Rambler's Top100 Service

"Мир меняется и мы меняемся вместе с ним"

президент Российской Федерации
21 октября 2010

Добрый день, уважаемые господа, уважаемые коллеги!

Работа Президента так устроена, что это бесконечная череда образов, мелькание государств, встречи. Я ещё вчера был во Франции со своими коллегами: с госпожой Меркель, Федеральным канцлером ФРГ и Президентом Франции Николя Саркози. И вы, наверное, удивитесь, но я с ними обсуждал вопросы европейской безопасности. С учётом того, что сегодня мы встречаемся с участниками выездного заседания Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, конечно, мне бы хотелось с вами поделиться своими ощущениями, но прежде чем я это сделаю, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы сегодня в Москве. Это знаменательное событие, потому что Мюнхенская конференция по вопросам политики безопасности - это устойчивый мировой бренд, очень авторитетный форум, который возник в 1962 году в качестве сугубо натовской площадки, но в настоящий момент собирает очень разных людей. Там традиционно было много встреч и много интересных выступлений. Сегодня вы у нас. И ещё раз вам за это большое спасибо. Я надеюсь, что у вас уже состоялись интересные обмены мнениями.

Два слова о том, как мне представляется сегодня ситуация в мире. Несмотря на то, что за последнее время было очень много различных вызовов, тем не менее, я считаю, что наблюдается изменение определённой парадигмы мирового развития. Подчас я слышу от ведущих мировых лидеров такие слова, которые некоторое время назад вообще трудно было себе представить. Это означает, что мир меняется и мы меняемся вместе с ним. Интересные вещи говорят и президенты Соединённых Штатов Америки, и президенты Российской Федерации. Казалось бы, зачастую говорят то, что ещё некоторое время назад невозможно было себе представить. Меняется наше позиционирование внутри Европы.

Вы знаете некоторое время назад - практически сразу после того, как я стал Президентом Российской Федерации, - находясь в Берлине, я сформулировал идею Договора о европейской безопасности. Этот договор или эту идею сразу же восприняли очень по-разному. Я, собственно, на это и надеялся. Я был уверен, что такая идея должна восприниматься очень по-разному: начиная от вполне благосклонных и хвалебных отзывов о том, что пора это сделать, до очень жёстких и критических о том, что русские хотят в очередной раз всех обмануть, хотят использовать неплохую идею для того, чтобы разделить Европу, для того, чтобы нивелировать возможности НАТО. Как есть - так есть. Я уже неоднократно свои оценки этому давал. Конечно, идея европейской безопасности и новых соглашений в этой сфере не преследует узких целей. Я понимаю, насколько она сложная, насколько трудно её принять многим государствам. Но мне кажется, что у неё есть как минимум одна позитивная составляющая, которую пока ещё никто не сумел опровергнуть: она заключается в том, что всё-таки безопасность в нынешнем мире - штука такая единая, и если мы всерьёз занимаемся этими вопросами, то невозможно обеспечивать безопасность одного государства за счёт другого, невозможно обеспечивать безопасность, допустим, одного блока за счёт конфронтации с другим блоком или с другими странами. Мир настолько близок, настолько глобален, что он не прощает такого рода заблуждений. И поэтому я считаю, что эта идея себя не исчерпала. Не знаю, как вы к ней относитесь, но, в любом случае, мне бы хотелось, чтобы мы смогли обсудить и эту тему.

Вообще, отношения в Европе, отношения на евроатлантическом направлении - один из самых важных векторов российской внешней политики. Это и немудрено. И в советский период было так. Естественно, так остаётся и сейчас. Хотя Россию очень часто пытаются уподобить Советскому Союзу; на мой взгляд, это большое и довольно серьёзное заблуждение, и заблуждение прежде всего потому что люди, которые живут в России, очень сильно изменились. Я вспоминаю себя 25 лет назад: я был другим человеком, хотя я считал, что я уже сложившийся человек, почти написавший кандидатскую диссертацию. У меня были другие представления - в чём-то более идеалистические, в чём-то, естественно, я был менее опытен. Точно такой же путь проделало огромное количество людей в нашей стране, поэтому как мне представляется, те трудности в восприятии многих процессов, которые идут в нашей стране и даже в персональном восприятии должны преодолеваться именно в силу того, что мы сами меняемся. Это главное, и это, кстати, позволяет сегодня находить точки соприкосновения, договариваться с моими коллегами. Роль личности всегда была очень важна в истории. Очевидно, что так остаётся и в настоящий момент.

Мы вчера говорили о том, как обеспечить должный уровень безопасности в Европе. Я рад, что мои коллеги из Франции и Германии слышат аргументы России. Я рад и тому, что мои коллеги из других стран также слышат наши аргументы. При этом мне бы не хотелось, чтобы такие встречи, например, как вчерашняя, воспринимались как попытка расколоть Европу, расколоть Евросоюз, посеять какие-то сомнения в истинности намерений государств, которые принимают участие в таких мероприятиях. Мне кажется, что все мы сегодня должны действовать по единой европейской повестке дня. 'Двадцатка', которая появилась буквально несколько лет назад (кстати сказать, идея 'двадцатки' была сформулирована европейцами, и в тот период потребовалось довольно много усилий, для того чтобы убедить президента Буша в целесообразности собрать 'двадцатку'; надо отдать ему должное, он всё-таки на это согласился, хотя ему было очень неприятно, потому что основные критические стрелы летели в адрес Соединённых Штатов Америки), тоже превратилась не только в экономическую площадку. Сегодня мы обсуждаем там самые разные вопросы. И очевидно, что каждый раз, садясь за такой стол, чуть большего размера, оглядывая всех, кто присутствует за столом, мы ловим себя на мысли, что ещё 10-15 лет назад было бы невозможно себе представить, что лидеры крупнейших экономик собираются и решают вопросы, причём решают их на таком уровне, на котором раньше даже само по себе согласие по этим вопросам было недостижимо. Это очень удивительно и очень полезно. Чтобы там не говорили, я считаю, что эти крупные форматы, которые образовались в последнее время, весьма и весьма полезны для того, как мы себе видим будущее.

Я не знаю, что вы сумели обсудить. Наверное, что-то обсудили. Если у вас есть желание поделиться этим, то я буду этому очень рад. Поэтому мне кажется, что лучше мы обменяемся в более свободном ключе размышлениями. Я лишь попытался несколькими широкими мазками обрисовать моё восприятие и сегодняшнего состояния безопасности в Европе, на европейском континенте, и в мире в целом. И хотел, чтобы, может, несколько слов сказали и вы.

Источник: Официальный сайт президента РФ

Загружается, подождите...
0