Самая большая проблема на постсоветском пространстве – формирование гражданского общества

Фатьма  Абдуллазаде
Тема:







Фатьма Абдуллазаде
Заведующая отделом гуманитарной политики администрации президента Республики Азербайджан
4 Июль 2005

Из выступления Фатьмы Абдуллазаде, заведующей отделом гуманитарной политики администрации президента Республики Азербайджан на Пленарном заседании: "Реалистические итоги года революций и перспективы развития Евровостока в следующем политическом сезоне", 1 июля 2005 года.

Прежде всего, я хочу сказать о человеческом измерении политики. В каких бы интеграционных процессах мы ни участвовали, как бы ни развивалась демократия в наших странах, какой бы характер, легитимный или не легитимный не приобретали те или иные политические процессы, не будем забывать, что это все, прежде всего, во имя и ради человека. С этой точки зрения многие постсоветские страны, конечно, начали свое суверенное существование в условиях глубочайшего социального, экономического и политического кризиса. Только великим терпением этих народов я могу объяснить, что особых взрывов, коллапсов в этих странах не произошло. Земной поклон всем народам этих стран за это безграничное терпение. Потихоньку выбираясь из этой потенциальной ямы, постепенно мы обеспечиваем достойное существование нашим согражданам.

Я хочу вспомнить мою любимую гавеловскую фразу о том, что сам выход из тоталитаризма еще не означает, что это есть какой-то особый путь.

Каждый из нас выкарабкивался из тоталитаризма, опираясь на свой менталитет и экономическое состояние. И выкарабкивались мы достаточно трудно - была кровь, было много потерь. Но в условиях разорванных экономических связей, в условиях полной дезориентации в мире мы выкарабкались, мы сумели это сделать. Мы сильные, мы вышли из «советской шинели».

Самая большая проблема сегодня в постсоветском пространстве – это формирование гражданского общества. Надо признать, что формирование гражданского общества у нас происходит благодаря мощному внешнему финансированию. Я была свидетелем одного очень наглядного разговора профессора со своим коллегой. Он просит совета в экспертном заключении по таким понятиям, как суверенитет, легитимность, демократия. На что коллега его, в свою очередь, спрашивает: «А какой фонд заказывает? Если Евразия – напиши так-то, если другой, то вот эдак».

Государство пустило институты гражданского общества на самотек, расценивая их примерно как общественные организации, которые в свободное от работы время будут заниматься еще формированием гражданского общества. На это были отпущены очень приличные деньги, и эти деньги сработали фактически против национальных интересов в условиях того, что происходило за этот последний год перемен. Теперь, после года перемен, в любой политической, интеллектуальной, научной элите встает один вопрос: есть ли защита от революции?

Согласно прогнозам это может произойти где угодно, когда угодно, и для этого достаточно иметь совершенно небольшую критическую массу, в 2-3 тысячи человек. В современном мире все равно, как граждане оценивают происходящее внутри своей страны. Важно одно: если «Евроньюс», CNN и ВВС хорошо осветят тот или иной факт, он становится достоянием мировой общественности. Если этого не произойдет, то этого факта просто не существует.

С этой точки зрения, конечно, создание «электронных правительств», «третья тофлеровская волна» и то информационное общество, которое робко, но все-таки пытается формироваться во всех наших странах, предполагает абсолютно новое видение, если не борьбы, то, во всяком случае, восприятия такого явления, как различные цветные революции. Но расслабляться не стоит, тем более что я очень сомневаюсь, что в результате этих оранжевых революций это удовольствие будет достаточно длительным. Более того, я могу прогнозировать, что в конечном итоге экономика стран, которые пережили это чудо, будет выстраиваться, скажем так, не совсем в соответствии с национальными интересами. Это первая, и, наверное, основная цель этих революций. И транснациональные компании, процессы глобализации, конечно же, играют немалую роль в том, что в той или иной точке по какому-то внешнему заказу это происходит.

Таким маленьким странам, как Азербайджан, видя столь представительный форум, поневоле хочется задать известный вопрос госпожи Раневской: против кого дружите? Потому что очень важно выяснить, каковы наши внешние ориентиры, какие мы себе ставим цели. В условиях, когда евразийство и неоатлантизм фактически находится в состоянии достаточно жесткого противостояния, в условиях, когда неомондиализм фактически диктует какие-то порядки, которые будут определяться неким никому не ведомым мировым правительством, маленькие страны становятся мелкой разменной монетой. В этих условиях, говоря о суверенитете, о демократизации, о защите национальных интересов, возникает такое ощущение, что мы занимаемся игрой в дефиниции. В зависимости от того, что надо будет назвать этим именем, так и назовем. То есть, суть подменяется какими-то ярлыками. Это становится неким уже не понятием от науки и политики, а неким брендом и силуэтом, он может пришиваться, так сказать, к любой вещи.

В заключение позволю себе только одну реплику: Модест Алексеевич Колеров, разложив все вопросы, которые связаны с самопровозглашенными республиками, пронзительно искренне и удивительно точно сказал: есть еще беженцы, я не знаю, что с ними делать. Миллион беженцев сегодня в Азербайджане - это 20% территории вокруг Нагорного Карабаха. Это люди, которые находятся «за гранью». Это хорошее горючее, ресурс для любой цветной революции. Признание республики, признание ее независимости, несмотря на ее малость, признание любых институтов, которые будут действовать в этой республике, проблему этих беженцев решить не может. Надо идти к соглашению. Через потерянные человеческие жизни, через гуманитарные катастрофы, которые пережили обе наши страны, и Армения и Азербайджан, через все это надо идти к соглашению. Потому что есть некая высшая истина, есть обреченность на соседство, никуда от этого не денешься.
Интересные факты:
Загрузка ...














  Европейский форум