Rambler's Top100 Service

Крах постсоветского евразийства

Депутат Московской Городской Думы
2 сентября 2005

Геополитика соотносится с политической географией примерно так же, как гомеопатия с современной медициной. Так, в гомеопатии действует один общий принцип «лечи подобное подобным», имеется несколько практически хорошо себя зарекомендовавших методик лечения хронических заболеваний, а остальное – всяческие «облака».

В геополитике все то же самое: общий принцип «противостояния моря и суши», несколько полезных выводов, которые в какой то степени используют современные атлантисты, остальное же – философия непризнанных гениев, мечты неудачливых политиков из кофеен и нездоровое воображение разного рода мистиков.

К числу особо выдающихся нелепостей в этой сфере относится, в частности, «современное евразийство» господина Дугина и иже с ним, пытающегося в своих идеях опереться на то, о чем якобы писал Лев Гумилев, что в мечтах наметками рисовали себе в 20 годы эмигранты-сменовеховцы.

Однако есть в геополитическом анализе и свои, пусть скромные, но открытия. К числу их, кроме известных «колец анаконды» и «морской силы», принадлежит выявление особой роли географического пространства России, естественным геополитическим центром которой является Москва. Это огромное пространство суши, в силу оторванности от центров мирового развития, связанных с морской торговлей, а также из-за последствий длительной азиатской оккупации, развивалось относительно медленно и весьма дисгармонично, что привело к консервации в российском обществе в Новое время черт средневековой отсталости, а впоследствии к временному созданию в ходе попыток его ускоренной модернизации уродливых коммунистических общественных форм.

Сегодня, когда мы говорим о Западе и России, то надо понимать, что это различие не просто пространственное, а скорее пространственно-временное. Так, безусловно, географическое положение России во многом стало причиной ее социально-политической отсталости от Запада, которая и создала в 19 – 20 веках в провинциальных российских философических умах иллюзию некого «особого», противоположенного западному, пути развития.

При этом, геополитики от Макиндера до Дугина на всем гигантском российском пространстве выделяют город Москву как естественный центр всего «российского мира», «центр суши», «сердце Хартленда» (в общем, «пуп Земли»). И здесь, надо отдать им должное (если отбросить свойственные геополитикам пафос, мистику, натяжки и преувеличения) они отчасти оказываются правы.

Москва естественным образом стала столицей нового российского государства, выросшего из татаро-монгольского улуса в 15 веке в ходе острейшей конкуренции со старыми (Владимир, Новгород Великий) и новыми (Тверь, Нижний Новгород) политическими центрами. В 16 – 18 столетиях Москва была единственным большим (более 200 тысяч жителей) городом России, в котором естественно встречались Запад (Италия, Англия, Германия) и Восток (Хива, Бухара, Ширван, Дели). Эта встреча осталась для нас навсегда запечатленной в архитектуре Москвы, где сердце города, самый большой средневековый замок Европы, построенный под руководством итальянцев - Московский Кремль, причудливо изукрашен и надстроен в удивительном восточном стиле.

Как и раньше, и сегодня в Москве скрещиваются различные культурные и политические влияния, торговые пути, финансовые и людские потоки, что ведет к быстрому развитию этого гигантского мегаполиса. При этом на наших глазах в считанные годы Москва превращается в современный европейский город с соответствующей ментальностью большей частью его населения, как бы воплощая сегодня вековую мечту дореволюционных российских западников и прогрессистов.

Такое во многом «западническое» развитие Москвы, политического, экономического и географического центра России, делает полностью несостоятельной убогую мечту «современных евразийцев» о реставрации неототалитарной, основанной на устарелых формах хозяйствования «Русской Империи», что является залогом нормального развития не только самого города, но и всего «русского мира».

Можно констатировать, что «российское евразийство», как способная к реальному воплощению опасная социальная модель, сегодня потерпело окончательный и полный крах в первую очередь усилиями московского городского сообщества, и опасность быть втянутыми в новый виток гонки вооружений, в бессмысленное и опасное противостояние с Западом, слава Богу, уходит в невозвратное прошлое. Опирающиеся на эти идеи представители коммунистов и националистов, зюгановцы, рогозинцы, и тем более «нацболы» Лимонова, уже сегодня в Москве являются идейными маргиналами, а завтра их ждет такая же судьба по всей России.

Однако, и для Москвы, и для остальной России, известное беспокойство представляют и «российские атлантисты, ура-модернизаторы», не учитывающие специфику пространственно-временного континуума современной России, постоянно готовые забегать вперед, «пришпоривать» и «ставить на дыбы» все еще достаточно консервативное и утомленное реформами российское общество.

Но к счастью, возможности поспешных социальных экспериментов, которые ранее можно было проделывать над нашим наивным народом, по мере развития его политической культуры с каждым годом уменьшается, что показало, в частности, общероссийское сопротивление новому недавнему неудачному старту правительственных реформ, а также показывает постоянное уменьшение влияния даже в «западнической» Москве реформаторских неолиберальных сил.

Здоровый прагматизм, нацеленность на улучшение качества своей жизни, полная деидеологизация все более овладевает умами москвичей, а за ними и других россиян.

Это выражается в виде, если так можно выразиться, «условной поддержки народом партии власти».

Так, если власти ведут свой курс таким образом, что это устраивает в определенной мере большинство представителей социально активной части населения, то они в основном поддерживают «партию власти», при этом, постоянно критикуя ее за все сразу, но, однако, разумно не переходя при этом к поддержке оппозиции.

Если же россияне оказываются серьезно недовольны, то они готовы временно поддерживать требования оппозиции до тех пор, пока власть не проведет нужной коррекции своих действий, а затем снова переходят к прагматичной и разумной «условной поддержке» властей. При этом граждане в своем большинстве и не думают глубоко вникать в различия политических платформ оппозиционеров, а используют их структуры в утилитарных целях организации кратковременного общественного давления на власть. Это не позволяет оппозиции надежно привлечь к себе сколь либо значительную часть электората в условиях стабильного общественного развития, и потому ее одиночные скромные успехи сегодня носят всего лишь временный, неустойчивый характер.

Такая своеобразная ситуация приводит к тому, что неизбежно происходит противоестественное и для западного, и для восточного менталитета фактическое сближение, даже срастание «атлантистов» СПС, «евразийцев» НБП, националистов «Родины» и социалистов КПРФ в некую единую «Партию против власти».

Сегодня сей странный и бесперспективный «гибрид» как пылесос втягивает в себя самые разные протестные настроения в обществе, в надежде направить их носителей на достижение своих общих политических целей. Что-то подобное мы уже видели в октябре 1993 года у Белого дома, когда среди его защитников рядом стояли анархисты, коммунисты, националисты и фашисты против «партии власти», которую в то время олицетворяли Ельцин, Гайдар, Попов, Собчак и другие «демократы».

Сегодня ситуация поменялась, ушли в прошлое фашисты Баркашова, растворились в «море житейском» анархисты, их место заняли «удалы добры молодцы и красны девицы» господина Лимонова. Но та же «политическая радуга» всех цветов, от красного и коричневого до оранжевого и зеленого противостоит теперь Путину и Лужкову. И в этой палитре красок и оттенков уже кажется нашли себя сторонники Немцова, Хакамады и Каспарова. Только Явлинский видимо еще сохраняет свою либеральную идентичность и не вошел окончательно в этот «политический винегрет».

При этом все это шоу происходит, в первую очередь, в Москве, при достаточно равнодушном и даже насмешливом отношении к деятельности этой оппозиционной мешанины большинства москвичей.

И вот вам наглядные образчики реальности сегодняшнего дня: объединенная лево-правая политическая оппозиция, игнорируя различие своих программы, часто единым фронтом сражается против, например, строительства обычного дома в Москве в надежде собрать хоть какие-то голоса местной пенсионерской общественности для будущих выборов или даже просто слегка «нагадить властям». Большей иллюстрации идейного краха «российского евразийства» вместе с «российским атлантизмом» на московской территории трудно было бы даже выдумать. Печальный итог.

Получается, чтобы руководить страной в настоящее время «партии власти» немного нужно – не раздражать общество непродуманными действиями, поспешными реформами или запретительными мерами, странными заявлениями отдельных политиков, и все будет идти достаточно спокойно и предсказуемо. Хорошо бы также не делать народных героев и мучеников из некоторых подсудимых, привести в чувство молодцов Якеменко, умерить административный зуд Зурабова и Митволя. И оппозиция, по крайней мере, в городе Москве, да и в большинстве регионов России, будет власти не страшна и может даже полностью деградировать.

Но это уже будет опасно, ведь без оппозиции в демократической стране жить просто нельзя, она важный элемент общественного и властного регулирования в системе сдержек-противовесов. К сожалению, сегодня наша «право-левая» оппозиция все делает, чтобы покончить свою жизнь путем политического самоубийства.

Однако проблема власть - оппозиция – это все же не самое главное. Главное - это 15% промышленный прирост в Москве при 7% в остальной России, средняя зарплата по Москве в 15 тысяч рублей, широкие социальные программы, развивающийся и крепнущий средний класс, гигантские московские стройки, изобилие товаров в магазинах. Все это - необратимый и окончательный крах традиционного российского уклада и рождение, и становление новой организации жизни российского общества. Общества не восточного, но и не вполне западного, оригинального, но вписанного в мировой цивилизационный контекст, уже не традиционного, но, безусловно, культурно идентичного, являющегося воплощением идей Герцена, Чичерина, Сахарова, Гумилева, а не измышлений дугиных или лимоновых.
0

0