Пресс-конференция Издательства «Европа» по теме «Новая политическая книга»

7 Сентябрь 2005

В рамках работы ХVIII Московской международной книжной ярмарки состоялась пресс-конференция Издательства «Европа» по теме «Новая политическая книга». В пресс-конференции приняли участие ВячеславГлазычев – Генеральный директор издательства «ЕВРОПА», Владимир Малявин– автор книги « Китай управляемый: старый добрый менеджмент»; Сергей Горяинов – автор книги «Деньги террора. Кто оплатил Беслан»; Юрий Шевцов – автор книги «Объединенная нация. Феномен Белоруссии»


Глазычев Вячеслав Леонидович: Чрезвычайно странное ощущение для тех, кто вовлечен в функционирование и создание нового издательства: уже кажется, что прошло много времени с того момента, как это началось, хотя вообще-то нам всего лишь, с апреля месяца если считать, и полгода-то нет. Издательство, пытающееся возобновить издание политической книги в России, совершенно ошалевшей от политиканства, это довольно рискованное занятие, но увлекательное, по крайней мере. У меня вовсе нет желания в роли бюрократа распинаться по поводу программы работы издательства, хочу лишь сказать, что мы еще не приступили или почти не приступили к той части программы, которую я внутренне считаю, может быть, основной – это издание книг и пакетов книг по предметным политикам, то, чего в стране нет, то, что надо предъявить как позицию сообщества, по крайней мере, экспертного сообщества, предъявить власти. Позавчерашнее выступление Президента в этом отношении многообещающее, потому что мы впервые услышали текст, в котором 90% содержания было порождено не в правительстве, а в неправительственных экспертных организациях. Кто разбирается в текстах, тот это просто прекрасно знает.

Самое главное, что издательство без авторов быть не может, издательство интересно своими авторами. И я, собственно, имею честь и удовольствие представить нескольких из уже почти дюжины изданных с апреля месяца авторов. Это: Юрий Шевцов, книга о феномене Белоруссии, которая была для меня на 85% новым явлением, хотя мне казалось, что я в Белоруссии бывал и что-то об этой стране знаю. Далее - Сергей Горяинов, который высветил совершенно забытую, незаслуженно игнорируемую сторону, увы, недавно отмеченной печальной бесланской трагедии, но, конечно, интересующийся темой гораздо шире, чем в этой только книжке издано. И старый друг мой лично и друг издательства Владимир Малявин, который упорно пытается научить нас восточной мудрости и в связи с этим издает одну книгу за другой, и наконец книжка вышла и в нашем издательстве, что чрезвычайно приятно.


Юрий Шевцов: Я был очень рад предложению опубликовать свою книгу в Издательстве «Европа», потому что белорусская аудитория мои подходы хорошо знает, а с русской аудиторией у меня еще никогда на таком уровне общения не возникало. К сожалению, в Белоруссии уж так сложилось, что в основном интеллектуалы находятся в очень жесткой оппозиции к Лукашенко, и, соответственно, это загнало их в маргинальную нишу. Я старался выйти, насколько мне это удалось, судить вам, за рамки обсуждения темы Лукашенко и раскрыть, насколько я это смог, систематизировано, то, что мне кажется феноменом Белоруссии.


Сергей Горяинов: Для меня предложение сотрудничества с издательством «Европа» было неожиданным. Я представляю общественную некоммерческую организацию Гражданский центр прикладных исследований, которая занимается довольно специфической задачей: мы исследуем каналы финансирования радикальных и террористических организаций и особое внимание уделяем внедрению этих организаций в сырьевые, прежде всего, в алмазный и оружейный трафики. Это достаточно специфическая задача, и круг нашего общения был узкоспециализированный. И вот от издательства поступило предложение написать работу по вопросам финансирования террористических и прежде всего чеченских радикальных организаций, про годовщину Беслана, затронуть и эту тему и ответить на вопрос: кто финансирует эту деятельность прежде всего в России? Тема весьма щепетильная. Хотел бы обратить ваше внимание, что в огромном потоке работ, посвященных терроризму, противодействию терроризму в России, момент финансирования этих организаций практически не освещен, по многим причинам. И мы считаем удачей, что и наши наработки, и та информация, которая нам стала известна по разным каналам, смогла быть изложена в этой книжке. Это чрезвычайно важная тема, потому что только понимание того, какие денежные потоки лежат в основе всех этих акций, именно эта вещь дает ключи, дает направления и технологии борьбы с этим злом. Вероятно, все вы следили по средствам массовой информации за последними событиями, за освещением годовщины бесланской трагедии и за теми полярными мнениями, которые сейчас сталкиваются и которые приводят к такому большому напряжению в обществе. Я думаю, вы обратили внимание, что дискутируются детали спецоперации, разные точки зрения существуют, почему она привела к таким трагическим последствиям, мы видели, сколько людей погибло. Но за этими спорами, за дискуссиями вокруг этих деталей практически напрочь исчезла тема – а кто, собственно, все это делал, кто все это заказал. Ну да, заказал Шамиль Басаев, он взял на себя ответственность и в последних своих выступлениях все это подтвердил. Но истинные причины управления этим процессом и структуры людей, которые стоят за ним, все время остаются в тени. И вот мы, с нашей точки зрения, если не считать книгу 99-го года, которая была издана только в Швейцарии и во Франции, и не имеет русского перевода, в какой-то степени попытались заполнить эту нишу, чтобы объяснить, кто на самом деле стоит за всеми этими акциями и на чьи деньги они происходят. Мы, конечно, очень благодарны издательству, которое взяло на себя смелость реализовать этот проект. Сейчас мы работаем с огромным количеством трофейных документов чеченских сепаратистов. Очень интересная вещь: этих документов очень много, тысячи, десятки тысяч, там есть финансовые документы всех калибров, от безграмотных расписок полевых командиров, до очень солидных расписок. Этих документов тысячи, и работа с ними сейчас продолжается. И то, что нам удалось выяснить на сегодняшний момент, и вошло в эту книгу.


Глазычев В.Л.: Никто не свободен от случайностей, мы знаем имя, мы видим человека, мы догадываемся, что это может быть интересно, но есть и определенная политика. Она проста, трехэлементна: первый элемент – горячие события. И на стенде вы могли видеть книги, которые издавались действительно стремительно – и оранжевая революция, и киргизский переворот, и андижанские события, но издавались в книжном формате. Выход книги, пусть даже тонкой, это психологически иначе воспринимается, чем статья, даже тонкую книжку человек ставит на полку, в отличие от журнала, которые очень трудно сохранить. Иногда мы их собираем, подшиваем, надеемся когда-нибудь к ним вернуться. Вторая линия – это попытка выйти на собственно предметные политики, то есть на факты, в первую очередь. И замечательно то, что сюжет, начавшийся с книжки о Беслане, я очень надеюсь, что мы его продолжим, и ваш труд обработки огромного массива фактов, которые часто скучны журналистам, неинтересны им, или неизвестны войдут в работу. Я надеюсь, и у нас есть очень любопытные планы, вот сидит автор книжки по поводу молодежных политических движений, это предмет, охваченный только газетными заметками, а феномен есть, его надо как-то осмыслить, его надо положить на полку. И наконец, третье – это ликвидация безграмотности, добрый старый тезис. И хотя пока нам удалось издать немного книг в этом жанре, и финансовые соображения тут мешают, но, например, вышла книжка замечательного немецкого экономиста, которая оказалась безумно актуальной сегодня, тема национальной экономии для нас сегодня вопрос выживания в значительной степени. Я надеюсь подготовить в ближайшее время книгу по работам Кропоткина, посвященных солидарности, теме, которая почти ушла из культуры сегодняшнего бытия. Ведь наша задача –нащупать те болезненные точки, которые требуют книжного формата и до сих пор его не получили. Это относится и к пониманию формирования истории российской ментальности. И у нас готовятся две книги, полярными их не назовешь, но одна с позиций российско-православно-цивилизационной доктрины, а другая, естественно, историческая, где гораздо важнее разобраться, что там происходило с запашкой в XVII веке, а может быть, дело вообще-то и не в том, что кто-то кого-то обидел, а в том, чтоземлица кончилась. И мы стараемся удержать внепартийную позицию, отчужденную позицию, это не значит, что у нас нет пристрастий, это не значит, что у нас нет позиций собственных, но кроме оголтелых фашистов мы готовы публиковать любой разумный, целостный, внутри себя органично связный текст. От этого очень естественный переход к моему другу Владимиру Малявину.


Владимир Малявин: Я не видел еще а готовом виде своей книги.Эта книга «Китай управляемый»– начало для меня, может быть, важнейшего для меня проекта. Я хотел бы внести свой вклад в осмысление того, чем занимаются предприниматели вообще. О чем идет речь? Речь идет о философии, если угодно, предпринимательства. Но мне кажется, мне удалось для себя, во всяком случае, найти те ориентиры, которые позволят выстроить эту тему в сравнении с тем, что пишется о предпринимательстве сейчас на Западе, я без ложной скромности хочу сказать, что есть попытка смотреть на эти вещи более серьезно. Короче говоря, книга эта касается искусства общения, речь идет о понимании предпринимательства как искусства и науки общения.Эти темы, конечно, требуют дальнейшей разработки. Мне приятно, что книга была издана в рекордно короткие сроки, и теперь вопрос, какова цена.Надеюсь, что цена ничтожно мала, я доверяю и преклоняюсь перед коллективом издательства, это высокопрофессиональные люди, и хочу их поблагодарить за внимание, за эту скорость и оперативность в издании материалов. Это означает, что кто-то был в них заинтересован, и это очень приятно.


Глазычев В.Л.: Дело в том, что автора просто надо любить, иначе этим делом заниматься бессмысленно, любить и чтить. Это не значит, что надо со всем соглашаться, иной раз можно убедить, что что-то лишнее, а что-то неплохо бы расширить. Я столкнулся с очень интересной вещью: мы готовим к изданию совершенно забытый текст генерала Де Голля. Это не те мемуары, которые писал президент Де Голль, ушедший в отставку, оскорбленный тем, что его бросила его родная Франция, а писал еще полковник Де Голль после Первой мировой войны. Этот небольшой текст называется «На острие шпаги». И самое интересное в том, кого цитирует автор, я имею в виду не политиков, не военных – кого он упоминает, на каких литературных опорах он строит свое видение будущего. И здесь весь смысл, если говорить о культуре редактирования. Очень хорошие переводчики, тем не менее, могут не понимать военной терминологии или ошибаться в ней. Даже очень хорошие переводчики, чтобы выяснить, а кто же такой какой-то генерал, который что-то там делал в середине XIX века под Севастополем , если уж на него ссылается Де Голль, то есть смысл это предъявить. Нам очень хочется восстановить некую культуру работы с текстом и с автором, естественно, когда он жив. И вот еще, в качестве примера, можно привести книгу о молодежи, автор которой находится в этом зале. Это был очень трудный проект, потому что и авторы книг не первой юности, а я уже и не второй, и поэтому писать о молодежи нам как-то странновато.


Павел Данилин: Если в двух словах, это не первая моя книга, которая вышла в издательстве «Европа», первая книжка - это практикум, как себя вести в случае опасности террористического нападения.Хотя мы выпустили ее после Беслана, она не имеет никакого политического значения, эта книга, которая нужна в любой школе, в любом другом учебном заведении, на предприятиях, в офисах.

Вторая книга – книга о молодежи. Это не молодежная политика, это именно книжка о молодежи – «Молодежь и политика». Тема была очень актуальна в начале этого года в связи с революцией на Украине, и в России она очень сильно педалировалась и, на мой взгляд, педалировалась чрезмерно. И поэтому я взял на себя смелость написать книжку о том, что такое современная молодежь и как она занимается политикой в России. Это, скажем так, книжка о разбитых иллюзиях в какой-то мере и книжка молодого человека, что, на мой взгляд, очень важно. И я очень благодарен господину Глазычеву, который провел ту самую липосакцию, резал по живому, убирал что-то, заставлял дополнить какие-то разделы. С ним было очень приятно работать. Спасибо.


Глазычев В.Л.: Спасибо. Ничего я там не вырезал, я вас только уговаривал. Я хотел бы к этому добавить, что ясам не считаю для себя возможным редактировать и издавать, не делая что-то сам. На нашем стенде есть маленькая работка, которую я проделал, это «Меню российских политических партий».


Вопрос: Не могли бы вы чуть подробнее остановиться на двух вещах: первое – как вы мыслите ваш проект, как затратное предприятие или коммерческое? И второй вопрос касается собственно проекта издательства: каков месидж, вы пытаетесь донести, является ли он политическим или он является просветительским, опираетесь ли вы на академическое сообщество, кого вы представляете и к кому обращаетесь?


Глазычев В.Л.: Спасибо большое, вопрос по существу. Первое: мы нагло мечтаем, что все-таки в пределах года-полутора мы выйдем на самоокупаемость, потому что, как ни странно, читатель у этой книги есть. Трудность – выйти на него, трудность – освоить систему распространения. Ряд договоров сейчас нам помог в этом отношении, и я надеюсь, что потихонечку книги «выдвинутся» из Москвы, из Петербурга и будут распространяться по России и ближайшему зарубежью. Это очень важно, потому что, что бы ты ни написал, если ты будешь сидеть на пачках книг, то долго не продержишься. Задача – выйти на самоокупаемость, а пока это затратный проект. Что касается второй части вопроса -мы опираемся не на академическое сообщество, потому что на девять десятых академическое сообщество не желает говорить о насущных проблемах, оно говорит о своем. Это, скорее, голос экспертного сообщества, а экспертное сообщество с академическим складывается, но довольно сложно, потому что втягивает в себя самых разных людей, от бизнеса, от политики, бывших ученых, оскоромившихся практикой, практиков, оскоромившихся теоретизированием по поводу своего дела – вот эти люди нам наиболее интересны, честно говоря, то есть мы ищем многостаночников – раз, обладающих достаточным академическим горизонтом – два, а при этом всерьез готовых отвечать на вопросы, простые и поэтому безумно трудные. Вроде того: что такое жилищная политика? Вот сейчас я монтирую такую книжку, это, видит Бог, дико тяжело, готового автора для такой книжки физически нет. Значит, это нужно монтировать как сборную конструкцию из самых разных засечек от разных экспертных сообществ. Что такое политика в сфере образования? Как бы я нежно ни относился к господину Фурсенко, он человек академический, духовно близкий, но он не может описать политику в сфере образования, поскольку он внутри ведомства. Значит, необходимо дополнить людьми из экспертных журналов, это одни люди, и сумасшедшими, которые пытаются делать реальные реформы в разных частях страны, это другие люди. Поэтому это открытый проект, он сам себя лепит.


Вопрос: На кого вы ориентируетесь, кто, в Вашем представлении, Ваш читатель?


Глазычев В.Л.: Можно я отвечу грубо? Никакого отношения к социологии и ее инструментам наш читатель не имеет. Потому что когда речь идет о тиражах - тысяча, две, три тысячи, работа с большими множествами, к чему привыкла социология, здесь просто не играет. На самом деле нам надо выманить из норок тех индивидов, которые оказываются в одном случае в штабах губернатора, и такие есть, в другом случае- в бизнесе, и такие тоже есть, в третьем – этолюбители книг в чистом виде, они тоже есть. Строго говоря, это попытка выманить на свет тех странно присутствующих в социально-психологическом пространстве страны индивидов, по закону больших чисел их больше, чем тираж, который мы издаем, главное – до них добраться, главное – их выманить на свет. Но как это получится, посмотрим. По некоторым книжкам уже получилось, тиражи разошлись очень быстро и полностью. Мы никак не ожидали, что Фридриха Листа придется переиздавать.


Интернет-журнал «Новая политика»: Н ет ли опасности перед вашим издательством, если взять книги – оранжевая революция, киргизский переворот, Россия – санитарный кордон, – не снижается ли звучание отчетливо выраженным пропагандистским контекстом?


Глазычев В.Л.: А я не уверен в отчетливо выраженной пропагандистскости контекста. Вот, к сожалению, Лена Афанасьева не смогла здесь быть, это ее позиция, это ее нормальная позиция, и я эту позицию разделяю, которые реально видят, что все-таки угроза для России есть, и излагают свою позицию чрезвычайно последовательно. Жестко партийной позиции издательство не занимает. Когда я делал свою книжечку по программам политических партий, я написал в предисловии, что это написано с позиции несуществующей партии ПЗС – партии здравого смысла. Вот если нам удастся удержаться на позициях здравого смысла как главного критерия и при этом обязательно давать голос разным позиционерам, если это не лозунги, не проповеди, а последовательное изложение взглядов, видит Бог, следующая серия книг, которые выйдут в октябре, расширит это представление. Вот, например, книга по Белоруссии. Автор не за Лукашенко, не против Лукашенко, он пытается нам объяснить, что же это за удивительная страна, о которой мы не имеем ни малейшего, как выясняется понятия. Вот это главное – найти плохо известное, попробовать его объяснить. Повторяю, единственный критерий – здравосмысленность, незашоренность. По крайней мере, так мы пытаемся поступать.


Вопрос: Будет ли эта книжка распространяться в Белоруссии?


Глазычев В.Л.: Обязательно. Более того, я абсолютно убежден, что это важно, потому что тоже предъявит белорусскому руководству и его элитам разным, которые сегодня оказываются в позиции жесткой политической конфронтации, третий взгляд, возможность нахождения третьего взгляда. Обязательно и непременно, и не только в Белоруссии, постараемся максимально использовать наши связи, чтобы эти книги были и в Литве, уж по крайней мере, и в Польше, и на Украине, вне всякого сомнения – это задача просто номер один. Нельзя жить в консервной банке под названием Российская Федерация.


Шевцов Ю.: Когда я делал этот текст, я его не делал политическим, это не оппозиционная книга. Но эта книга, в большей степени рассчитана не на белорусского читателя.


Вопрос: У меня вопрос по тексту об издательстве. Здесь написано, что издательство «Европа» ставит перед собой задачу возродить в России и СНГ институт актуальной политической книги. Если возродить, то что для вас анналы, которые вы хотите возродить? И второй вопрос: почему – «Европа»?


Глазычев В.Л.: У меня есть несколько идеалов, имеет человек право иметь идеалы. Вот для меня, например, идеалом является книга министра иностранных дел Италии Франческо Нитти, изданная у нас, в СССР, в двадцатые годы. Блистательный прогноз, показавший, что произойдет после Версальского мира, с точным до года определением 29-го года великого экономического кризиса и 39-40-й год – начало Второй мировой войны. Франческо Нитти никто не хотел слышать, но эта книга не только была издана, но была у нас переиздана, что чрезвычайно существенно. Второе: недаром я сказал – мы очень хотим издать Кропоткина. Не того Кропоткина, который из мультфильма, так сказать, а того, для которого главным было сотрудничество, кооперация в высоком духовном смысле, а не только в узко предпринимательском, то, что как раз забыли. Я мечтаю о том, чтобы вытащить все, что у нас есть, вытащить сюжеты конструктивного делания.


Вопрос: А есть ли у Вам какие-то меры безопасности для авторов, ведь Вы выпускаете очень серьезные книги, достаточно сказать о книге представленной сегодня или, касающейся андижанского сценария и т.д.


Глазычев В.Л.: Мы не ФБР. Это вопрос риска, который берет на себя автор. Наше дело здесь ему помочь, мы не можем ни его подтолкнуть это делать, ни сказать: нет. Это вопрос личного выбора, наша политика – уважение к этому личному выбору. Увы, других средств у нас нет.

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум