Rambler's Top100 Service

Развал России - самый страшный сон, который может присниться американскому политику

Сергей Ознобищев
Директор Института Стратегических оценок МОНФ; начальник аналитического центра Управления Президиума Российской Академии Наук
21 февраля 2005

Выступление Сергея Ознобищева, члена Совета по внешней и оборонной политике, директора Института Стратегических оценок на брифинге ИА «Росбалт» по проблеме «Новая повестка дня российско-американских отношений. Каким будет мир после Братиславы?» 21 февраля 2005 г.

 

Я думаю, что российско-американское партнерство сегодня глубоко обоснованно, но пока поддерживаемо искусственно. Глубоко обосновано по целому ряду фундаментальных критериев. Во-первых, это и общее поддержание безопасности, и не рассмотрение друг друга в качестве потенциальных противников. Уже это экономит огромные силы и средства. Напомню, что Советский Союз во многом развалился из-за неподъемных военных расходов. Это и учет того фактора, что США это страна и передовых технологий, и центр финансов, и страна, которая главенствует в западном мире. США очень много может сделать для России. США на самом деле рассматривает Россию как партнера, но в США, как и в России,   есть совершенно разные силы. В данном случае мы говорим о тех, кто стремится к партнерству, и тех, кто имеет вполне реальные шансы воздействовать на политику Белого дома.

  Что сегодня нужно США? Той группе, которая выступает за партнерство с Россией, конечно, нужна предсказуемость в нашей политике, предсказуемость нашего вчера, сегодня и завтра. Конечно, такие вещи, как дело Ходорковского, расприватизация, очень модный сегодня термин в отношении Украины, но у нас тоже присутствующий в повестке дня, должны быть разъяснены, и с многим сегодняшняя политическая элита США может смириться, но она должна понимать, куда идет Россия и какой строй она строит. К сожалению, до конца мы это сами не понимаем, у нас нет на этот счет не только общественного согласия, но и согласия между институтами власти. Я думаю, что необходимо как можно дальше отходить от сценариев конспирологии, который рассматривает российско-американские отношения, а, в свою, очередь рассматривали и советские, и американские отношения, как следствие деятельности спецслужб. То есть, Советский Союз развалился в результате заговора спецслужб, и теперь те же самые спецслужбы, международный капитал, все вместе хотят развалить Россию. Это далеко не так, потому что развал России, это самый страшный сон, который может присниться любому нормальному американскому политику. С ненормальными мы дела иметь не хотим, конечно же.

Даже сегодня те действия, которые США предпринимают в отношении России -   это повышенная забота о сохранности нашего ядерного потенциала. Совершенно верно, что при этом они преследуют, в том числе, и собственные цели. Ну и что же в этом плохого, если наши цели совпадают? Что же плохого в том, если наши цели совпадают и совпадали в отношении наведения порядка в Афганистане? Мы совместно решали эти вопросы и американцы в этом доже больше поучаствовали. Что плохого, если наши цели совпадают в антитеррористической борьбе? Другое дело, что из-за односторонней политики США, я имею в виду Ирак в первую очередь, не удалось создать тот самый мощный антитеррористический фронт, который было возник после 11 сентября. Но не беда, у нас все равно эта общая цель присутствует. Конечно, на сегодня нет пока естественного поля взаимодействия между нами. Мы это поле ищем. И здесь есть огромная зона для совместной инициативы, огромная зона для совместных проектов. Сегодня, к сожалению, какую область не возьми, мы явно не дотягиваем до высокого понятия партнерства. Россия находится на 29-м месте в списке торговых партнеров США, это, конечно, абсолютно недостаточно. Во-первых, нам сегодня следует совместно уничтожать как машину холодной войны, так и остатки идеологии холодной войны, включая и конспирологию, нам абсолютно необходимо создавать позитивный капитал совместных проектов, это торгово-экономическая область, которая абсолютно не соответствует уровню наших возможностей, нам надо говорить о тех проектах партнерского уровня, которые две такие огромные державы только и могут осуществить. 

0

0