Rambler's Top100 Service

Россия должна сыграть собственную партию в белорусской контрреволюции

заместитель Директора Центра изучения региональной политики
26 августа 2005

Отношения между Россией и Белоруссией в ближайшее время могут пройти серьезную проверку на взаимную политическую прочность. Своеобразный проводник пассажирского поезда бархатных революций уже вполголоса объявил: «Следующая станция - Минск». Машинисты подобного «паровоза» на данный момент четко заявили о своих намерениях, направленных на определенное форсирование социальной ситуации в Белоруссии с целью смены там правящего режима. Такие позиции не раз были озвучены представителями Государственного департамента США, а также политическими и общественными деятелями Западной Европы.

Однако сегодня вопрос ставится уже не о долгосрочной перспективе экспорта народных волнений, а о конкретных сроках и деталях мероприятия. Иногда такие намерения не только не скрываются, но и подкрепляются публичным озвучиванием финансовых смет предстоящей кампании, направленной на искусственное проведение в Белоруссии ряда «демократических» преобразований. Так, один из представителей дирекции Еврокомиссии Стефан де Ринк недавно заявил о том, что Еврокомиссия серьезно обеспокоена политической ситуацией в Белоруссии, и планирует выделить восемь миллионов евро на поддержку гражданского общества в этой стране. Подобный подход, выраженный в воздействии на режим А.Лукашенко извне, с территорий соседних государств, представляется вполне оправданным, так как социальную обстановку в Белоруссии сложно дестабилизировать изнутри, как это было успешно организовано в Сербии, Грузии и Украине. В сравнении с этими странами, Белоруссия обладает целым рядом существенных социально – географических преимуществ.

Во-первых, современная Белоруссия, в отличие от неоднородной Украины, состоящей из четырех частично автономных регионов, представляет собой географически единое пространство. Кроме того, Белоруссия обладает уникальной территориальной уравновешенностью. Так, в центре находится столица государства – Минск, а вокруг него симметрично расположены областные центры: Могилев, Гомель, Брест, Гродно и Витебск. Области обладают примерно равными социально – географическими параметрами, что исключает саму возможность регионального дисбаланса.

Во-вторых, на территории Белоруссии, в отличие от Югославии, где режим С.Милошевича подорвали с помощью косовской «бомбы», отсутствуют территориально очерченные этнические анклавы. В этом случае, Белоруссию можно рассматривать не только как единое региональное, но и единое национальное государство, в котором затруднительно использовать фактор национальных меньшинств. Кроме того, Белоруссия является классическим унитарным государством, что само по себе исключает наличие внутренних федеративных противоречий, которые в своё время имели место в СССР и СФРЮ.

В-третьих, современная Белоруссия представляет собой в целом единое социальное государство. Политический режим А.Лукашенко не создал экономических «семейных» кланов, которые присутствовали при правлении А.Акаева и Э.Шеварнадзе. В Белоруссии нет внутреннего олигархического капитала, как и нет существенного социально – экономического разрыва между различными слоями населения, который присутствует в современной России.         

В результате, государственная система современной Белоруссии обладает большой степенью политической прочности. Стоит признать тот факт, что степень подобной прочности на сегодня выше, чем в Российской Федерации. Поэтому в Белоруссии и существуют скорее отдельные личности оппозиционеров, а также немногочисленные группировки, но вот единых протестных социальных слоев не наблюдается.

Политическая стабильность является одним из основных козырей официального Минска в сложившейся ситуации. Данный факт не так давно красноречиво подтвердил Министр иностранных дел Белоруссии Сергей Мартынов, заявивший следующее: «Выделение средств США и Евросоюзом на работу против Белоруссии нас не пугает. Первое и главное - у нас абсолютно стабильная ситуация в экономике и в обществе. Это все определяет. Если у США и ЕС есть деньги, которые надо выбрасывать на ветер, это их проблемы. Пусть выбрасывают».

Фактор стабильности является серьезным препятствием на пути новой бархатной революции: любая революция, которая остается без поддержки ряда общественных слоев, рискует раствориться в социальном пространстве. В связи с чем, противники А.Лукашенко вынуждены будут применять скорее иракский вариант определенной агрессии, чем ставшую уже классической модель «революции роз».

Однако, внешнее давление должно опираться на какие-то хотя бы формальные поводы (притеснение национальных меньшинств, наличие ядерного оружия, территориальные претензии и так далее). Причем подобный повод обязан выражать проблему определенного социального слоя, и лишь в этом случае он сможет оправдать последующую за ним агрессию. В существующем социальном пространстве такими «акторами привязки» с большой натяжкой могут стать лишь белорусские поляки, католическая церковь, а также прозападная гуманитарная интеллигенция. Собственно, в ближайшее время они и станут реципиентами западноевропейской финансовой помощи. Возможно, именно через их активность и развитие будут осуществляться «демократические» преобразования, о которых говорил Стефан де Ринк.

Кроме того, подобная «интеллектуальная агрессия» требует надежных союзников, в лице сопредельных государств, с территорий которых можно будет эффективно осуществлять не только внешнее давление, но и запускать первые внутренние импульсы дестабилизации. На данную роль по объективным причинам идеально подходят такие балтийские страны как Польша и Литва, скорее всего, взаимовыгодные договоренности с ними уже достигнуты. Так, Вильнюс и Варшава предоставляют свою помощь в проведении кампании против белорусских соседей взамен на финансовые и политические дивиденды со стороны своих европейских партнеров.

По сути, подобная кампания по дестабилизации режима А.Лукашенко уже начинает набирать свои обороты. Так, в качестве пробного шара, был запущен и относительно успешно апробирован дипломатический скандал между Варшавой и Минском, вызванный инцидентом, связанным с деятельностью Союза поляков Белоруссии. В результате чего, Министр иностранных дел Польши Адам Ротфильд сделал очень своевременное заявление о том, что отношения между Польшей и Белоруссией, не должны рассматриваться через призму взаимодействия исключительно двух стран, так как являются серьезной проблемой для всей Европы.

Скорее всего, подобная активность со стороны Вильнюса и Варшавы будет продолжена. Так, Литва в свою очередь может пойти на предъявление территориальных претензий на северные районы Гродненской области, что в свою очередь также привлечет внимание европейских организаций. Дальнейшие мероприятия могут укладываться в логическую цепь дипломатических провокаций, способных не только нервировать белорусские власти, но и расшатывать социальную основу правящего режима в Минске. Однако нельзя сказать, что подобное внешнее давление явилось для правящего режима Белоруссии неожиданным. Стоит признать, что сегодня А.Лукашенко и МИД Белоруссии не выглядят растерянными, а наоборот, проявляют выдержку и хладнокровие. Политический режим Минска, мобилизует собственные «контрреволюционные» силы и проводит своеобразную артподготовку. Конечно, белорусская политическая элита трезво оценивает финансовое неравенство революционных и контрреволюционных сил, и в связи с чем, ищет адекватную поддержку со стороны России. Так, недавний визит А.Лукашенко в Москву, по сути, открыл новую фазу взаимоотношений между нашими странами. В сложившейся ситуации Россия вполне может стать своеобразным союзником Минска в единой «контрреволюционной коалиции». Однако в российском обществе так и не сформировалась системная позиция по данному вопросу. Отчасти этот факт обуславливается отсутствием внутренней стабильности в России, свидетельством чего является наличие разновекторных политических группировок, каждая из которых имеет собственное отношение к событиям в Белоруссии.

Так, очередная победа А. Лукашенко в «оранжевой контрреволюции» станет серьезным концептуальным ударом для части российской элиты пребывавшей у власти в 90-х годах. Поражение официального Минска, позволит его российским оппонентам с большей уверенностью отстаивать собственные идеологические позиции. Поэтому для определенной части российской элиты, поражение Лукашенко выглядит крайне выгодным, так как в этом случае, подобное событие избавит ее саму от различных объяснений, которых от неё ждут собственные граждане.

И все-таки в идеологическом плане минская победа «оранжевой» революции вряд ли предоставит существенные преимущества для России. Смена режима, которая может иметь место в «оранжевой» Белоруссии, скорее всего, приведет к политическому дрейфу в сторону Западной Европы, ЕС и НАТО.

Для России подобный внешнеполитический курс будет означать то, что новые белорусские власти, по аналогии с режимом В.Ющенко - Ю.Тимошенко, абсолютно не признают достижения постсоветской демократической России и не считают официальную Москву каким-либо значимым авторитетом в области государственного строительства. «Оранжевая победа» Белоруссии будет красноречиво указывать на неудачи политики России. Западные партнеры в этом случае получат дополнительные преимущества в отстаивании правомерности собственных суждении и будут готовы приступить к дальнейшей трансплантации «революции роз» уже на территорию нашего государства.

Сегодня у России остается единственный выход - начать собственную партию в «оранжевом противостоянии». Подобная игра должна носить ненавязчивый характер и исключить ошибки, допущенные в Абхазии и Украине. Российские участники противостояния обязаны придерживаться системной стратегической линии, так как достигнутые результаты неминуемо окажут серьезное влияние на последующие политические события уже внутри Российской Федерации. Однако первый шаг в данной игре был сделан крайне неэффективно.

Одна из ключевых фигур в любой геополитический партии – это посол, представляющий свою страну на территории другого государства. Причем за время «оранжевых» революций роль посла заметно выросла, пример тому, судьба легендарного Ричарда Майлса, снискавшего славу «оранжевого» Че Гевары. Россия пошла по совершенно иному пути, не совсем профессиональному. Инцидент с назначением на должность посла бывшего губернатора Саратовской области, не имеющего успешного опыта дипломатической работы, лишний раз обозначил отсутствие сформированной позиции. Сожаление вызывают даже не сами неуместные в данной ситуации высказывания Аяцкова, а тот факт, что сам будущий посол не имел у себя какой – либо системной концепцией своей будущей деятельности. Российское руководство почему-то не вручило своему представителю последовательного алгоритма, результатом чего стала какая-то странная недипломатическая импровизация.

Такой подход объективно не может привести к положительному результату. В связи с чем, руководству России необходимо отнестись к ситуации в Белоруссии более серьезно и взвешенно, что должно будет вылиться в осмысленные и продуктивные действия. Отсутствие сформированной реальной концепции по отношению к современной Белоруссии может привести к тому, что внешнеполитические проблемы логично трансформируются во внутренние противоречия в самой России. А это в свою очередь, станет определенной основой для определенной социальной дестабилизации на территории нашего государства.

 

Загружается, подождите...
0