Rambler's Top100 Service

Необходима революция внутри оппозиции

30 марта 2006

Материалы пресс-конференции по теме: " Штормовое предупреждение". Коррупция в российских политических партиях. РИА "Новости", 30 марта 2006г.

 

Семен Жаворонков, пресс секретарь Контролигархического фронта (КОФР): Рад приветствовать вас на очередной пресс-конференции контр олигархического фронта, посвященного коррупции в современных политических партиях. Некоторые из Вас уже получили доклад, называющийся "Штормовое предупреждение". Почему штурмовое, я объясню, все достаточно просто: сейчас в России идет перекройка политического пространства, в том числе, и парламентского. Мы как левые силы, как организация, участвующая в политических процессах, я имею в виду КОФР и, отчасти, левый фронт, не можем стоять поодаль от того, что происходит. Более того, мы хотим видеть новую политическую систему менее коррумпированной и менее завязанной на деньги олигархов. Потому что по предыдущим пресс-конференциям, вы знаете, что мы привыкли кошмарить олигархов, мы кошмарили "Норникель", мы кошмарили Потанина, мы кошмарили г-на Фридмана, мы будем продолжать их кошмарить. Но система - это, знаете, как медаль. У нее есть две стороны, два конца. Потому что коррупция идет не только со стороны олигархов, которые конвертируют свои деньги во власть, но и со стороны людей, которые обладают формальной властью, но у которых нет денег и которые пытаются на этом заработать. Более подробно об этом и о тех проблемах, которые существуют как раз в этой нише мы сегодня и расскажем на нашей пресс-конференции. Я хочу представиться, меня зовут Семен Жаворонков, я являюсь руководителем Фонда новая демократия и одним из лидеров контролигархического фронта России, активистом левого фронта, Борис Кагарлицкий - писатель-публицист, автор многочисленных левых книг и достаточно серьезных произведений и одновременно глава стратегического Совета контролигархического фронта и Алексей Неживой, руководитель штаба, человек, отвечающий за конкретную борьбу, за конкретные акции по борьбе с олигархами, по выводу людей на улицы, по забастовкам и по многому, многому другому. И сейчас я хочу передать слово Борису Кагарлицкому, которые сделает вводную речь на сегодняшней пресс-конференции. Спасибо.

 

Борис Кагарлицкий, директор Института проблем глобализации, руководитель стратегического совета КОФРа : Добрый день уважаемые коллеги, дорогие друзья! В качестве социолога и политолога, в данном случае я участвовал в разработке методики этого исследования и, прежде всего, хотел бы сказать именно об общих вопросах, которые стояли перед нами при подготовке этого доклада. О чем собственно идет в нем речь? В докладе говорится о политической коррупции, и я хотел бы обратить внимание именно на понятие политическая коррупция. Потому что, когда говорят о коррупции в криминальном смысле слова, это абсолютно понятные вещи. Другое дело, борются с ней или нет, но с ней более или менее ясно. Конкретный г-н дает конкретному чиновнику взятку за то, чтобы тот совершил какое-либо действие, либо соответствующий, либо не соответствующий уполномочен, то есть, прямой подкуп чиновников. Это все есть в Уголовном кодексе, это по-хорошему должно преследоваться судом и милицией, ФСБ и Бог знает кем еще, прокуратурой, наверное. Но есть еще понятие политическая коррупция, и с ним гораздо сложнее, потому что политическая коррупция далеко не всегда описывается в категориях уголовного кодекса. Целый ряд действий, которые постоянно совершаются политиками, не являются уголовно преследуемыми. С точки зрения моральной они, очевидно, являются действиями коррупционными. Два конкретных примера. Это продажа мест в списках политических партий. Нет в России закона, который бы подводил под уголовное наказание подобного рода действие. Хотя совершенно очевидно, что подобное действие представляется в профанацию разрушения демократии и это очевидный пример коррупции. Другой пример, это лоббизм. Причем лоббизм в специфической российской форме, мало отличающийся от получения взятки, но с одним принципиальным отличием, он опять же уголовно ненаказуем в такой форме. Потому что если на государственного чиновника, который взял взятку по конкретному поводу можно ухватиться, подойдя к нему от имени прокуратуры, то депутат в данном случае не является госчиновником, и ему предъявить подобного рода обвинение невозможно на криминальном уровне. То есть, люди действуют, подчеркиваю, в рамках закона. Они не совершают ничего такого, за что нужно сажать или как-то еще уголовно наказывать, но с точки зрения интересов демократии, с точки зрения интересов гражданского общества, с точки зрения простой морали, это действие абсолютно недопустимо.

Теперь вторая особенность, касающаяся этого доклада. Те, кто его возьмут в руки, сразу обнаружат, что он в основном посвящен оппозиционным партиям. Это достаточно важное обстоятельство и я сразу хочу сказать, мы отнюдь не утверждаем и, более того, не считаем, что российские власти с точки зрения коррупции выглядят хорошо. Но мы глубоко убеждены, что они выглядят плохо с этой точки зрения. Но тут есть два обстоятельства. Первое обстоятельство состоит в том, что власти преимущественно относятся либо к сфере обычной уже криминальной коррупции, когда просто чиновники берут взятки, либо речь идет о другом виде злоупотреблений, а именно о злоупотреблении административного ресурса. Об этом говорилось уже много и об этом мы будем говорить еще не раз. Это относится, конечно же, в первую очередь к административным структурам и это относится и к нашей правящей партии "Единая Россия", все прекрасно понимают, что административный ресурс ею используется более чем достаточно и более чем эффективно. Но политическая коррупция в том виде, в каком мы ее наблюдаем в парламенте и наблюдали до последнего времени, в большей степени присуща была ее позиции тоже.

И возникает очень парадоксальная ситуация, что оппозиция зачастую выступает, во-первых, как сила, которая призывает к моральному обновлению общества, говорит о необходимости очиститься от коррупции, о необходимости бороться со всеми этими явлениями, но сама живет ровно по тем же самым законам. И поэтому в данном случае мы обращаемся к оппозиции с простейшей формулой "посмотри на себя", вот зеркало - взгляни в это зеркало. Или пусть общество взглянет на ту реальную картину, которую мы имеем. И зачастую как раз те политики, те, силы, которые больше всего кричат о необходимости борьбы с коррупцией, отнюдь не являются образцами безупречного поведения в этом отношении. Мы в частности могли видеть, что избирательная кампания "Родины" и вообще вся ее политическая пропаганда строилась в очень большой степени на теме борьбы с коррупцией. Когда мы читаем доклад, мы обнаруживаем, что картина, мягко говоря, не очень получается красивая.

Теперь последние моменты, о которых я бы хотел сказать, это классический вопрос "что делать"? Мы не будем, кстати, ставить вопроса о том, кто виноват по одной простой причине. На мой личный взгляд, коррупция явление системное, и дело не только в том, что те или иные политики или отдельные чиновники проявляют себя далеко не безупречно с разной точки зрения. Человек слаб, и поведение того или иного человека предопределено еще и условиями, в которых он находится, об этом мы тоже пишем в докладе и показываем, что в нынешней политической системе, где оппозиция зачастую отрешена от рычагов реальной власти и где очень важно, что оппозиция отрешена даже от тех рычагов политического влияния, которые являются нормальными для оппозиции в условиях демократического правления, оппозиционные политики деморализуются. То есть, если я ничего не могу изменить в обществе и ничего не могу сделать для реализации своих идей, давайте я буду заниматься решением своих личных проблем. Это достаточно нормальное человеческое поведение, и поэтому чем меньше свободных дискуссий в Думе, чем меньше реальных решений принимается в Думе, тем больше люди будут заниматься исключительно личными делами и это надо понимать. Поэтому мы сталкиваемся с системным феноменом, а не только с плохим поведением отдельных персонажей. Но если мы снимаем в этом плане вопрос "кто виноват", то, тем не менее, все равно остается вопрос "что делать". И он, на мой взгляд, состоит из двух моментов. Первое - это как подойти к этому и второе, какие должны быть изменения. На мой взгляд, абсолютно необходима своего рода, революция внутри оппозиции. Это главный вывод, к которому мы пришли, это то на чем мы настаиваем и то, о чем придется говорить, говорить и еще раз говорить. Если мы хотим демократических перемен в обществе, то начинать надо с самой оппозиции, нужна революция внутри самой оппозиции. На мой взгляд, это принципиально. И второе, что значит революция внутри оппозиции, кроме как красивый лозунг. Речь идет о принципиальном изменении методов политической деятельности, о переходе к политике открытости, о переходе к политике внутренней демократии, о переходе к политике, опирающейся на массовые интересы и на деятельность низовых общественных инициатив. То есть, открытость по отношению к общественному движению, которое в России понемногу формируется.

Это не только демократические процедуры, которых внутри оппозиции сегодня нет, но это и совершенно другой стиль поведения, стиль жизни, стиль политики и его нужно формировать. Простейший пример, который я сейчас могу привести, это введение такого института, как (не слышно) по отношению к формированию списков. Формирование списков является одним из важнейших коррупционных механизмов в российской политике. Открытое формирование списков с участием общественного движения с участием не только рядовых членов политических партий, но и более широких слоев, на которые эти партии опираются, вот тот конкретный политический рецепт, который наряду с другими рецептами может быть применен. Это не панацея, но это образец того подхода, который должен торжествовать. Потому что открытую систему гораздо труднее коррумпировать, и результаты ее работы, попросту говоря, трудно продать и это очень хорошо, потому что политика делается не на продажу, она должна делаться для тех, кто является социальной базой политических сил. Поэтому для того, чтобы достичь действительно демократических перемен в нашем обществе, для того, чтобы достичь поворота к социальным интересам, к интересам большинства населения, нужна революция внутри оппозиции. Спасибо.

 

Семен Жаворонков : Спасибо огромное Борис, я еще раз хочу заострить внимание на том, что тот доклад, который вы сейчас держите в руках, он опытный, экспериментальный. Аналогичного доклада и аналогичного рейтинга коррумпированности партий и тем более составленного из расчета того, что у нас были три электоральных периода, если мне память не изменяет, тем более, что, например, та же "Родина" вошла уже в электоральный процесс на последнем этапе. То есть, очень сложно было составить эти рейтинги и какие-то оплошности возможны, это обсуждается и будем мы еще это обсуждать и с вами обговаривать. Второй момент - то, что уже на прошлой пресс-конференции, которая была посвящена "Альфа групп", мы заявляли о том, что "Кофр" избрал докладную тактику в работе со своими оппонентами, врагами и объектами, назовем их так, потому что наша цель - доклад. Потом вынесение этого доклада в общественность, в публичную сферу и дальше мы начинаем акции, то есть, дальше будем конкретно уже работать по каждой из этих партий и делать какие-то конкретные акции так или иначе связанные с коррупцией в этих структурах, это второй момент.

Есть еще один немаловажный момент, я хотел сказать про ЛДПР, которая не фигурирует в этом докладе. Не фигурирует она по одной простой причине, потому что когда мы начали прослеживать связи, контакты и какие-то криминально-финансовые схемы, которые связаны с Владимиром Вольфовичем и его окружением, то мы выяснили, что если мы включим его в рейтинг, то это будет десятка, даже если не 15 по 10-ти бальной шкале. Поэтому будет отдельный доклад по ЛДПР, но чуть позже. Сейчас идет просто сбор информации. Я передаю слово Алексею Неживому, руководителю штаба "КОФРа".

 

Алексей Неживой, пресс-секретарь "КОФРа", руководитель фонда "Новая демократия" : Я очень хочу поприветствовать всех тех, кто пришел на нашу пресс-конференцию и еще раз отметить наряду с Борисом важность поднимаемого сейчас момента. Я считаю, что он сейчас в принципе даже важнее, чем борьба на данный момент с коррупцией в сфере исполнительной власти, потому что мы имеем сейчас коррупцию в сфере законодательной власти. Законодательная власть и представительные органы - это те органы, которые выражают интересы населения. Туда проходят представители, которых избирает население по нашему законодательству и по всем основам демократии. Сейчас мы имеем у нас в стране сложившуюся систему, Борис описал ее основные свойства, коррумпированную, которая позволяет в общем-то использовать потенциал электоральный населения, но не дает никакой отдачи от этого. Наряду с этим вы видите, что основным фактором сейчас в нашей политической жизни - и это сейчас отмечают все - является всеобщее разочарование населения в политических партиях, в политическом процессе постоянно падает участие населения в голосованиях, и это все есть следствие факторов, о которых говорил сейчас Борис, о том, что руководство партии, оккупировав идеологические фланги, захватив вершины идеологии основных направлений, которые сейчас существуют в нашем обществе, фактически занимается тем, что эксплуатирует в своих корыстных целях это свое положение и уничтожает противников, которые пытаются появиться на этом фланге, как конкурентов. И здесь идет такая же конкурентная борьба, и это такие же олигархи в политике. Вы в докладе почитаете схему работы каждой партии, я считаю, что три партии старые, все-таки, это СПС, "Яблоко" и КПРФ, это как раз основные политические направления.

Я хотел бы остановиться на "Родине". "Родина", это знаковый проект сейчас. Он недавно только появился, хотя был наследником других проектов, менее удачных, но он из них вырос, это были его ноги, корни, это небезызвестный Конгресс русских общин, это движение "За достойную жизнь" Глазьева. Чтобы охарактеризовать этот проект, могу сказать, что это был просто (не слышно). Он строился на раскрученном бренде нескольких людей. В принципе тут можно остановиться можно на двух людях, это Рогозин и Глазьев. Почему он сейчас поднялся? Он поднялся, как раз на том, что наше население разочаровано в политических старых партиях, уже много раз проголосовал за свои партии, и люди убеждаются, что ничего не происходит, кроме того, что в очередной раз проходит очередной список в очередной парламент и соответствующего уровня от Госдумы до региональных парламентов. В общем-то, воз стоит на месте и никто не собирается его двигать. Этот проект чем интересен? Наше общество, которое сейчас испытывает большие социальные потрясения, это и либеральные реформы и все, оно, в общем-то, в целом левое, лево-патриотическое. В государстве происходят какие-то изменения, оно в плачевном состоянии, и востребованы чаяниями населения эти лозунги, которые выдвигает "Родина". Чем этот проект интересен? После многих попыток раскрутить подобные бренды и, в частности, Семигина с Потаповым, раскрутить православные бренды, это был удачный проект, который прошел во власть, заставил подвинуться старые партии. Этот проект строится на чем? Это соприкосновение двух ипостасей, это левый патриотизм Глазьева и национал-патриотизм Рогозина. Партия с очень размытой идеологией, в принципе, партия, которая послужила экологической нишей, куда скатились невостребованные политики и различные общественные деятели со всех флангов политических. Этот бренд был очень удачным в 2003 году, он прошел в Думу, прошел "на ура". О самой коррупции здесь можно говорить по стандартным схемам, но бренд молодой и здесь еще не отработаны технологии, в общем-то, бренд, как я говорил, основанный на личном авторитете его лидеров, которые не имеют под собой структур низовых. Но бренд очень агрессивный, агрессивный социально, агрессивный политически и это мы видели на примере московских выборов, с которых их сняли за вот эту агрессию и, естественно, в рамках законодательства. Почему мне хотелось на нем остановиться. "Родина", как она возникла. Сначала собралась стая голодных политиков, если образно говорить, и рванулась во власть. Какую угрозу несет для нашего общества эта структура? Не секрет, у нас в окружении на пространстве СНГ сейчас происходят постоянно оранжевые революции. Что такое оранжевая революция? Происходит смена верхушечной власти, где приходят вместо одних коррумпированных политиков другие и все это сопровождается потрясениями еще большими для общества, и как показывает практика -   развал государственности в этих странах, и эта структура и ее коррупционный потенциал как раз основан на этом. Здесь собрались раскрученные политики, которые хотят власти, они голодные и они не стесняясь сейчас заявляют о том, что готовы приступить к переделу этой власти, но во имя своих же опять же корыстных интересов. Почему? Потому что реальной программы у этой партии нет, электорат у нее скатившийся и разочаровавшийся в других партиях, но электорат не устойчивый. И это показала практика съема партии с региональных выборов. В принципе, если бы попытались снять список КПРФ в каком-нибудь регионе, это вызвало бы массовые акции протестов. Были бы подписи, были бы акции солидарности в соседних регионах, и поэтому КПРФ не рискуют снимать. "Родину" снимали несколько раз, сначала осторожно сняли, а сейчас уже это в открытую делают и никто за нее не выступает, никто не вписывается. Это показывает, что нет за ними рядового актива. Но, с другой стороны, эти люди они способны на то, что у нас уже один раз произошло в 1991-м году. Они способны поднять флаг на уничтожение нашего государства, в принципе они способны:

 

Реплика : Вашего государства.

 

Неживой А.: Хорошо. Это кому как удобно, я где-то от части разделяю вашу точку зрения. Но все равно мы здесь живем. И поэтому я считаю, что в принципе мы видели, что структура сейчас, в общем-то, развалилась, но это очень характерный пример для нашего общества. Поэтому такая как бы болевая точки нашего общества, в любой момент, если не установить правила игры, может возникнуть такая структура, в которую выражаясь образно языком Гумилева ухнет вся пассионарная часть политического спектра. Она, эта структура поведения деструктивна (не слышно), с не очень хорошими людьми поведет (не слышно) в нашем обществе. Проект "Родина" закрыт, но, в общем-то, он еще и показатель другой тенденции в нашем обществе, что в нем востребованы новые структуры. Новые структуры, которые в принципе будут призваны сменить старую политическую систему. Борис говорил об основных принципах, как они должны функционировать, что это должны быть открытые структуры, там должно быть установлено запрещение на лоббирование каких-то интересов чисто за лоббирование платных списков. Это все достигается демократическими принципами, вот за это все мы и хотим выступать сейчас. И мы, в том числе, представляем одну из таких структур, это левый фронт, который тоже готовится именно быть построенным именно на тех принципах, которые мы указываем, как истины в этом докладе. Спасибо за внимание.

 

Б.Кагарлицкий: Я несколько слов скажу о самом сладком - то, о чем мы с вами говорим. Мы говорим немножко, даже не немножко, о серьезной морфологической детали политического пространства. Выглядит это приблизительно так: если мы представим политическое пространство в виде некоего человека, некоего образа, то на выборах, во всяких предвыборных электоральных кампаниях мы имеем возможность наблюдать лицо партий. А сегодня мы хотим сделать проктологическое введение в партийную действительность и показать, как выглядит пятая точка партийной жизни. А состоит она, в принципе, из четырех частей, в докладе указано три, но я скажу, почему четыре. Потому что, во-первых, все равно все это завязано на коррупцию, но ключевые моменты - это экономический лоббизм партий, причем лоббизм не совсем чистый, вы знаете общеолигархическую ситуацию по России, общеэкономическую. Второе - это просто продажа мест, третье - банальное мошенничество, и четвертое, немаловажное - нефтяные дела. Три партии из четырех, представленных здесь, так или иначе были связаны с нефтяными консорциумами, то есть финансировались ли они ими, кидали ли они их, но так или иначе они были завязаны на те деньги, которые, по идее, должны идти на развитие социальных программ в России. Деньги эти растрачивались просто в никуда. И вот из этих четырех составляющих вырисовался общий портрет партий, но у каждой из партий есть своя специфика. Например, просто пойдем по списку партий, расположенных в порядке их коррумпированности, по индексу возьмем. КПРФ. Ну про Зюганова тут говорить не стоит, у нас он начинается с того, что квартира тут, дача тут, вилла там, яхта еще в каком-то месте. То же самое касается Купцова и всех приближенных Зюганова на всех этапах его политической карьеры, ребята, в принципе, несколько увлеклись осваиванием собственности и денег. Но у КПРФ есть еще другая немаловажная замечательная модель взаимоотношений со своими кредиторами, это называется простое "кидалово". Если вы заметили, это уже определенная внутренняя информация, она просто крутится в тусовке: в свое время, на последних выборах 13 человек шли от "ЮКОСа" по спискам КПРФ, попали из них в итоге два. С "ЮКОСа" на тот момент собрали около 12 млн. долларов. Понятно, что прошли только два человека, потому что там система многочисленных замен одних кандидатов другими, ну просто кинули, "ЮКОС" начал слабеть, и эти бы два кандидата не прошли, если бы не определенное давление на Геннадия Андреевича со стороны людей извне, то есть тех, кто еще оставался достаточно сильными и влиятельными в юкосовских структурах. Геннадию Андреевичу долго объясняли, как и почему надо, чтобы эти люди туда попали, тут кидалово до конца не дошло. То, что касается "Яблока", тут ребята просто увлеклись зарабатыванием денег. Сначала они начинали с достаточно скромных роликов, если вы помните еще 93-й год, а потом все это начало удорожаться, удорожаться, начали появляться какие-то спонсоры, и, в общем, к выборам 2003 года выяснилось, что никого эта партия на самом деле уже не интересует, а интересует просто механизм продажи мест, освоения этих средств. Поэтому на самом деле Григорий Алексеевич не очень расстроился, по-моему, когда партия практически проиграла на выборах.

Теперь то, что касается "Родины".

"Родина" партия откровенно криминальная, вы меня уж извините, криминальная она и в социальном плане, и в политическом. Возьмем даже, хотя Алексей заострил внимание на том, что проект закрылся, но просто назовем его: контрольный пакет акций передан Александру Бабакову. Александр Бабаков достаточно известный бизнесмен, назовем его даже олигарх, и в России, и на Украине, и даже есть определенный ряд активов за рубежом, к сожалению, каких, не знаем, мы про активы за рубежом знаем только по слухам. Но более того, в свое время он был так или иначе связан с финансированием оранжевой революции на Украине и с переделом собственности после этого. Вот зачем он купил эту партию сейчас в России, нам остается только догадываться, для каких целей. То, что касается дела Клементьева, связанного с "Родиной", это просто без комментариев.

Теперь относительно последней партии - СПС. Ситуация со всеми либералами одна и та же: главная цель - это фандрайзинг, это любимое слово во всей либеральной тусовке. Начинался фандрайзинг еще Егором Тимуровичем в "Выборе России", вы можете прочитать замечательное письмо про то, что если вы внесете 500 млн. рублей (в переводе на тот курс это где-то 500 тыс. долларов), то получите такую услугу, а за 200 млн. такую, в общем, просто прайс-лист. И этот прайс-лист на последних выборах уже вылился в откровенное воровство. Деньги собрали, причем деньги собрали еще и с американского правительства, с Агентства международного развития, с доноров, которые сидят в Израиле, в Америке, а это только по линии Невзлина, если мне память не изменяет, около 10 млн. долларов - и они пропали. Были на каких-то программах освоены, была потом комиссия (Ремчукова?), долго выясняли, а почему же пропали деньги, так все это и закрылось.

То есть, что я хотел всем этим сказать? Что фасадная жизнь партий, связанная с коммерческими проектами, выглядит очень неприглядно. Понятно, что любая оппозиция или не оппозиция, любая партия, любая политическая структура нуждается в денежных средствах, она нуждается в каких-то фондах на развитие, но давайте отстраивать нормальные отношения взаимодействия с кредиторами, взаимодействия с теми людьми, которые дают деньги и, извините, которые возлагают на вас определенные надежды. Не можете - катитесь. И что самое удивительное, вот эта продажность, неспособность управлять деньгами в партиях наглядно проявилась в крахе на последних выборах и в том, что элементарный электорат перестает поддерживать партии. Потому что электорат - это все-таки не только те люди, которые просто пришли и выбрали, но и те олигархи, которые сами спонсируют. Я в последней кампании был свидетелем - это как раз касается СПС - того, как один пермский олигарх, одно время с ним был Никиты Белых очень тесно связан, сам спонсировал кампанию за то, чтобы СПС фактически провалилась, потому что человека кинули на деньги, элементарно. На этом я, пожалуйста, закруглюсь. Борис, Алексей, у вас какие-то комментарии есть?

 

: : У меня есть одно дополнение. Во-первых, я просто хочу сказать, что действительно пересказывать все случаи здесь, в зале пресс-конференции, нет большого смысла, потому что сам доклад есть, журналисты могут его взять, посмотреть всю фактуру там и использовать ее непосредственно, поэтому есть возможность все гораздо подробнее прочитать. Но я бы хотел обратить внимание еще на одно обстоятельство, в данном случае Семен уже оказал на важную деталь: действительно без денег делать политику нельзя, это очевидно. Более того, тоже самое понятно, и когда мы говорим об оппозиции, у оппозиции еще меньше возможностей доступа к средствам массовой информации, у нее нет административного ресурса и так далее. Понятно, что оппозиционные политики вынуждены компенсировать это дополнительными попытками собрать где-то деньги, это тоже все объяснимо. Я еще раз говорю, дело не в том, что люди плохие, но, как у Булгакова, квартирный вопрос их испортил, тут ничего не поделаешь. Но в том-то и проблема, что зачастую деньги до политики не доходят, то есть деньги собираются на политические кампании, но в эти политические кампании, в эти политические акции не попадают. Наиболее известным в прессе был, конечно, пример КПРФ в 2003 году, потому что если брать только то, что было опубликовано в открытой печати, а доклад, кстати говоря, сделан главным образом по материалам открытой печати, то получается, что собрано было, если подсчитать все указанные источники, около 30 млн. долларов, это очень немаленькая сумма для избирательной кампании. Но я вас уверяю, что если вы общались бы с низовыми структурами КПРФ, если бы вы общались с активистами, которые вели работу на местах в 2003 году во время выборов, то вы обнаружили бы, что до них эти деньги не дошли и там было наоборот постоянное ощущение катастрофической нехватки средств на самые простейшие вещи. Почему? Да просто потому, что использованы в других местах и вообще вне политики. Не факт, что они были именно украдены в вульгарном смысле слова, они просто были использованы вне политики. И, в частности, опять же если верить источникам, которые уже были в печати и которые, кстати говоря, не были опровергнуты руководством партии, что очень важно, значительная часть этих средств, если не подавляющая, ушла просто-напросто на погашение долгов "Росагропромбанка", то есть одного из спонсоров партии. То есть деньги с одних спонсоров были собраны для того, чтобы решить проблемы другого спонсора.

И все равно все пропало.

Ну почему пропало? Для банка это, наверное, было хорошее решение, что долги были погашены. Они были погашены на какое-то время, потому что банк крайне неэффективно управляется, и проблемы снова начались. Но на какое-то время он остался на плаву. Понимаете, в чем дело? Это абсурдно даже с точки зрения политической коррупции, потому что я могу если не оправдать, то понять людей, которые идут на какие-то сделки с совестью, на какие-то не очень чистые схемы, чтобы поддержать свою политическую деятельность, это реальность, это очень тяжелая, отвратительная реальность нашей жизни. Но если люди идут на эти схемы, а потом деньги до политики не доходят, то это уже двойная коррупция.

 

Продолжение следует:
0

0