До тех пор, пока новые революционные элиты не реализуют свои проекты, политическая русофобия будет жить

доцент кафедры мировой политики и народонаселения РГГУ, заместитель директора Историко-архивного института РГГУ
18 Июль 2005

Выступление Ольги Павленко, доцента кафедры мировой политики и народонаселения РГГУ, заместителя директора Историко-архивного института РГГУ, на заседании «Круглого стола» по теме: «Европейский Союз на постсоветском пространстве: итоги и перспективы», 01.07.05.

 

Я бы хотела сконцентрировать внимание на трех основных позициях. Это проблема революции, которая является буквально «красной нитью» Форума; это проблема национализма, о которой не говорили, но, тем не менее, мне кажется, национализм нового типа – это чрезвычайно важное и очень серьезное явление; и это проблема еврократии.  

Итак, первое – революции. Есть совершенно замечательное исследование типологий революции от Рима до современности Шарля Эйзенштата: «Революции и преобразование общества». Фактически то, что мы сейчас наблюдаем, это действительно типичный и типологический процесс. Мне очень удивительно, когда говорят: революции свершились. Они только начинаются. В каждой из этих стран они только начинаются, и они будут переживать все необходимые стадии, которые присущи революции как процессу, а не некоему единовременному явлению.

Мне хотелось бы обратить внимание на совершенно блестящий пример – это русская революция 91-го года. Которая совершилась фактически по этому же сценарию, и явилась своеобразной предтечей цветных революций, с той же прозападной элитой первоначальной, с тем же гигантским перераспределением собственности, с тем же последующим конфликтом парламента, исполнительной президентской власти. С тем же последующим формированием президентской республики и персонификации власти – то, что мы сейчас наблюдаем. Поэтому прогнозировать дальнейшее развитие этих революций возможно, поскольку мы все вышли из «советской шинели, в хорошем смысле этого слова. Проблема в том, что в России это совершилось раньше, потому что раньше произошло вытеснение советской элиты элитой российской и замещение ее на всех уровнях власти. В то время как в государствах СНГ осталась та, постсоветская и советская элита, и сейчас новая элита ее замещает. Явление действительно очень важное, серьезное, типичное, но, на мой взгляд, достаточно прогнозируемое.

Мне прислали немцы на рецензирование работу, которая называется «Институт президентства в странах ННГ». И очень интересная специфика мышления немецких политических аналитиков. Там красивые математические модели, просчитывается соотношение президентской власти и парламентской. Я их спрашиваю: а где коэффициент корреляции? На основе чего вы просчитывали это соотношение и компетенцию президентской власти по отношению к парламенту? Они отвечают: мы это высчитывали по Конституции, по правовому полю. Это специфика бюрократического мышления, организационно-бюрократическая модель мышления современных европейских еврократов.

Следующий момент необыкновенно важный: Эрнст Геллнер назвал в свое время XIX , век веком пришествия национализма. В настоящий момент с 90-го года мы наблюдаем, используя его терминологию, второе пришествие национализма, но национализма совершенно нового типа, национализма постиндустриального общества, национализма, если так можно сказать, функционального. В основе этого национализма - убеждающий эффект, демонстрационный эффект, рациональный выбор. Проблема рационального выбора, являются в настоящий момент очень движущим, очень серьезным потенциалом современного национализма.

Конечно, диверсификация национализма в настоящее время крайне многообразна. И, тем не менее, можно выделить некоторые особые типы, сформированные в настоящей политической практике. Первый, наиболее интересный, это национализм, который мы наблюдали во время данных революций. Он тоже уникален, потому что такой тип национализма продемонстрирован в странах Центральной Европы в 90-е годы, с теми же тремя основными позициями.

Первая позиция, самая главная – то, что остается традиционным всегда, это ядро этничности. Что такое этничность и идентичность? Две позиции: быть уникальным и быть значительным. Их эксплуатируют в разных мотивациях, но они везде всегда присутствуют. Но две остальные черты совершенно новые. Одна из них – это апологетика евродемократии с основой рационального выбора, не давящий диктат, как это предлагалось в первоначальном проекте СНГ, а проблема выбора. И третий момент, необыкновенно важный – это политическая русофобия. Это не плохо и не хорошо, это конструирование собственной идентичности. Для этого нужен фактор страха, для этого нужен фактор угрозы русского имперского порядка. Это не просто патология психическая новых революционных элит, это их стратегия выживания. До тех пор, пока они не реализуют свои проекты, политическая русофобия будет иметь место, как, например, в течение 10 лет в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, потому что это мощнейший консолидационный заряд для мобилизации нации, мобилизации общества в решении тех или иных задач.
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум