Rambler's Top100 Service

Результаты исследования "Восприятие интеграционных процессов на постсоветском пространстве"

30 июня 2005

1. Общая оценка характера интеграционного процесса

При проведении опроса эксперты самостоятельно определяли для себя, что понимать под интеграцией и интеграционным процессом. Результаты исследования показывают, что даже среди профессионального сообщества высока степень неопределенности, размытости термина «интеграция». В целом эксперты склоняются к крайне широкой трактовке интеграции, включая в это понятие и простое взаимодействие, и сотрудничество между государствами.

1.1. Восприятие структуры интеграционного процесса на постсоветском пространстве

Интеграция на постсоветском пространстве воспринимается лидерами общественного мнения не как единый процесс, а как множество процессов различной направленности, не объединенных ясной интеграционной идеей и не имеющих определенного вектора направленности. Делается вывод, что интеграционные усилия государств на постсоветском пространстве на текущем этапе носят «стихийный», «хаотичный», т.е. скорее поисковый, чем производственный характер. Они в большей степени ситуационны, нежели стратегичны, хотя и декларируется их стратегическая значимость для всех государств.

По выражению одного эксперта, существующий интеграционный процесс на постсоветском пространстве напоминает «проект строительства дома без архитектурного плана».

В структуре интеграционного процесса выделяются следующие составляющие:

  • Политическая (согласование стратегических интересов, законотворческая деятельность);
  • Социальная (родственные взаимоотношения, трудовая миграция и пр.);
  • Производственная (промышленные, транспортные, энергетические аспекты);
  • Экономическая (зона свободной торговли, таможенный союз, тарифы, рынок труда и пр.);
  • Финансовая (инвестиционный климат, рынок капитала и пр.);
  • Обеспечение безопасности (борьба с организованной преступностью, наркотрафиком, военно-техническое сотрудничество, борьба с терроризмом, совместная охрана границ);
  • Культурная (языковое пространство, культурный обмен);
  • Научная и образовательная.

Опрошенные отмечают различную приоритетность этих составляющих, а также смену приоритетов в процессе интеграции при переходе от одного этапа развития постсоветского пространства к другому.

В настоящее время мотором интеграционных процессов, эксперты считают экономическую составляющую. Поэтому основное внимание всех приковано именно к этому направлению и факторам, обеспечивающим экономическую интеграцию.

Значительное количество экспертов указывают на смещение в последнее время генерирующей интеграцию функции от экономического к финансовому направлению интеграции: растут потоки капитала, растут потребности в инвестициях, иностранные инвестиции неохотно идут в страны СНГ. Поэтому все больше внимание органов управления интеграцией смещается на вопросы, связанные с созданием на постсоветском пространстве свободного рынка капиталов, формированием благоприятного инвестиционного климата и т.п. Эти же вопросы рождают, в свою очередь, и наиболее значимые на текущий момент проблемы, которые часто требуют ревизии уже оформленных ранее интеграционных соглашений, их адаптации к новому видению интеграционного процесса, что может тормозить интеграционный процесс в целом.

Культурная составляющая интеграции – и, конечно же, наличие русского языка как языка межгосударственного общения рассматривается экспертами как фактор, ускоряющий интеграцию.

Составляющая обеспечения безопасности выступает стабилизационным фактором, защищающим от внутри и межгосударственных конфликтов и, конечно же, значимым содержанием для расширения интеграции.

Сотрудничество в образовательной и научной сфере, по мнению большинства экспертов, не является особо значимым для интеграции постсоветского пространства, лишь расширяя и укрепляя уже сложившиеся интеграционные образования.

1.2. Оценка интенсивности интеграционного процесса

Эксперты отмечают в настоящий момент хотя и не очень организованный, но бурный рост интеграционной активности на постсоветском пространстве.

Большинство опрошенных экспертов считают, что интеграционные процессы в той или иной мере идут по всем направлениям. Однако отмечается их малая согласованность между собой, эти направления часто не только не помогают друг другу, но и вступают в противоречие.

Глубина процесса интеграции, по мнению экспертов, также неравномерна. Для текущей ситуации характерно повышение активности на уровне отдельных хозяйствующих субъектов, предприятий, корпораций, организаций (нижний уровень интеграционных процессов), которые активно налаживают экономические и хозяйственные связи. Здесь в первую очередь отмечается активность предприятий крупного бизнеса.

Высокая интенсивность усилий в последние годы отличает и высший уровень интеграционного процесса — уровень глав государств, который отвечает за формирование действительно единого пространства на постсоветской территории. Хотя на этом уровне эксперты отмечают предварительный характер многих сделанных заявлений, их декларативный статус и отсутствие более конкретных программ.

На уровне официальных межгосударственных институтов, отвечающих за интеграцию по отдельным направлениям, экспертами фиксируется низкая активность усилий, которая часто носит только отчетно-демонстративный характер и очень редко проявляется на уровне конкретных результатов. Некоторые эксперты «подозревают» этот уровень в игнорировании, саботаже или даже разрушении интеграционных процессов нижнего и верхнего уровней.

Анализируя проблему субъектов интеграционного процесса, эксперты указывают на преимущественный (до последнего времени) «запуск интеграции сверху» через руководящие органы государств-участников интеграционного процесса. Однако, в настоящее время при сохранении ведущего характера «навязывания интеграции» государственными органами наблюдается все возрастающая активность в инициировании интеграционных устремлений «снизу», в первую очередь, со стороны бизнес-сообществ, все более заинтересованных в снижении различных административных барьеров и упрощении, стандартизации требований к межгосударственным корпорациям со стороны властей и пр.

1.3. Оценка эффективности интеграционного процесса

Среди оценок эффективности интеграционного процесса преобладают те, которые подчеркивают отсутствие видимого и значимого результата.

Наиболее распространенной характеристикой эффективности интеграции на постсоветском пространстве стали: «все намерения остались на уровне благих пожеланий», «все остается на бумаге, не воплощается», «слов много, дел мало» и пр.

Низкая эффективность текущего интеграционного процесса обуславливается следующими причинами:

  • Отсутствие четкого представления государств о собственных долгосрочных интересах;
  • Групповой и индивидуальный эгоизм государств-участниц интеграционного процесса (неготовность или неспособность идти на согласование интересов);
  • Недостаточная глубина и продуманность проработка принимаемых интеграционных решений;
  • Незащищенность интеграционных образований от использования их в иных целях (лоббирование, изменение политической конъюнктуры внутри своих государств, давление на партнера по объединению и пр.);
  • Коррумпированность чиновников государственных органов, занимающихся интеграционными процессами;
  • Чрезмерная бюрократизация интеграционных процессов;
  • Слабоволие в реализации принятых интеграционных решений.

На оценке экспертами эффективности интеграции сказывается несоразмерность результатов процесса с наличием большого бюрократического аппарата, ответственного за интеграцию. Например, указывается, что в СНГ существует около 70 органов, работает 1500 человек, а активность его фоновая: «Интеграционные структуры не участвуют в интеграции! Они существуют сами для себя».

В тоже время, часть опрошенных указывают на зависимость эффективности от исторического этапа развития интеграции, и выражают позитивное отношение к результатам, хотя и высказывают ожидание более значимых результатов.

1.4. Оценка прозрачности и публичности интеграционного процесса

Оценка прозрачности интеграционного процесса колеблется в пределах полного спектра возможных отношений: от признания его достаточно прозрачным до полной закрытости. Все же преобладают оценки высокой закрытости интеграционного процесса.

В качестве аргументации выдвигаются тезисы об отсутствии систематического мониторинга интеграционного процесса, невозможности найти в свободном доступе информацию обобщающего типа по этой тематике, которой к тому же можно было доверять. Отмечаются недостаточная информативность даже сайтов многих интеграционных организаций: там зачастую присутствует нормативная документация, но отсутствует оперативная информация. Эксперты объясняют это низкой эффективностью работы этих организаций. Подчеркивается нехватка обоснованного и взвешенного анализа и экономических расчетов целесообразности тех или иных интеграционных процессов.

В отношении публичности интеграционного процесса ведущими являются оценки публичности только результатов встреч на высшем уровне, в то время как сам процесс подготовки и разработки решений, которые озвучиваются на саммитах, остается скрытым.

Эксперты указывают, что уровень публичности интеграции крайне неравномерен: в период встреч глав государств он иногда «зашкаливает», а в рабочем режиме представление интеграционных усилий для общественности почти отсутствует.  

Также указывается, что крайне мало вопросов, связанных с интеграционными процессами, выносятся на публичное обсуждение. Эксперты чувствуют невостребованность своего мнения со стороны разработчиков и реализаторов интеграционных решений.

«Документов, которые подписали по ЕЭП, не знают даже наши депутаты. Открытых обсуждений в парламенте не было».

Впрочем, опрошенными отмечается и слабая востребованность такой информации со стороны населения, отсутствие устойчивого интереса к этой тематике.

1.5. Оценка участия государств постсоветского пространства в интеграционном процессе

В интеграционный процесс вовлечены все государства, расположенные на постсоветском пространстве.

Степень вовлечения в интеграционный процесс разная: лидерами интеграции эксперты считают Россию, Казахстан, Белоруссию, в оппозиции к интеграционному процессу («блокирование создания надгосударственных структур») часто выступает Украина, уделяя особое внимание своей независимости.

Называются три региональных центра вокруг или в направлении которых инициированы интеграционные процессы: Россия, ЕС, Китай. Иногда в качестве таких центров также фигурируют ВТО и НАТО.

Все-таки ведущими центрами интеграции, вокруг которых сосредоточены основные усилия государств постсоветского пространства, выступают Россия и ЕС. Между ними развернулась достаточно активная конкурентная борьба за масштабы интеграции и сферы влияния.

Лидерами интеграции вокруг России считаются в настоящее время сама Россия, Казахстан и Белоруссия, в явной оппозиции к этому объединению часто выступает Украина и Грузия. Большое влияние на процесс интеграции   в этом направлении оказывает США, пытаясь переориентировать государства постсоветского пространства на другие центры интеграции: ЕС, НАТО.

Лидерами интеграции в ЕС выступали и выступают прибалтийские государства, в последнее время к ним присоединилась Грузия.

Эксперты указывают, что в интеграционном процессе участвуют государства разного статуса и уровня развития (различающиеся по форме государственного правления, степени «рыночности» экономики, ресурсному потенциалу и пр.). Это «разнообразие» объективно создает значительные трудности в интеграции, тормозит интенсивность и эффективность интеграционного процесса.

1.6. Оценка форм организации интеграционного процесса: многосторонность или двусторонность

Эксперты выделяют наличие на постсоветском пространстве двух типовых форм интеграционного процесса: двусторонние и многосторонние соглашения.

Обращается внимание, что если несколько лет назад преобладали многосторонние соглашения, то в настоящее время наблюдается смещение интеграционной активности к двусторонней основе.

Некоторые эксперты считают, что двусторонние отношения вообще приходят на смену многосторонним. Однако другие придерживаются позиции, что многосторонние отношения не отмирают, хотя они выполнили свои задачи на определенном этапе. Наращивание двухсторонних отношений рано или поздно приведет к необходимости их оптимизации и унификации. Это вдохнет новую жизнь в многосторонние соглашения, и уже существующие многосторонние организации получат новый импульс к развитию.

2. Оценка результатов интеграции на постсоветском пространстве

2.1. Степень интегрированности государств на постсоветском пространстве

Оценивая степень достигнутой интеграции на постсоветском пространстве, эксперты четко разделяют степень интеграции, которая заявляется и отражается в нормативных документах, и реальную степень интеграции. Указывается, что если анализировать уровень интегрированности на основе документов, то он оказывается значительно более высоким, чем в действительности. Поэтому специально отмечается, что основные оценки эксперты относили именно к реальному состоянию интегрированности, а не тому, который существует в декларациях.

В своих оценках эксперты отмечают признаки, соответствующие разным уровням интегрированности.

Одна группа экспертов считает, что в целом интеграционный процесс находится на первой стадии системогенеза, который характеризуется следующими состояниями:

  • Формальным пониманием преимуществ интеграции («ну ведь весь мир интегрируется, наверно и нам нужно», «мы ведь соседи, хорошо было бы жить в мире, хорошо было бы иметь больше хозяйственных связей, убрать барьеры» и пр.);
  • Опознанием зависимости твоего партнера от тебя по каким-то вопросам;
  • Использование этой зависимости для получения односторонних преимуществ;
  • Формальный учет интересов партнера, иногда даже их явное игнорирование;
  • Сопротивление партнера такому его использованию;
  • Преодоление этого сопротивление силовым давлением;
  • Неустойчивый характер взаимодействий по сотрудничеству (партнер все время пытается переопределить сложившиеся отношения);
  • Преобладание отдельных соглашений о сотрудничестве по каким-то отдельным вопросам;
  • Контроль над соблюдением соглашений берет на себя сторона в большей степени заинтересованная во взаимодействии;

Условно этот уровень можно было бы назвать «дикой» или «варварской» интеграцией (см. схему 1.)

 

Другая группа экспертов считает, что во многом первая стадия уже была пройдена, и, несмотря на то, что по отдельным направлениям интеграционный процесс не продвинулся дальше нее, все-таки в целом уровень реальной интегрированности соответствует уже второй стадии системогенеза, которая характеризуется следующим состоянием:

  • Осознанием конкретных преимуществ интеграции по каждому из направлений и в системе направлений сотрудничества;
  • Опознанием не только зависимости одного от другого, но и взаимозависимости друг от друга;
  • Преодоление эгоцентрического характера взаимоотношений и выработка взаимовыгодных условий сотрудничества;
  • Соблюдение долгосрочных соглашений о сотрудничестве;
  • Контроль за соблюдением соглашений без создания совместных органов (иногда появляются «наблюдательные советы» без реальных полномочий);

Этот уровень можно было бы назвать уровнем примитивной интеграции (см. схему 2).

 

Однако отдельные эксперты уверены, что уровень реальной интеграции государств на постсоветском пространстве преодолел эту вторую стадию, и находится на переходе к третьей стадии системогенеза, характеризующейся следующими состояниями:

Осознание принципиальных преимуществ интеграции друг с другом;

  • Формирования ценности интеграции с партнером вне зависимости от обстоятельств, которая позволяет преодолевать возникновение текущих проблем;
  • Осознание заинтересованности в совместном и согласованном развитии;
  • Появление готовности учесть временные трудности партнера, скорректировать в связи с этим свои обязательства, помочь партнеру по интеграции в сложный момент и пр.;
  • Подстройка внутреннего устройства в случае необходимости для более успешной интеграции с партнером;
  • Создание совместных надгосударственных органов обеспечивающих координацию и решение спорных вопросов.

Этот уровень можно было бы назвать уровнем цивилизованной интеграции (см. схему 3).

Кроме того, в отдельных замечаниях экспертов упоминались и попытки интеграции (создание объединенного государства России и Белоруссии), которые соответствуют следующему, более совершенному этапу. Но в целом эксперты констатируют нехарактерность для всего постсоветского пространства таких устремлений, поэтому нельзя говорить о появлении признаков этого уровня – культурной интеграции (см. схему 4).

Для данного уровня интеграции характерно:

  • Создание общих органов управления, которые имеют полномочия предписывать (определяющая функция)
  • Принятие   обеими сторонами управленческого воздействия
  • Ответственность за реализацию предписанного
  • Готовность сторон перестраивать свое внутреннее устройство, внутренние механизмы под критерии интеграционной целостности
  • Возможность смены лидерства
  • Создание единой стратегии совместного интеграционного развития
  • Создание концептуального видения интегрированного объекта

 

Стоит отметить, что, по мнению экспертов, каждое государство постсоветского пространства ведет себя в интеграционном плане в чем-то как варвар, в чем-то как примитивное сообщество, а в чем-то и как цивилизованное государство.

2.2. Основные достижения интеграции на постсоветском пространстве

Экспертам предлагалось в свободной форме назвать достижения и неудачи, которые для них представляются важными. Результаты обобщения мнений экспертов представлены ниже. Вес или значимость каждого пункта выделить не представлялось возможным, поэтому они изложены в логике описания объекта.

В качестве достижений интеграции на постсоветском пространстве эксперты называют следующие:

  • Сдерживание дезинтеграции и снижение конфликтности («главное, что мы не передрались окончательно»);
  • Наличие (сохранение) желания интегрироваться;
  • Понимание необходимости интегрироваться (если раньше необходимость в интеграции понималась формально, то сейчас она стала более конкретна и содержательна);
  • Налаживание (складывание) общих механизмов поддержания безопасности («военные конфликты, хотя и не прекращены, но законсервированы»);
  • Налаживание большого объема кооперативных и экономических связей на уровне предприятие–предприятие (появление трансрегиональных корпораций, межгосударственных холдингов, хозяйственных отношений между предприятиями, находящимися на территории разных государств);
  • Создание зоны свободной торговли («предотвращено возникновение серьезных таможенных барьеров», «введение взаимных импортных пошлин»);
  • Свободное социальное пространство (существование безвизового режима между основными участниками интеграции, трудовая миграция,);
  • Возможность реализации межгосударственных научных, культурных и образовательных проектов.

 

2.3. Оценка сложившихся форм интеграции на постсоветском пространстве

Экспертное сообщество в целом хорошо осведомлено об организациях и интеграционных проектах, сложившихся на постсоветском пространстве. Конечно же, больший объем и более подробные характеристики даются тем образованиям, в которые входит государство, к которому принадлежит экспертная группа.

Ниже охарактеризовано восприятие всем пулом экспертов основных организационных форм интеграции на постсоветском пространстве, судьба которых, по мнению экспертов, важна в настоящее время или будет важна в прогнозируемом будущем.

 

 

СНГ

ЕврАзЭС

ЕЭП

ГУУАМ

СБР

ШОС

ОДКБ

Беларусь

- +

- +

+ -

-

+

не оценивалась

не оценивалась

Казахстан

 

+ -

+

- +

-

+ -

- +

+ -

Россия

 

-

- +

+ -

-

+ -

-

- +

Украина

-

-

- +

+ -

- +

не оценивалась

не оценивалась

Обозначения:

+     оценивают положительно

+-   оценивают преимущественно положительно, но есть значимые отрицательные моменты

-+   оценивают преимущественно отрицательно, но есть значимые положительные моменты

-     оценивают отрицательно

 

3. Роли основных субъектов, участвующих в интеграционном процессе

3.1. Роль государственных органов власти в интеграционном процессе

В целом опрошенные лидеры общественного мнения ведущую роль в интеграционном процессе приписывают органам государственной власти. Такую же роль отводят им и в будущем, несмотря на критику по поводу неэффективности государственно-бюрократической интеграции.

Эксперты указывают на то, что все государства на постсоветском пространстве являются президентскими республиками с очень сильной президентской властью. В связи с этим они указывают на то, что главными лидерами интеграции выступают лидеры государств (их аппараты). Другие органы государственной власти либо не имеют возможности самостоятельно вести свою политику в области интеграции, либо не считают это значимой для себя деятельностью и не очень активно в ней участвуют.

Тем не менее, по мнению опрошенных, лидеры государств уже не раз проявляли свою неспособность (или нежелание) договориться между собой, поэтому без давления на них извне интеграция может не состояться. В роли такого «стимула» может выступать как внешний фактор, вызывающий необходимость интегрироваться для сохранения власти, так и внутренний фактор, который будет требовать интеграции. Еще лучше, если это будет комбинация двух факторов.

В качестве внешнего фактора эксперты часто называют общемировую тенденцию к интеграции «в этом плане на первый план выходит потребность социального типа «быть не хуже других»» и конкурентоспособность на внешних рынках для обретения экономической состоятельности.

В качестве внутреннего фактора эксперты видят активность бизнес-сообщества, которое, получив собственность, и вложив свой капитал, будет двигать госорганы к упрощению процедур, объединению. В связи с этим эксперты прогнозируют смену субъекта, генерирующего интеграционные процессы на постсоветском пространстве. Если ранее, занимаясь интеграцией, власти пытались создать такое нормативное пространство, которое бы привлекало инвестиции, то в настоящее время уже инвестиционные потоки начинают требовать подстройки под себя гарантий, нормативных пространств, унификации и стандартизации процедур и пр.

3.2. Роль политических институтов в интеграционном процессе

Эксперты в большинстве своем указывают на индифферентность политических партий к вопросам интеграции. Отмечается, что они часто используют эту тематику в своих предвыборных программах, но реальных действий в этом направлении эксперты у политических объединений не зафиксировали: ни в плане продвижения идеи интеграции, ни в плане интеграции близких по идейным основам партий, ни в плане реализации каких-то интеграционных проектов. Очевидно, тема интеграции не является важной для вопроса «о власти».

С другой стороны, часть экспертов прогнозируют увеличение активности политических объединений по мере приближения этапа политической интеграции, либо резкого роста интереса населения к этому процессу в свете обострения политической обстановки в геополитическом поясе вокруг СНГ и угрозе сложившейся стабильности.

3.3. Роль бизнес-сообщества в интеграционном процессе

Эксперты считают, что именно бизнес-сообществу отводится роль мотора интеграционного процесса на постсоветском пространстве. До последнего времени бизнес-сообщество виделось «жертвой», которую «зверски мучают» бюрократические препоны, поэтому все действия госорганов по экономической интеграции были направлены на некоторое облегчение его страданий. В настоящее время, по мнению экспертов, растет зависимость стран постсоветского пространства от межгосударственных инвестиционных потоков. Это начинает в той или иной мере осознаваться политическими элитами, экономическая успешность государства, бизнес становится все более серьезной фактором для судьбы этой политической элиты и она готова считаться с его интересами.

Поэтому часть экспертов считает, что именно бизнес-сообщество в настоящее время может ставить вопрос об интенсификации экономической и финансовой интеграции, взять на общественный контроль прохождение решений, принятых на высшем уровне, на уровне исполнительной власти, отслеживать выполнение сторонами обязательств, требовать от своего государства защиты своих интересов, если они ущемляются на территории стран-участниц интеграционного процесса по каким-либо политическим и иным мотивам.

Основной движущей силой интеграции в бизнес-сообществе эксперты видят крупный бизнес, который заинтересован в создании транснациональных объединений и который всегда более зависим от политического и экономического климата в странах своей производственной деятельности. Пока эксперты отмечают слабую вовлеченность среднего и малого бизнеса в интеграционные процессы, хотя и обращают на достаточно высокий потенциал их возможного участия.

Успешность такого участия бизнес-сообщества в интеграционном процессе эксперты связывают со способностью самого бизнеса к эффективному объединению, согласованию своих интересов, созданию общественных объединений, которые возьмут на себя продвижение их интересов и т.д.

3.4. Роль экспертного сообщества в интеграционном процессе

Опрошенные отмечали, что экспертное сообщество участвует в интеграционном процессе скорее как сторонние наблюдатели и оценщики, чем как его включенные участники. Они объясняют это сложившимся характером принятия интеграционных решений, в котором преобладает волевой и конъюнктурный компонент, и ничтожно мала востребованность внешней аналитики, независимой оценки. Это, в свою очередь, определяется отсутствием требований к эффективности принимаемых решений, вообще к работе аппаратов, высших и рабочих органов интеграционных образований. Пока от чиновников не требуют серьезной проработки, ответственности они «варятся в собственном соку» и не заинтересованы в расширении поля взаимодействий, ведь это будет «лишней работой».

В тоже время, опрошенные отмечают высокий потенциал участия самого экспертного сообщества в интеграционном процессе

3.5. Роль гражданского общества в интеграционном процессе

Эксперты в целом отмечают незначительное влияние гражданского общества на интеграционные процессы. Хотя отмечают, что само по себе население активно вовлечено на бытовом уровне в интеграционный процесс: бытовые поездки, отдых, трудовая миграция, малый бизнес. Они объясняют это, с одной стороны, вообще инертностью социума и неразвитостью институтов гражданского общества, с другой стороны, отсутствием понятной на уровне населения идеи интеграции.

Кроме того, в связи с социальными проблемами постсоветского времени: падение уровня жизни, миграции, национальных конфликтов, роста организованной преступности и пр. — эксперты отмечают рост количества противников интеграции среди населения, в то время как в начале старта интеграционного процесса сторонники тесной интеграции значительно преобладали над противниками.

4. Оценка основных проблем интеграции и видение путей их преодоления

4.1.Проблемное поле

Экспертное сообщество высказало следующее проблемное поле:

  • Отсутствие ясной идеи интеграции государств на постсоветском пространстве. Некоторые эксперты указывают на эту проблему, как системообразующую все проблемное поле. Отсутствует четкая и понятная идея, резко падает мотивация, каждый понимает интеграцию, как хочет, поэтому тянут в разные стороны. Предлагались различные пути решения этой проблемы, от создания института интеграции до «нужно сесть и разработать».
  • Большие различия между участниками интеграционных процессов по уровню развития и темпам развития и отсутствие концептуальных моделей их эффективной интеграции. Объективно существующая проблема, очень сложная и принципиальная, что делать с государствами, чьи экономики еще не достигли уровня развития лидеров интеграции: то ли ждать, пока подтянутся сами, то ли вообще исключить из интеграции, то ли создать программу интенсификации их развития и т.д. Все эти вопросы требуют, в первую очередь, концептуального осмысления, а только потом организационного воплощения. В настоящее время эта проблема, похоже, решается организационно, кто согласен, тот и подходит.
  • Малая осознанность государствами (политическими элитами) своих подлинных интересов. Практически все государства постсоветского пространства не имеют   содержательной государственнообразующей идеи (может быть, имеется у Казахстана). Это приводит к тому, что отсутствуют как феномен надсубъективные регуляторы, направляющие лидеров государств, поэтому каждый из них руководствуется своими собственными соображениями и политической конъюнктурой. А это создает нестабильность договорного процесса: «поменялось руководство, все достигнутые соглашения - в мусорную корзину, начинаем все с чистого листа… только договорились, этих отправили в оппозицию, пришли новые, и т.д.»
  • Вялость самоопределения к интеграционному процессу всех его субъектов. Неопределенность в осознании собственных устремлений политическими элитами, неопределенность того, что предлагается в качестве интеграционной идеи рождает квадрат неопределенности мотивационного устремления, и оно пропадает, едва успев начаться.
  • Несоответствие между существующими организационными формами и стадией развития интеграционного процесса. Одна из важнейших организационных проблем интеграции, нужно быть адекватным реальному процессу, а для этого требуется видеть его в целом, его состояние, понимать особенности этого состояния, понимать какие факторы способствуют его развитию и куда должен сдвигаться вектор изменений и т.д. Существует множество аспектов этой проблемы, которые называли эксперты, и без ее решения не может быть эффективного интеграционного процесса (можно, конечно же, на ракетном производстве пылесосы выпускать, только все равно ракеты получаются). В общем, требуется конверсия организационных форм, поиск менее бюрократизированных форм работы по интеграции, более легких, легко подстраивающихся под очень динамичную ситуацию.
  • Рассогласованность в протекании процесса интеграции по направлениям и уровням. Как указывают эксперты, если механизм не настроен, то он и работает кое-как. Механизм интеграции еще не сложен, но уже расстроен. Этому   способствуют множественность организационных форм, в которых протекает интеграционные процессы и лоббистские попытки группировок «протащить» себе преимущества, и отсутствие понимания, как должны быть согласованы между собой экономические, политические, социальные, ресурсные факторы в рамках реализации интеграционного проекта.
  • Недостаточная степень организованности базовых субъектов интеграции: бизнес-сообщества, экспертного сообщества, институтов гражданского общества. Силой, которая может подтолкнуть власть более серьезно отнестись к интеграционному процессу, выступает и бизнес, и гражданское общество. К сожалению, они еще не сложены в должном объеме и масштабности. Это не является проблемой чисто интеграционной и решать ее нужно в более масштабном понимании, но если у предпринимателей не появятся общественные структуры (ассоциации), которые будут эффективно представлять их локальные интересы во взаимодействии с властью, с правовой системой, то ситуации будет меняться очень медленно. Власть у нас - субъект чрезвычайно неповоротливый и инертный, особенно, когда она до конца не понимает, зачем ей это по большому счету нужно.

К факторам, осложняющим интеграцию, препятствующим ее эффективному течению, эксперты отнесли следующие:

  • Незащищенность инвестиций и собственности. Эксперты утверждают, что это главная препона экономической интеграции. Особенно за последнее время, когда начался процесс смены политических элит.
  • Дискриминационный фактор. Эксперты отмечали наличия моментов дискриминации предпринимателей по национальному признаку, странах СНГ существует множество барьеров на пути следования товаров и капиталов, их неравноправная конкуренция.
  • Бюрократический произвол. Бизнес устал от вмешательства чиновников в его дела, от коррупции, от взяточничества. Бизнес не хочет, чтобы ему указывали приоритеты, он хочет, чтобы ему предоставляли механизмы работы и создавали условия для работы, он активен, все остальное он сделает сам и заплатит с этого налоги.
4.2. Видение форм целесообразного взаимодействия основных субъектов интеграционного процесса

Эксперты отмечают, что, так как сложившиеся формы взаимодействия основных субъектов интеграционного процесса в целом оцениваются как малоэффективные, то возникает необходимость в поиске более эффективных форм.

В рамках создания интеграционных объединений эксперты выделяют два направления такого поиска. Первое направление, это создание надгосударственных полномочных органов управления интеграцией, что, по мнению экспертов, позволит повысить реализуемость принимаемых решений и исполнительскую дисциплину чиновников. Вплоть до введения при Президентах должностей помощников, отвечающих за интеграцию. Второе направление, стимулирование возникновения неформальных интеграционных объединений, которые могли бы выступать как самостоятельные субъекты интеграционного процесса, в первую очередь, в бизнес-сообществах. Например, это могли бы быть объединение российских предпринимателей, которые работают на Украине, или украинских предпринимателей, которые работают в России, а также формы их совместных заседаний и обсуждений. По мнению экспертов, возникновение таких объединений позволит в значительной степени повысить объективность видения интеграционных процессов, как с той, так и с другой стороны. Позволит вдохнуть живое начало в интеграционный процесс, он перестанет быть только нормативным, а нормативность будет соотносима не только с принципиальными и общими по всей территории, но и более конкретными и насущными проблемами.

Кроме того, по направлениям, в рамках которых либо ведется техническая работа по согласованию каких-то технических параметров (например, по координации расписания движения транспорта и т.д., либо которые еще не доросли до необходимости отдельных органов, и в них идет предварительная подготовительная   работа) эксперты рекомендуют создавать рабочие органы по интеграции при соответствующих министерствах и ведомствах.

Например, по той же связи или транспорту. На взгляд экспертов, это поможет   оптимизировать кадровый состав этих органов и уменьшит бюрократическую волокиту.

В отношении состава интеграционных объединений эксперты все больше склоняются к тому, что, в первую очередь, нужно сосредоточить усилия на создании реального интеграционного объединения государств, которые находятся на сопоставимом уровне экономического развития, к ним относят: Беларусь, Казахстан, Россию и Украину, с последующим включением в них государств, которые захотят и будут готовы присоединиться к этому объединению.

Эксперты призывают Россию в этих отношениях скорректировать способ реализации своих интеграционных устремлений, более уважительно относится к их статусу, реально признать их равенство как субъектов межгосударственного права, при различиях в масштабах и экономическом потенциале.

Эксперты указывают на необходимость разработки организационных форм стабилизации и коррекции амбиций политических элит на постсоветском пространстве. Вне наличия развитых институтов гражданского общества эта функция ими возлагается на экспертное сообщество в рамках разнообразных аналитических и консультационных воздействий.

От действий властей в рамках интеграционного процесса эксперты ожидают, прежде всего, активности и воли, указывают на опасность дальнейшего продолжения занятий интеграцией в спорадическом и конъюнктурном режимах.

Эксперты отмечают экономическую интеграцию как основное направление интеграционных усилий все субъектов   интеграционного процесса, ведущая роль в котором отводится бизнес-сообществу.

Бизнес-сообщество вполне готово взять на себя наполнение на себя интеграционного экономического пространства, если это будет экономически целесообразно. Поэтому оно ждет от интеграционных образований соответствующих решений. Кроме того, оно ожидает от государственных органов в рамках интеграции четкого и последовательного выполнения взятых на себя обязательств по завершению начатых и по   реализации заявленных планов экономической интеграции. Также бизнес сообщество надеется на поддержку государства, когда оно в рамках интеграционного процесса идет на территории, на которых еще не произошло оформление интеграционных механизмов, либо когда в интересах развития бизнеса и в правовых рамках им приходится идти на более глубокую интеграцию, чем предусматривается уже подписанными соглашениями.

Экспертное сообщество обращает внимание, что общие проблемы государственного управления, такие как: коррупция, взяточничество, чиновничий произвол, слабость правовой системы, наиболее ярко проявляются именно в межгосударственных отношениях, и без их решения этих внутригосударственных проблем нельзя ожидать роста эффективности интеграционного процесса.

Эксперты заявляют, что необходимы использование известных организационных форм, которые бы позволили подключить интеллектуальный потенциал экспертного сообщества к процессам интеграции. Они обращают внимание, что без этого не добиться существенности этого процесса, много усилий канет в интеграционную суету, которой легко можно избежать, если опираться на концептуальное видение происходящего и прислушиваться к внешней оценке.

4.3. Видение целесообразных темпов интеграционного процесса

Мнение экспертов по целесообразным темпам интеграционного развития разделились.

Первая, немногочисленная группа экспертов придерживается взглядов, которые условно можно назвать «интеграционный рывок», и указывает на необходимость объединиться в течение 5-10 лет. В рамках этой концепции государства осуществляют волевой шаг, создают интеграционное объединение, а затем, уже в его рамках, начинают подтягивание процессов, устранение перекосов.

Эта группа экспертов указывает, что в условиях, когда все механизмы уже вышли на стадию функционирования, но еще остаются достаточно подвижными, глубоко не закостенели, их гораздо легче интегрировать, предложив пути развития наиболее близкие друг другу, с адаптацией, но без их разрушения. В том случае, когда эти механизмы уже наберут размах, прорастут сами в себя, сдвинуть их в сторону интеграции будет гораздо тяжелее.

В качестве примера они приводят процесс демократизации стран после развала СССР. Те страны, которые выбрали «шоковую терапию» оказались более эффективными, чем те, которые занимались этим переходом постепенно.

Они указывают на возрастания темпов глобализации мировой экономики, говорят о том, что у постсоветского пространства нет времени на длительный процесс объединения. В противном случае, указывают эти эксперты, государства постсоветского пространства будут растащены (и уже растаскиваются) по перифериям других центров интеграции, в рамках которых их развитие пойдет по другому вектору. Они будут вынуждены оставаться на четвертых ролях как государства с «недоразвитой экономикой», «технологически отсталые», «демократически несовершенные», «экологически проблемные», «не до конца цивилизованные по европейским понятиям» и пр.

Вторая, более многочисленная, группа экспертов придерживается концепции эволюционного пути интеграции, постепенной и осторожной адаптации, уменьшения разногласий, постепенного прорастания друг в друга. В качестве примера такой интеграции приводятся способы и темпы интеграции ЕС.

Эксперты указывают, что в настоящее время страны постсоветского пространства страдают от недоверия друг другу, политические элиты боятся потерять власть и поэтому препятствуют процессу быстрой интеграции. Также указывается на незавершенность формирования внутренних механизмов, в первую очередь, экономических, в государствах постсоветского пространства. Они считают необходимым дать время на завершение процессов, встать на ноги, а потом приступить к поэтапному сближению. По мнению экспертов, должна произойти смена поколений, смениться постсоветское сознание, и не нужно торопиться и делать грубые ошибки.

Эта группа экспертов указывает на данную концепцию как наиболее «комфортный» путь объединения, определяя его продолжительность в период до 50 лет.

Следует отметить, что, по мнению экспертов, и первый, и второй сценарий реализуемы при выполнении нескольких условий:

  • воля глав государств, которые должны обозначить цели и программу интеграционного проекта;
  • активное участие в интеграционных проектах должен принять бизнес и экспертное сообщество;
  • широкое информирование общественности о задачах и шагах на пути к интеграции.
Загружается, подождите...
0