в том, что существует четкий подход к очень многим вопросам. Я благодарен своим коллегам за ту обстановку, которая есть в ОДКБ».

Хотя руководство Армении в определении перспектив инкорпорирования и в натовские структуры ссылается на заявление президента России В. В. Путина о стремлении ОДКБ налаживать сотрудничество с НАТО и положительный ответ на это генсека НАТО Яапа де Хоопа Схеффера , отношения России и НАТО далеки от гармонизации. И армянам сложно игнорировать факт российско-американского геостратегического противостояния в регионе Южного Кавказа.

Процесс сближения Армении с НАТО усугубляется и сложными отношениями с Турцией – членом НАТО, фактически выполняющим роль проводника атлантических интересов в регионе. Тем не менее, подкомиссия по международным отношениям палаты представителей Конгресса США готовится обсудить законопроект, требующий от Турции немедленного прекращения блокады Армении. Неизменность в сохранении турками своих позиций, скорее мотивируется неуступчивостью армянской стороны в вопросе о признании «геноцида», нежели нерешенностью карабахской проблемы. Не для кого не является секретом, что основными факторами урегулирования нагорно-карабахского конфликта, помимо противоборствующих сторон, являются позиции России и США. А турки, фигурируя всего лишь в качестве американской креатуры, имеют потенциал своеобразной, несколько экзотичной силы имплементирующей атлантический курс. Но бескомпромиссность Армении в достижении международного признания «геноцида», является, может и не основным легальным, но все-таки серьезным препятствием морально-нравственного характера, к столь вожделенному Турцией вступлению в ЕС. И это не может не вызывать раздражения этой страны, считающей себя частью Европы и в течение десятилетий тщетно пытающейся легитимироваться в качестве таковой.

Интересно, что исследования Международного Валютного Фонда (МВФ) констатировали не только наличие в последние четыре года темпы ежегодного роста ВВП Армения на 12% и низкие показатели инфляции (в среднем 4%), что является лучшим в регионе показателем. Но была зафиксирована и зависимость Армении от «нормализации торговых отношений с Турцией, и мирного решения территориального спора с Азербайджаном».

Помимо этого, даже некоторое улучшение климата российско-турецких отношений не сняло определенную степень взаимной настороженности и не в последнюю очередь в силу использования американцами Турции в качестве инструментария для постепенного выдавливания России с Южного Кавказа. Именно с этой точки зрения армяно-турецкая граница остается наиболее мощной и значительной военно-стратегической линией во всей системе буферной обороны России. Еще большую актуальность приобрела она после окончательного вывода российских военных баз из Грузии.

  Однако логика взаимодействия с НАТО в рамках IPAP демонстрирует то, что членство в ОДКБ и двустороннее военное сотрудничество с Россией, по мысли ереванских стратегов, не совсем адекватно интересам глобальной безопасности Армении. Дело доходит даже и до открытого вызова геополитическим интересам России. Так, по информации армянской прессы (газета « Иравунк »), начиная с мая месяца, в администрации президента обсуждается вопрос выдвижения требования о выводе российских войск из Армении. И эта, пока законспирированная попытка армянского руководства начать лить воду на натовскую мельницу, активно стимулируется североатлантическим блоком. Подтверждением сказанному является далеко не риторическое пожелание генерального секретаря НАТО в странах Южного Кавказа и Азии, Роберта Саймонса: «Если Армения будет против присутствия на ее территории российских военных сил, то получит содействие НАТО в этом вопросе».

  Далее, тот же Роберт Саймонс намекнул и на повышении степени участия в урегулировании нагорно-карабахской проблемы в случае отмежевания Армении от военно-политического сотрудничества с России. Рассматриваемый ракурс армяно-натовского сотрудничества позволяет США резко усилить свою роль в разрешении закостенелого конфликта и укрепить, таким образом, свои позиции на Южном Кавказе в противовес России, а Армении сулит надежды на предоставление американской стороной определенных преференций, как в карабахском вопросе, так и в целом.

А тем временем армянские социологические службы выявляют явный перелом в общественном сознании рядовых граждан республики. Результаты социологических опросов Армянского центра Стратегических и национальных исследований (АЦСНИ) показали, что если приблизительно год назад большинство граждан Армении отрицательно относились к вступлению Армении в НАТО, то сейчас ситуация изменилась, и «за» вступление в НАТО высказались 35%, а против – 33, 4% из 1500 опрошенных по всей территории Армении респондентов. Безусловно, перспектива формирования под эгидой НАТО военного союза Турция-Грузия-Азербайджан, и как следствие изоляция Армении, а также ее выпадение из контекста западных транспортно-энергетических проектов сыграли не последнюю роль в формировании иного взгляда армянского общества на военно-стратегическую и экономическую стратегию своего государства. Но не одно лишь объективное осознание политических реалий воздействовало на изменение общественного мнения в Армении. Оплотом проатлантического влияния послужила и информационно-идеологическая экспансия США. Недавно в Гюмрийском филиале научно-технического центра Армении состоялось открытие второго в Армении Американского центра, представляющего собой небольшие библиотеки, оборудованные при финансировании госсекретариата США и обеспечивающие источники электронной и печатной информации о США, использование компьютеров с интернет-связью, лазерных и видеодисков. В ближайшие годы планируется создание в Армении целой сети Американских центров.

Вопрос заключается лишь в том, удастся ли Еревану маневрировать между интересами двух военно-политических полюсов, получая от них одни лишь дивиденды? Видимо, все-таки придется выбирать, руководствуясь известным афоризмом лорда Пальмерстона о постоянстве интересов, а не союзников. 

Загружается, подождите...
0