Rambler's Top100 Service

Страны-экспортеры сырьевых ресурсов никогда не добьются уважения Запада

заместитель Директора Центра изучения региональной политики
22 августа 2005

Сложно оспаривать тезис о том, что концепция сырьевого экспорта как главного двигателя российской экономики полностью исчерпала себя. Подобная «нефтегазовая агрессия», предпринятая на мировом рынке, не способна решать стратегические задачи общегосударственного развития не только в силу утраты былой рентабельности, но и по иным концептуально–культурологическим причинам.

Высокие цены на нефть сегодня оказывают определенное пагубное воздействие на российский производственный комплекс в целом. Основной целью многих представителей не только крупного, но и среднего бизнеса в России стали попытки опосредованного прорыва к нефтедобывающим скважинам в надежде на то, что полученных в последующем финансовых средств им хватит до конца жизни. К сожалению, подобные спринтерские забеги к «черному золоту» иногда оборачивались для некоторых не обеспечением собственной жизни, а её потерей.

В свою очередь, нефтедобывающие консорциумы, используя ценовую конъюнктуру, аккумулируют вокруг себя огромные финансовые и, что не менее важно, интеллектуальные ресурсы. Крупные российские нефтяные компании сумели использовать по максимуму сложившуюся ситуацию и постепенно перетянули на свою сторону не только лучших технических специалистов, но и работников пресс–служб, специалистов из силовых структур, талантливых менеджеров и организаторов.

Такая ситуация неминуемо приводит к тому, что целые производственные комплексы российской экономики становятся неконкурентными для внешнего мира и ограничиваются лишь внутренними потребителями.

К сожалению, постсоветские экономические элиты, которые так долго критиковали систему сырьевого экспорта СССР, так и не смогли разработать и апробировать новые рецепты и пошли по пути банальной эксплуатации технико–интеллектуального наследия Советского Союза.

Концепция сырьевого экспорта снискала для себя дурную славу и со стороны западных российских партнеров. Представители «демократических» государств никогда не испытывали какого–либо значимого уважения к странам, экспортирующим собственные природные ресурсы, и в глубине души посмеивались над таким подходом, расценивая его как генетическую неспособность производить конкурентную продукцию невоенного назначения. В этой связи одной из основных задач российского общегосударственного поступательного развития должен стать скорейший выход из образовавшего «нефтяного тупика». И в контексте данной проблемы российское руководство просто обязано использовать естественные географические преимущества современной Российской Федерации.

Такие проекты как строительство скоростных железнодорожных магистралей Токио – Лондон, Сеул – Париж или Пекин – Роттердам, основным звеном которых станет пространство России, вполне заслуживают того, чтобы на их воплощение были потрачены средства Стабилизационного фонда. В этом случае наше государство получит шанс не только обрести свое стратегическое место в процессах мировой глобализации, но сможет существенно повысить собственную геополитическую роль на евразийском пространстве.

При благоприятном стечении обстоятельств, Россия вполне может стать основным «конструктором» транзитных моделей различного характера на пространстве нашего континента. Стоит заметить, что роль межпространственного интегратора была успешно апробирована российскими правителями в разные исторические фазы развития. В качестве классического примера, можно рассматривать политику князя Святослава. Этот первый «инженер» российской империи сумел замкнуть на подконтрольном ему пространстве несколько экономических артерий, которые связали воедино Тмутаракань и византийский Царьеград. Естественным следствием данного «инженерного творчества» явилось то, что Русь времен Святослава стала реальным политическим игроком средневекового европейского пространства.

Загружается, подождите...
0