Rambler's Top100 Service

Первая мишень – Кремль

Дмитрий Орлов
Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций
31 августа 2005

Правый удар по "левому повороту"

 Михаил Ходорковский, Дмитрий Рогозин, Станислав Белковский, Андрей Пионтковский. Эти разные люди присягают сегодня идее «левого поворота» - страстно и яростно, как экс-глава «ЮКОСа» и главный антиолигарх-технолог всех времен и народов, или несколько застенчиво, как лидер «Родины» и главный же всех времен и народов либерал. Рябушинский, Пуришкевич, Парвус и примкнувший к ним Струве, поющие осанну ленинским «апрельским тезисам», - может ли такое быть в одном (красном) флаконе, даже в условиях политического процесса России? Может ли свободное левое слово в одночасье греметь в «Ведомостях» и в «Завтра»?

Может, если это – проект. «Проект» - емкое слово. В России оно часто означает решение технологической задачи. Станислав Белковский решал множество таких задач. То, что толлинг (безналоговый режим ввоза сырья и вывоза готового алюминия, фактическое выкачивание ресурсов) продержался в России так долго, - несомненная заслуга братьев Черных и Станислава Александровича. То, что Примаков (во многом левый, кстати, политик) был вынужден уйти почти в небытие, - следствие усилий Березовского и Белковского. То, что произошло минувшей осенью на Украине, тоже не обошлось без его участия. Столь обширный перечень – лишь признание заслуг.

Белковский эксцентричен. В новом проекте он подталкивает к эксцентрике других, а сам вполне сдержан и против обыкновения банален: «Следующий выборный цикл принесет победу тем политическим силам, которые решительно и радикально поставят вопрос о социальной справедливости… и восстановлении статуса России как сверхдержавы…» («Любовь к Владимиру П.», «Завтра»). А вот новый стиль Ходорковского – настоящая апология насилия: «люди…, не мотивированные ничем, кроме своей идеологии и легитимированной ею власти, готовые за эту власть умирать и убивать» («Левый поворот», «Ведомости»). Рогозин соглашается: поворот неизбежен. Наконец, пик феерии - сравнение экс-главы «ЮКОСа» с Антонио Грамши в недавней статье Пионтковского. Точка невозврата пройдена. Все – в «проекте».

Зачем поворачивать так круто? Белковский дает разные ответы на этот вопрос. Глубоко укорененная в народе жажда справедливости – это для масс. А вот для элит: потому что свой «левый поворот» планировала власть. А еще потому, что Роман Абрамович и Михаил Фридман поддерживают-таки «путинский Кремль», который в обмен на это обеспечивает их бизнес-интересы.

Это два разных мотива, сказал бы благодушный Эркюль Пуаро. И две разных целевых группы, констатировал бы начинающий маркетолог.

Первая мишень – Кремль. Автор проекта «левый поворот» заходит далеко – в запретную ранее даже для него зону. Провозгласить неизбежную победу левых (КПРФ и «Родины») любым путем. Поставить под сомнение общую легитимность системы (в 96-м победил-де Зюганов), заранее делегитимировать выборы-2008 и призвать к «черному переделу» собственности – ибо разве возможна нормальная легитимация приватизации в условиях коммунистического режима? Вторая мишень – Абрамович, Фридман и Дерипаска. Очевидно, лояльные власти олигархи должны четко осознать: в случае сохранения лояльности волна народного гнева после Известных Событий будет селективной и захлестнет именно их – во всяком случае, в первую очередь.

Экстремизм «поворота» хорошо объясним. Социальная политика действительно серьезно меняется – но не в рамках проекта Станислава Б., а постепенно, в течение вот уже нескольких месяцев. С санкции президента и под давлением «Единой России» правительство проводит новый социальный курс. Выплаты по монетизации возросли с менее чем 300 до почти 500 млрд. рублей, социальные расходы в бюджете-2006 – на невиданные 28%. Создан бюджет развития, уже верстаются масштабные инвестиционные проекты. Поле ответственной политики занято целиком. Значит – к топору. И это жест отчаяния.

Ошибкой для власти было бы играть на «топорном» поле – «на опережение» Белковского. Проект «левый поворот» выдохнется быстро и не выйдет за пределы дискуссии в элите. Ответный удар должен быть ассиметричным, точечным, и наносить его надо на правом фланге. Усилить консервативно-либеральную часть «Единой России», широко открыть двери партии для системных либералов и бизнеса. Расколоть правых политиков, которые останутся в оппозиции, по линии «в рамках закона – по правилам улицы». Мобилизовать избирателя, который традиционно голосует за правых, но столь же традиционно не доверяет их лидерам и глашатаям - теперь недоверие к ним только усилится из-за метаний от «широкой демократической коалиции» к «левому повороту».

Битва-2008 может начаться на левом фланге, однако ее исход будет решен на правом фланге и в центре. А топор, который достали за три года до нее, - это не ружье, которое обязательно выстрелит. Это всего лишь пошлый кусок неблагородного металла.

0

0