Rambler's Top100 Service

Отношения Европейского Союза и России в области внешней безопасности

Кандидат военных наук, профессор, член - корреспондент Академии военных наук, руководитель центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа
31 августа 2005

Перспективам взаимоотношений России и Европейского Союза в области внешней безопасности (включая борьбу с терроризмом) на всех переговорах и саммитах последнего времени, было отведено немало времени.

С учетом анализа опасностей и угроз для Евразии, изменения стратегических интересов государств и межгосударственных объединений после ряда расширении ЕС и НАТО, ШОС и ОДКБ последних двух лет можно определить и выделить ряд некоторых долговременных интеграционно–политических тенденций развития отношений между государствами и межгосударственными объединениями Евроазиатского континента на ближайшую половину XXI века. В основе прогноза лежит предположение укрепление позиций ЕС, НАТО, России, ШОС, ОДКБ на пространстве Евразии, при одновременной потери позиций СНГ, ГУАМ, ОБСЕ.

Развитие сотрудничества между Россией и Евросоюзом в области внешней безопасности возможно свести к семи основным блокам: сотрудничество в пограничной сфере; сотрудничество в военной области; противодействие террористическим угрозам; развитие и защита энергетических проектов; развитие инвестиционных проектов в сфере науки, культуры и информации; развитие космических программ.
Сотрудничество в пограничной сфере может включать: совместные операции в пограничной сфере; пресечение незаконной миграции; проведение совместных антинаркотических операций силами Европейского корпуса быстрого реагирования НАТО и России, ОДКБ на территории Афганистана и странах Средней Азии.
При этом уже в ближайшее время можно приступить к планированию и проведению спецоперации и создание антинаркотического пояса вокруг Афганистана. США, например, используют специальную программу борьбы с наркотиками в Колумбии. Аналогичную программу видимо необходимо разрабатывать и для Афганистана, но с учетом того, что при ее реализации могут быть использованы войсковые группировки России, Евросоюза, США и НАТО. В настоящее время совместная группировка США и НАТО в Афганистане контролирует примерно такую же территорию, которую контролировал в восьмидесятых годах СССР. Не ссылаясь на исторический опыт Советской Армии, фактически части союзников занимают примерно те города, что и советские «шурави» и примерно контролируют от 3 до 5 % территории, то есть территорию только тех городов и баз, где дислоцируются, да и то только в светлое время суток. При одном отличии: двадцать лет назад это была одна армия, сейчас на севере (Мазари - Шариф, Кундуз) северо – востоке (Герат), центре (Баграм, Кабул), юге (Кандагар) страны дислоцируются части НАТО, а вдоль границы на юго - востоке и юге на территории Пакистана, в Кабуле и Баграме развернуты части и подразделения ВС США. Анализ действий коалиционной в Афганистане показывает, что группировка НАТО самостоятельно не способна решить главную угрозу для мира и Европы – прекращение производства и поставок тяжелых наркотиков. Основные районы выращивания опиумного мака находятся на севере, востоке и центре страны, районы которые игнорируют власть Кабула, и где нет гарнизонов иностранных войск. Только совместными специальными операциями по уничтожению посевов мака, центров переработки и хранения наркотиков, выявления и уничтожения средств их доставки. с использованием сил и средств России, США, НАТО и их союзниками по антиталибской коалиции возможно сократить посевы и производство яда XXI века. Для этой операции возможно привлечение из состава ВС РФ – 201 мсд и 670 аг (Душанбе), 10 истребителей СУ-25, Су- 27, Ан-26, 2 Ми- 8 (авиабаза Кант- Киргизия). От военной группировки НАТО, с учетом просьбы Узбекистана в течении полугода ликвидировать авиабазу Ханабад - солдаты и вертолеты с авиабазы «Кокайды» (Термез), и авиабазы «Ганси» (Киргизия). Из состава группировки от ВС США могли быть привлечены подразделения горнострелковой дивизии и транспортные самолеты и вертолеты.
Для ее проведения необходимо создание единого командования, которому могли быть переданы данные национальных спецслужб. Единый центр планировал бы операцию, определял цели для опыления дефолиантами, ставил задачи на уничтожение лабораторий по производству наркотиков, координировал действия по вскрытию каналов транспортировки и сети распространения. Проводил - бы обмен информацией, ее дозирование для передачи частям полиции и поддерживающим подразделениям Афганской армии.

Сотрудничество в военной области может развиваться по нескольким направлениям : создание общеевропейской единой противоракетной обороны; выработку единого подхода к разработке и применению оружия нелетального воздействия в локальных войнах и конфликтах.

В последнее десятилетие все чаще армейским частям армий мира приходится участвовать в антитеррористических и миротворческих операциях, подавлении мятежей, снижении эскалации вооруженных конфликтов. В будущих конфликтах Евросоюз и Россия должны быть готовы к применению нетрадиционных методов войны и видов. Уже сейчас следует учитывать два основных момента развития стратегии и тактики нетрадиционных видов оружия.
Первый момент. В новом веке на Европейском ТВД возможно не будет стоять задача физического уничтожения армии и боевой техники, это уходит на второй или даже третий план. На остальных театрах возможно использование и традиционных, и перспективных видов вооружений. Можно предположить, что начато разделение государств на имеющих и не имеющих интеллектуальный потенциал для преобразования и формирования интеллектуального боевого оружия. К первой группе относятся двадцатка основных экономически развитых государств Северной Америки, Европы, Азии. Ко второй группе - государства Южной Америки, Средней и Центральной Азии, Центральной Африки которые по-прежнему в ХХI веке будут делать ставку на традиционную военную технику прошлого века.
Второй момент. Следует признать и то, что нынешняя техника и вооружение, и боевую техника, которую выпускает ВПК Европейских стран и России, последние сорок лет принципиально не подходит к перспективным войнам, хотя и останется на вооружении стран Африки, Азии и в течение ХХI века. Боевая техника, предусматривающая поражение взрывной волной, проникающей радиацией, кумулятивной струей и осколками, не годится для «боя или столкновения», в котором ставится задача – поразить сознание, нейтрализовать, приклеить, обездвижить, ослепить или усыпить или до ужаса испугать противника. В этих операциях будет требоваться оружие несмертельного действия (ОНСД) или оружие нелетального действия (ОНЛД) или просто гуманное оружие, действующее в атмосфере. К этому оружие можно отнести несколько принципиально новых типов. Информационно – психологическое, конциентальное (оружие, поражающее сознание). Психотронное оружие (вызывающее панический страх, галлюцинации). Геомагнитное и электромагнитное, акустическое, СВЧ – оружие, графитовое и термическое, инфразвуковое оружие, ослепляющие лазеры. Биологическое оружие – поедающие предметы на основе нефтепродуктов, управляемые программные вирусы. Химическое оружие - останавливающие аэрозоли, клеящие гели и акриловые пенные составы, ингибиторы сгорания подавления топлива, сверхскользкие составы, зловонные боеприпасы, антистатики и снотворные вещества. Высокоточные снаряды и мины, снаряженные резиновыми шариками. В космическом пространстве будет действовать кинетическое оружие, пучковое оружие, лазерное оружие. Это оружие ХХI века уже входит в набор инструментов современной и будущей войны. Применение новых видов оружия до сих пор не регламентировано международными договорами. Необходимость разработки мировой или Европейской конвенции применения ОНСД не вызывает сомнений, поскольку при поведении миротворческих операциях в ХХI веке такое оружие будет основным.
Создание общеевропейского центра проведения миротворческих и поисково-спасательных операций.

Участие в проведении в соответствии с мандатом ООН многонациональных операций во взаимодействии с Силами реагирования НАТО (СРН) или силами быстрого реагирования ЕС, или коллективными илами быстрого реагирования (КСБР) ОДКБ на суше или на море в рамках Черноморской военно-морской группы - «Блэксифор» или в Средиземном море в рамках операции контроля за ОМУ
К блоку противодействия террористическим угрозам можно отнести:
Разработку программы ООН борьбы с международным терроризмом. Она может включать несколько основных пунктов. Во-первых, необходимость сплочения антитеррористической коалиции и особенно наращивания взаимодействия спецслужб. Во-вторых, совершенствовать в новых условиях международное право. В-третьих, всем странам следует отказаться от представления политического убежища террористам. В-четвертых, обеспечить непопадание в руки террористов оружия массового уничтожения. В-пятых, борьба с наркоторговлей, особенно исходящей из Афганистана. В-шестых, защита религии и национальной культуры от «цивилизациононного разлома» - от разрушительного экстремизма, проявлений религиозной и расовой нетерпимости. В-седьмых, опора на ООН, как основное средство противодействия международному терроризму.
С учетом тенденции к увеличению рисков развития новых угроз терроризма для их ликвидации или снижения уровня опасности, видимо, все чаще международными формированиями будут проводиться многонациональные операции. Опыт двух войн в Ираке показывает, что для их решения будут привлекаться многонациональные силы. Совместные многонациональные операции будут иметь сильные войсковые составляющие.

Возможно создание для решения замороженных конфликтов в Европе, на границах Европы, Ближнем востоке, и Средней Азии видимо будут созданы международные фонды стабилизации с участием стран Европы, Азии и Америки.
Создание Евро-Азиатского антитеррористического центра по обмену информацией между спецслужбами и полицейскими формированиями. Борьба с международным терроризмом требует создания всеми признанного центра «мировой или евроазиатской полиции», которая будет пресекать любой террор. Анализ опыта работы многих спецслужб показывает, что их эффективность значительно возрастает, когда противодействием терроризму занимаются спецслужбы, которые лишены законных полномочий на заключение под стражу или арест подозреваемых. В результате все силы спецслужб направлены на сбор информации, а не на проведение конкретных следственных действий, которыми занимается полиция. К тому же отсутствие заинтересованности в немедленном уголовном преследовании подозреваемых в терроризме позволяет спецслужбам вести за ними длительное наблюдение и тем самым выявлять и уничтожать террористические ячейки. В конечном счете, разделение функций по сбору разведывательной информации и правоприменительной деятельности способствует «предупреждению» терроризма. Каждая спецслужба рассматривает террористическую угрозу в долгосрочной перспективе и стремится совершенствовать свои аналитические навыки. Между спецслужбами, занимающимися обеспечением внутренней безопасности и внешней разведкой происходит взаимный обмен информацией. Такое сотрудничество приобретает особую значимость в современную эпоху «глобализационного террора», когда экстремистские угрозы национальной безопасности выходят за рамки привычного противопоставления внутреннего и внешнего. В этой связи, спецслужбам необходимо координировать свою деятельность с национальными полициями. Во всех государствах Евразии спецслужбы не доверяют информацию полиции, поэтому создание специальных органов, обеспечивающих централизованное распространение информации и выполнения посреднических функций, в том числе и «фильтра», является насущней необходимостью. Кроме того, эти органы должны участвовать в разработке совместных программ по противодействию терроризму и способствовать разрешению проблем, связанных со смешением юрисдикций. Создание единого Евро-Азиатского террористического центра позволит организовывать взаимодействие спецслужб и полиции по широкому ряду вопросов в антитеррористической борьбе.
Совместные анти-террористические операции на воздушном, водном и наземном транспорте.
Cовместная военно-политическая защита экономических интересов и участие в создании Евро-Азиатского полицейского корпуса.
Европейский союз начал противодействовать мировой террористической угрозе и приступил к созданию европейского жандармского корпуса European Gendarmerie Force, (EGF). Корпус создается в начале 2005 года. В него войдут около 3000 полицейских Франции, Италии, Испании, Португалии и Нидерландов. В ближайшее время к договору присоединится Германия. Ядро корпуса составят 900 человек из группы специальных операций французской Национальной жандармерии, готовых отправиться в любую точку конфликта для поддержания порядка. Предполагается, что подразделения EGF будут эффективны в двух ситуациях: во–первых, в тех странах, где закон и порядок «претерпели значительный ущерб», но не уничтожены окончательно; во-вторых, в зонах, где «конфликт в основном разрешен и действия тяжело вооруженных армейских подразделений более не целесообразны». Возможно, что к этому соглашению присоединятся и другие государства Евразии.
Совместная ЕС – Россия реализация «водородного проекта», совершенствование Единой Евро-Азиатской системы защиты энергосистем и трубопроводных систем. На ближайшее 50–летие зависимость государств мира от минеральных энергоносителей, несмотря на прогнозы эксперты, останется. Поэтому энергозависимость для государств от поставок сырья сохранится по-прежнему. В то время как потребителями сырья являются высокоразвитые страны, импортерами же являются развивающие страны. Сейчас начинается этап, когда газ начинает вытеснять нефть, как ранее нефть вытеснила уголь. Если загрязнение при производстве энергии на основе нефти в два с лишним раза меньше, чем при производстве угля, так и при производстве энергии на основе газа, в свою очередь, в три раза чище, чем нефть. Но это произойдет лишь тогда, когда природный газ превратится в основной вид энергии. Глобальный характер энергетических проблем, все большая их политизация вызывают требования все большего диалога в области энергетики между основными международными сообществами ЕС, Евразийским экономическим сообществом, а также США и другими государствами и международными организациями. Можно предполагать, что в ближайшие 50 лет можно рассчитывать на расширение потребности стран мира в энергетических ресурсах, создания международных структур для экономического сотрудничества и взаимодействия в сфере энергетики. Наиболее перспективными может быть сотрудничество в энергетическом диалоге по четырем направлениям: Россия – ЕС; Россия – Канада, США; Россия, Казахстан – Япония, Китай; ШОС - Иран (Персидский залив).
Совместная ЕС – Россия разработка и развитие информационных, нано- и биотехнологий, выработка общеевропейской стратегии и тактики информационной безопасности; увеличение инвестиций друг в друга; увеличение культурного обмена и интенсификации мобильности в академической сфере.
Дальнейшее развитие космического проекта (общеевропейского космического центра и космодрома).

В ноябре 2003 года в Париже было подписано соглашение между Россией и Советом Европейского космического агентства (ЕКА) об объединении уникальной российской космической техники с научно-техническими и финансовыми возможностями ЕКА (соглашение по Куру). Это дало возможность строительству «российской космической площадки» на космодроме Куру, что позволит ракетой «Союз» выводить на орбиту 3 тонны полезного груза. Кроме того, принято решение о создании «чисто европейского марсохода» с участием российских создателей луноходов. Реализация Европейской марсианской программы должна начаться в 2009 году, и европейцы намерены взять реванш в соперничестве с США.

Все перечисленные предложения реального сотрудничества России и Евросоюза не вызвали особого интереса у коллег России по переговорам и Московскому саммиту. Складывается впечатление, что действительно реальных шагов по сотрудничеству в жизненно важных вопросах, по мнению российских участников, Люксембург и Лондон (нынешний и последующий председатели в союзе) не делают и особой заинтересованности не проявляют.
0

0