Rambler's Top100 Service

Ключевую роль в смене элит Узбекистана сыграет многомиллионная армия мигрантов

18 августа 2005

Исходя из задач по выявлению долгосрочных (некогда традиционных), однако изрядно деформированных за последнее время государственных интересов России в Средней Азии, особенно на фоне откровенного провала довольно сырой, и, как оказалось по факту, в целом скороспелой и неубедительной внешнеполитической модели России на недавних выборах в Киеве, оппозиции в Узбекистане нет в традиционном смысле как эволюционно организованной, так и в системном понимании построенной общественной, политической и социальной силы.

Это важно подчеркнуть в связи с наличием в Узбекистане собственно многомиллионного русского и русскоязычного населения, а также довольно устойчиво остающейся в умах широких слоев узбекского населения внушительной генетической и исторической памяти, широкого общественного тяготения к былому величию, могуществу и культуре собственных предков, а также, в целом, к положительному многофакторному влиянию России (и славян) на ход развития государственности, экономики и культуры узбекского народа. При этом имеется, хотя и внешне не выраженное, однако внутренне выявленное и реально очерченное огромное недовольство всех слоев общества в связи с углубляющимся кризисом в экономике и других сферах жизни узбекского общества.

Достаточно хотя бы того, что нищета (не бедность, а именно нищета) распространяется стремительно, и этому процессу нет видимого конца. Возможно, в этом есть вина и Великой России, как, впрочем, и других стран, включая США. Однако осознание этого непреложного факта не делает проблему легче и проще.

К нищим и бесправным дехканам – крестьянам и в более широком смысле всем жителям, живущим на селе (около 80% население страны) - давно присоединились офицеры и служащие бывшей СА, ветераны ВОВ, учителя, пенсионеры, врачи и т.д. Фактически естественным образом сложился хотя и специфический по форме, однако убедительный по содержанию «протестный электорат», не желающий жить по формуле И.Каримова и не видящий себя в дальнем взаимодействии с т.н. «демократической моделью» США.

Однако не следует ожидать произвольного появления и выявления организованной оппозиции внутри Узбекистана в ближайшей и среднесрочной перспективе.
Учитывая менталитет и особенности исторической памяти узбекского народа, властью И.Каримова была продумана и результативно осуществлена программа фактического «оболванивания и зомбирования» населения Узбекистана. К сожалению, она довольно успешно реализована именно на антироссийской и антирусской основе, в том числе нанеся серьезный и многоплановый ущерб самому И.Каримову, в частности, и узбекскому народу и российско-узбекским отношениям в целом.

Единственной здоровой созидательной силой, решительно настроенной на положительное изменение узбекского общества, являются мигранты. Главной же силой внутри мигрантов из Узбекистана являются т.н. "экономические выходцы" из этой страны в Российскую Федерацию – т.н. «российские узбеки».

По мнению независимых экспертов, их число колеблется от 1 до 2 миллионов человек, пик миграции приходится, как правило, на лето (сезонные работы). Большие группы мигрантов живут в Казахстане, странах Прибалтики и на западе: США, Германия, Турция, Австралия, Южная Корея. Однако в целом они представляют разрозненные отряды по сравнению с довольно стабильным движением узбеков в сторону России.

В течение последних 10 лет большинство узбекских мигрантов в России продолжают вести традиционно трудную и зачастую унизительную жизнь сезонного рабочего. Это происходит по инерции традиционной ментальности и в результате недоброжелательной политики собственных местных узбекских и российских властей в вопросах закрепления оседлости добросовестных тружеников и их больших семей в продуктивном возрасте. Следует заметить, что в большинстве они находятся в поисках средств к существованию и настойчиво перетекают не в США, Европу и другие страны, а мигрируют именно во все еще родную, любимую и хорошо им понятную Россию – последний экономически и политически стабильный осколок былого великого СССР.

Несмотря на невероятные трудности их жизни в России, а во многом и «благодаря притеснениям» мигрантов на родине, узбеки остались духовно богатыми, не потеряли своей национальной идентификации, еще больше укрепились в вере в Единого Бога (Аллаха) и усилили сопротивление насилию западного влияния, видя, в частности, в многодетной семье фактическую и едва ли не единственную возможность спасения и дальнейшего «посильного» развития собственного традиционного уклада их жизни.

В образовательном и профессиональном плане они выросли до уровня квалифицированных рабочих и специалистов из России. Среди иммигрантов из Узбекистана быстро растет число успешных продавцов и коммерсантов, которые в честной конкуренции зачастую не уступают русским, а также своим «коллегам» - армянам, таджикам, азербайджанцам и др.

Узбекские власти хорошо понимают все вышесказанное. Отсюда их активное и целенаправленное противодействие улучшению материального состояния и, в особенности, правового положения своих граждан в Российской Федерации, что ярко проявляется:


• Во-первых: в запрете двойного гражданства - в законодательстве Узбекистана предусмотрено уголовное наказание (и это в стране, где имеются огромные проблемы в связи с демографическим благополучием). На сегодня более 6 миллионов взрослого населения не имеет работы и фактически готово к вынужденному экспорту «дешевых рабочих рук».

• Во - вторых: Узбекистан - единственная страна из СНГ, которая не подписала с Российской Федерацией межгосударственные договоры по улучшению и урегулированию правового и материального положения своих нынешних граждан и бывших граждан Узбекистана на территории России. Речь идет о подписании договоров «по признанию беженцев и вынужденных переселенцев». При своевременном подписании этих договоров (в 1992 году) сотни тысяч экономических эмигрантов получили бы заметную материальную и правовую поддержку государства и не переживали бы имеющие место существенные трудности и лишения.

• В- третьих: идет систематическая работа по дискредитации заметных лиц и лидеров среди мигрантов-узбеков со стороны спецслужб Узбекистана на территории России.


Все это публично преподносится как совместная работа спецслужб двух стран по борьбе с международным терроризмом. Такая работа ведется до сих пор и наносит огромный ущерб интересам России.

Узбекские эмигранты в Российской Федерации по вышеназванным причинам не имеют до сих пор заметных публичных правозащитных, культурных и иных национальных центров. При этом узбеки в США, Англии и ряде стран Европы хорошо обустроены общественно, материально, социально и, в особенности, защищены юридически.

Между тем, именно в интересах России следует учитывать то, что узбеки-мигранты готовы к такому «обустройству в России» давно и, конечно же, страдают от явной общественной и социально-политической бездеятельности и разобщенности.

 

В грядущих радикальных общественно-политических переменах в Узбекистане решающую роль может сыграть организованная в самостоятельную политическую партию сила – узбекские мигранты, члены их семей и сторонники. Это несколько миллионов экономически и социально активных людей, которые, в борьбе за выживание получили политическую закалку, бесстрашие, желание к созиданию и вынужденной обороне в союзе с Россией.

Вожак движения эмигрантов за достойную жизнь и правовое положение в стране пребывания и на Родине в дальнейшем может стать лидером политической партии и стать локомотивом процесса по радикальным изменениям в Узбекистане. Причем такого человека можно найти в указанной социальной среде достаточно легко. Это должна быть авторитетная и влиятельная личность среди узбеков. Персона должна быть широко известна в стране своими делами, а также длительное время проживать в качестве эмигранта в России. Лидер должен быть общественно активным и находиться в оппозиции к нынешней власти Узбекистана. Это одно из главных условий успешного продвижения к назначенной цели.

Однако есть еще одно важное условие успеха – лидер узбекских мигрантов в России должен быть публично поддержан государственной властью РФ. Не следует повторять довольно нелепый (фактически, не в пользу России), куцый опыт выборов на Украине, «сдачу Москвой» Абашидзе в Аджарии и недальновидность России в Абхазии.
К сожалению, России все меньше и меньше верят за ее пределами, учитывая, что она на деле не умеет достойным образом защищать не только свои собственные интересы (или делает это довольно неудачным образом), но также не способна на защиту своих союзников.

Поддержка, к примеру, может быть продемонстрирована посредством назначения лидера узбекской оппозиционной партии на значимый, хотя бы внешне, пост в крупной экономической структуре Российской Федерации типа РАО «Газпром», ОАО «Транснефть», ОАО «Сургутнефтегаз», имеющих в той или иной форме стратегические интересы в Узбекистане.

В ментальности узбеков, живущих большей частью традиционно отрытой душой и верой, чем рациональным умом, важнейшим стимулом и новым знанием, ведущим к изменению их взглядов на жизнь, влияющим на выбор ориентиров, является намек – едва заметный импульс, указание на предмет их симпатий или явных ожиданий.

На уровне системного понимания основ биосоциологии и биопсихологии намек для узбеков на деле означает очень многое, гораздо больше, чем для кого бы то ни было. Это, прежде всего, традиционный сигнал к действию, путеводная звезда на пути «во благо».

Узбекский народ давно ждет этого намека от России, к которой он все еще относится с огромной любовью и доверием. И видит свое лучшее мирное будущее именно в стратегическом союзе и взаимодействии с Россией.

 

 

Расул Аскаров, эксперт

 

Алексей Новоточинов, директор международных программ «МЦСП», действительный член АБОП РФ, действительный член МАНЭБ РФ

Загружается, подождите...
0