Rambler's Top100 Service

Ющенко стремится саботировать Конституционную реформу

Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики
29 августа 2005

Из выступления эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований Александра Кынева в дискуссии на тему "Украина 1991-2005: политическая независимость и экономическая реальность" 24 августа в "Росбалте".

 

Когда события в Украине 2004 года называют революцией, в этом есть элемент журналистского штампа. Революция, как мы понимаем - это смена формы политического режима. Станут ли события, произошедшие на Украине в прошлом году, революцией на самом деле, будет зависеть от степени воплощения в жизнь конституционной реформы, за которую проголосовали перед третьим туром президентских выборов. Также влияние окажет то, насколько система власти, которая установится на Украине после 1 января 2006 года, будет отличаться власти Кучмы.

Пока у многих создается ощущение, что ничего не изменилось, просто поменялись «лица в коридоре», сменились носители власти, а сама система как работала, так и работает, просто собственность из рук одних перешла в руки других.

Я абсолютно убежден, что прежняя система разделения властей была одной из причин кризиса, который мы называем «оранжевой революцией». В отличие от России политическая история Украины последних десяти лет имела одно существенное отличие: на Украине никто не расстреливал парламент, не было ничего похожего на российский октябрь 93-го года. К чему это привело? Это привело к тому, что, с одной стороны, на Украине возник режим сильной президентской власти, в чем-то аналогичный с российской президентской властью, но в то же время, парламент сохранил преемственность с бывшим Верховным Советом Украинской Советской Социалистической Республики, который принимал все решения о реформах. Соответственно, парламент сохранил в своих руках максимальный объем власти. Получился гибрид: с одной стороны, сильный президент, который назначал и назначает губернаторов и глав районных администраций, и сильный парламент, с другой стороны, имеющий монопольное право на изменение Конституции – он в любой момент может, объявив вотум недоверия, уволить правительство, и президент, в отличие от России, не имеет права не согласиться. В системе сильного парламента и сильного президента мальчиком для битья оказывалось правительство, которое было «слугой двух господ». С одной стороны, его в любой день мог уволить президент, с другой стороны, его так же с легкостью могла отправить в отставку Верховная Рада.

В результате страна жила в условиях перманентного кризиса, когда курс исполнительной власти является предметом торга между президентом и парламентскими группами. Правительство формируется по клановому принципу, где основные портфели распределены пропорционально группам в Верховной Раде. Сама Верховная Рада представляет из себя крайне фрагментированный орган, в которой насчитывается до 15-ти депутатских групп и фракций.

То, что такая система неэффективна, было очевидно многим. И разговоры о реформе этой системы начались задолго до 2004 года. В свое время Кучма пытался изменить систему под себя, усиливая полномочия президента. Другие политические силы пытались сдвинуть ее в сторону создания более сильного и самостоятельного правительства, третьи - в сторону усиления парламента.

Дискуссия о конституционной реформе лучше всего иллюстрирует до какой степени поведение всех политических сил Украины, условно пророссийских и условно прозападных, эгоистично и ориентировано на собственные сиюминутные интересы. До тех пор, пока оппозиционные силы имели минимальное влияние, они были самыми ярыми сторонниками парламентарной республики и конституционной реформы. Как только стало понятно, что шансы Ющенко стать президентом высоки, тут же начался саботаж конституционной реформы. И, соответственно, кланы, которые поддерживали Кучму, стали главными лоббистами реформы.

Теперь с 1 января правительство должно формироваться коалицией депутатских групп и фракций в Верховной Раде, имеющей 226 голосов плюс один голос. Также по реформе меняется система назначения на ряд других важных постов. Одновременно отменяется ныне существующая смешанная система выборов. Теперь Верховная Рада будет избираться по партийным спискам с 3-процентным барьером. Казалось бы, это усиливает правительство, но дьявол, как известно, кроется в деталях. Формально правительство становится самостоятельным, но одновременно с тем, что оно формируется парламентским большинством и утверждается парламентом, каждый министр несет персональную ответственность. То есть после того, как утвердили премьера, каждый министр будет назначаться отдельно и голосоваться отдельно Верховной Радой, так же как и уволить его могут отдельно. В результате министр будет не столько ориентироваться на премьер-министра, сколько на интересы того клана, которым он выдвинут, а правительство все равно не сможет быть командой. В условиях императивного мандата (поскольку все политические партии связаны с конкретными политиками и с экономическими кланами) это не что иное, как, закон о приватизации политических партий. Это означает, что как только ты перестаешь отвечать интересам той или иной партии, ты теряешь поддержку и уходишь в отставку. То есть, клановый характер украинской политики эта реформа не снижает, а скорее даже усиливает. Очевидно, что такая система провоцирует конфликты и не может их не провоцировать, потому что будет мешать проведению правительством согласованной политики в рамках единой стратегии. Неизбежна ситуация, когда каждый министр будет выстраивать собственный курс в рамках своего ведомства. Критиков этой реформы очень много, и я сомневаюсь, что система в таком виде будет реализована.

Конституционная схема, которая предусмотрена на Украине, многие кризисы просто не учитывает и не просчитывает. После 1 января Верховной Раде нужна будет коалиция в 226 голосов. Реформа предполагает, что если выборы прошли и в течение 30 дней не сформирована коалиция группы фракций, то парламент распускается. Но другая статья Конституции гласит о том, что в течение первого года после выборов Верховная Рада не может быть распущена. Что делать тогда? Этот вопрос в Конституции не прописан никак. Скажем, в странах Восточной Европы есть механизмы служебного правительства, временного. В украинской Конституции ничего этого нет. Таких подводных камней, которые могут провоцировать кризис, в этой реформе очень-очень много.

Очевидно, что о такой конструкции можно говорить только до выборов Верховной Рады. Поскольку потом, и я в этом абсолютно убежден, ситуация будет качественно меняться. Если нормы императивного мандата не будут отменены, то в условиях кланового характера украинской политики, сроки формирования широких коалиций в рамках одной партии являются тоже «минами замедленного действия». Если вы формируете в рамках партии коалицию нескольких кланов, и у вас возникает конфликт, при этом, один клан внутри коалиции получает 50% плюс один голос, это означает, что он может всех остальных депутатов из этой же фракции просто исключить, и они оказываются вне стен парламента. То есть, они оказываются внесистемной оппозицией. Поэтому на самом деле образовывать широкие коалиции невыгодно, потому что тогда у тебя есть шанс оказаться вне стен парламента. То есть те, кто проталкивал идею об императивном мандате, тоже не очень просчитывали все возможные последствия.

Предполагалось, что эта реформа вступит в силу с 1 сентября, но к тому было дополнительное условие – нужно было принять комплекс законов о реформе местного самоуправления. Поскольку до 1 сентября они не приняты, реформа в силу не вступит. Насколько мне известно, есть жалобы по поводу того, что реформа была принята с нарушениями регламента, но вряд ли соответствующие жалобы будут оспариваться через суд.

Загружается, подождите...
0