Крым – это якорь, удерживающий Украину у берегов России

председатель Общественного Совета по защите конституционных прав Автономной Республики Крым, народный депутат Украины
17 Август 2005

Сможем ли мы добиться подлинной независимости? Казалось бы, сам этот вопрос, особенно сейчас, в преддверии Дня независимости Украины, не имеет смысла. Украина давно уже считает себя полностью суверенной страной, и очередная годовщина провозглашения украинской независимости, наверняка, вызовет бесконечные официальные речи о достижениях в деле сохранения и укрепления государственного суверенитета.

В действительности, Украина сейчас в значительной степени утратила многие признаки того суверенитета, который, по сути, был подарен ей в Беловежской Пущи российским руководством в знак признательности за поддержку заговора против СССР. Это, конечно же, никогда не признает нынешняя власть, её союзники и вынужденные противники, оказавшиеся в прошлом году по воле случая на «неправильной» стороне политических баррикад, и теперь безуспешно пытающиеся заслужить прощение. Но истинная правда о состоянии дел в Украине, о положении нашей страны в мировой иерархии не должна пугать те политические силы, которые представляют интересы украинского народа и стремятся к созданию наиболее благоприятных условий для его экономического, культурного и духовного развития.

Начнём с простой констатации факта, что все те блага, которые, как нам обещали, получит наш народ после провозглашения независимого украинского государства, так и не стали реальностью. Более того, они исчезают из самых смелых мечтаний. Уже ни один серьёзный политик, даже в припадке предвыборного оптимизма, не станет обещать превзойти в ближайшем будущем уровень промышленного или сельскохозяйственного производства 1990 года. Все понимают, что в рамках нынешней социально-экономической системы это невозможно. О восстановлении прежнего уровня социальной защищённости, прежней степени доступности социальных благ (в том числе, и таких фантастических сегодня как собственное жильё, бесплатно предоставленное государством) и говорить не приходится.

Но если откат в социально-экономической сфере власти ещё как-то пытаются объяснить трудностями «переходного периода», которые якобы вот-вот должны закончиться (это со дня на день ожидается в течение, как минимум, десяти лет), то для провала в области культуры и в сфере духовного развития они так и не сумели найти никаких оправданий. Общественность просто время от времени оповещают об ужасающей, прямо-таки катастрофической ситуации, не объясняя её причин.

Нынешние власти можно понять. Рисуя перспективы строительства украинского государства, политическое руководство обещало культурный расцвет (по крайней мере, для украиноязычной культуры). То, что вместо расцвета на месте украинской культуры образуется «чёрная дыра», нельзя скрыть ни с помощью псевдо-фольклорных фестивалей, ни благодаря успехам квази-европейской эстрады. Поиск причин, обусловивших культурную деградацию, неизбежно покажет нам всю фиктивность украинской независимости. Понятно, что провластные силы сделать этого не могут. Тем важнее и актуальнее становится объяснить крах культурной политики украинской власти. Это, кстати говоря, выведет нас и на некоторые действительные причины экономического развала.

Современный мир устроен так, что в нём сохранять культурную и политическую независимость могут либо ведущие страны, лидирующие в экономической и военно-политической сфере; либо крупнейшие производители ценного сырья (каковым сейчас являются нефть и газ), сумевшие сохранить контроль над своими месторождениями; либо страны, старательно защищающие своё культурное, политическое и экономическое пространство (такие как Китай, Куба, Иран, КНДР, Вьетнам). Не существует иных вариантов сохранения независимости в мире, где господствует финансовый капитал, естественным образом стремящийся к созданию глобализированных однородных систем. Или, по крайней мере, такие проекты пока не были реализованы.

Очевидно, что Украина не относится ни к одной из перечисленных выше групп. Её никогда не пустят в круг наиболее развитых, а потому находящихся в привилегированном положении, стран. Это стало настолько очевидно, что даже нынешняя власть, обязанная своим политическим успехом массовому распространению данной иллюзии, перестала лгать на эту тему. Теперь она практически дословно воспроизводит невнятные обещания сравняться с развитыми странами в отдалённом будущем, уже звучавшие в столь критикуемую нынешним руководством «эпоху Кучмы».

Украина не имеет сколько-нибудь важных для нынешней мировой экономики залежей природного сырья. А добровольный выход из глобальной экономической системы для Украины практически исключён (даже если предположить, что США и ЕС не уничтожат тут же любое украинское правительство, которое осмелится подумать об этом). Само географическое положение Украины, лежащей на перекрестье старинных и современных торговых и транспортных маршрутов, делает неизбежным её тесное взаимодействие с внешним миром. Заметим, что все страны, не включённые в глобальную политико-культурную систему, либо изолированы от внешнего мира (как Куба), либо расположены вдали от сквозных магистралей (как КНДР и Ливия), либо сами являются самодостаточным цивилизационным миром (как Китай).

Но в союзе с Россией (являющейся крупнейшим экспортёром сырья) и другими странами СНГ Украина имеет все шансы осуществить технологический и научный прорыв, который выведет её в группу мировых лидеров. Либо при сильном сопротивлении развитых капиталистических стран, которые, несомненно, будут пытаться помешать появлению конкурентов, вместе со своими союзниками оградить себя от культурного и политического давления, не прерывая экономических связей с внешним миром.

Нельзя закрывать глаза на то, что в качестве противников союза Украины и России, который в случае возникновения станет центром притяжения для других стран, выступают сегодня не только украинские власти. Правящие круги ведущих капиталистических государств хотят исключить саму возможность его образования, предпринимая соответствующие пропагандистские и политические действия. Их цели связаны не только с Украиной, но и с Россией, которой реализация подобного сценария поможет сохранить пока ещё не окончательно утраченную независимость. Пути транспортировки добываемого в России сырья уже сейчас находятся под контролем ведущих стран мира, которые рано или поздно обязательно потребуют права воздействовать на российский политический процесс и уже пытаются стать хозяевами российских месторождений. Союз Украины и России избавит обе наши страны от необходимости добиваться благосклонности ведущих государств мира (а, вероятно, поможет стать независимыми от них и другим народам).

Но очевидную необходимость политического и экономического союза с Россией для сохранения украинской независимости нынешняя власть признавать не желает. Она продолжает с маниакальным упорством проводить курс на евро-атлантическую интеграцию, который грозит обернуться для Украины новыми экономическими бедами и переходом под контроль внешних сил не только её международной политики, но и внутриполитического пространства.

Власть по-прежнему продолжает ставить знак равенства между украиноязычной и украинской культурой, не считаясь с тем, что украинская культура существует одновременно на двух языках, украинском и русском. Это очевидно для всякого нормального человека. Но для властной группировки согласится с этим – значит отказаться от политики разделения украинского народа по этническому и языковому признаку. Эта политика является важнейшим инструментом сохранения господства всего нынешнего политического класса. А потому он будет проводить её, невзирая на тот ущерб, который наносится этим украинской культуре.

В действительности украинская культура может развиваться только в двух языковых средах. Это делает для Украины жизненно важным сохранение общего с Россией культурного пространство. При этом бессмысленно надеяться, что снижение уровня развития русскоязычной культуры, ограничение сферы действия русского языка можно будет компенсировать ускоренным развитием украиноязычного сегмента. Это – две части единого организма, и деградация одной из них приводит к общему кризису. Катастрофическое снижение по сравнению с советским временем тиражей книг на украинском языке и количества украинских фильмов объясняется не только законами капиталистического рынка, но и политикой украинской власти, сознательно сдерживавшей естественное развитие русского языка и основанной на нём части украинской культуры. Вследствие этого культурный кризис принял в Украине катастрофический характер.

Можно ли считать независимой страну, руководство которой неспособно действовать самостоятельно во внешнеполитической сфере, полностью отказалось от экономического суверенитета, не может предотвратить исчезновение национальной культуры? Ответ здесь очевиден. Но было бы ошибкой обвинять в нынешнем положении исключительно украинские власти. Доля вины лежит и на российском руководстве, которое в начале 90-х публично выступило гарантом украинского суверенитета.

Все эти годы создавалось впечатление, что российские правящие круги не понимают важности сохранения общего культурно-политического пространства с Украиной, для развития России. После распада СССР Россия, обладающая громадными запасами нефти и газа, оказалась в значительно более выгодном положении, чем Украина. А потому сумела сохранить основные черты государственного суверенитета. Но не следует обольщаться. Если будет окончательно уничтожено общее пространство восточнославянской цивилизации, Россия достаточно быстро окажется в начале в культурной, а потом и в политической зависимости от развитых западных стран. Процессы, направленные на это, уже идут в российском пространстве, и не замечать смертельной опасности, нависшей над восточнославянской цивилизацией, мы не имеем права.

Складывается впечатление, что единственное, чего требовала российская власть от украинской – это сохранение показного дружелюбия и внешней готовности к сотрудничеству. За это она готова была расплачиваться и экономическими, и политическими уступками. Киевское руководство в свою очередь на протяжении 90-х последовательно и с большим энтузиазмом смещалось в сферу западного влияния, не забывая при этом посылать в сторону Москвы неискренние улыбки. Новая властная группировка не желает соблюдать даже внешние приличия: показное дружелюбие сменилось откровенным хамством.

Но и сейчас Россия не проявляет ни твёрдости, ни решимости ни по одному из ключевых вопросов. В том числе, и по таким, от которых напрямую зависит сохранение восточнославянского цивилизационного пространства. Так, уход российского флота из Севастополя это не просто смена одного порта базирования на другой, а трагедия исторического масштаба. Он будет символизировать разрыв с теми историческими и культурными традициями, которые имели решающее влияние на формирование национального самосознания народов России и Украины. Но российская власть, похоже, уже с этой трагедией смирилась. Не возникает даже никаких возражений и по поводу возможного превращения Севастополя в базу НАТО, т.е. в форпост евро-атлантической цивилизации. Лишь время от времени некоторые из российских политиков, желающие сделать капитал на ожиданиях и чаяниях наших народов, выступают с заявлениями, содержащими явно нереализуемые предложения, приобретающие в нынешней ситуации провокационный характер.

Досадно, что российские властные круги продолжают путать защиту общенациональных интересов с реализацией интересов российских корпораций. Казалось бы, к нынешнему времени уже должны были исчезнуть любые иллюзии о том, что российские олигархи будут думать о государственном благе. Их единственной целью является извлечение максимальной прибыли, и ради этого они практически всегда готовы пойти на сотрудничество с украинскими политиками, непосредственно участвующими в разработке и реализации антироссийского курса.

Фактами такого сотрудничества изобилует и кампания по выборам Президента Украины, и практически начавшаяся избирательная кампания в Крыму. Её ход, направление и идеология основных участников вызывают, к сожалению, в основном грусть и разочарование. Возникают опасения, что крымские политики (а также их российские партнёры) никак не могут осознать, что речь сейчас идёт не о переделе собственности и выгодных экономических вложениях, а о стратегии дальнейшего развития Украины. Крым остаётся последним плацдармом сторонников политического и экономического союза народов России и Украины. Сегодня Крым играет роль якоря, удерживающего Украину у берегов России. Власть в Крыму может остаться в руках политических сил, не имеющих твёрдой позиции, или хуже того перейти в руки сторонников евро-атлантического интеграции. Этот сценарий, ещё недавно казавшийся практически невозможным, сейчас становится всё более реальным. И в том, и в другом случае Крым не сможет больше выполнять свои объединительные функции, и распад восточнославянского цивилизационного пространства станет свершившимся фактом.

Нельзя больше надеяться на то, что о будущем наших государств, о судьбах восточнославянской цивилизации сумеют позаботиться крупные предприниматели. Нельзя забывать, что многие российские состояния были сделаны на таких «плодах» дезинтеграции, как, например, знаменитые «газпромовки». А потому бессмысленно ждать от владельцев этих состояний, что они осознают необходимость политического и экономического союза Украины и России.

Российская власть обязана ясно обозначить свои позиции и открыто объявить о своих стратегических интересах. Российскому руководству следует продемонстрировать волю к сохранению общего культурно-политического пространства. Этого с нетерпением ждут от него широкие общественные круги Украины. И сделать это нужно, как можно быстрее, пока восточнославянскому единству ещё не нанесён смертельный удар.

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум